rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Животные

Опубликовано • Отредактировано

Колючая проволока, камеры и охрана: эколог о китовой тюрьме в Приморье

media
Впервые о «китовой тюрьме» стало известно в октябре 2018 года Press Service of Administration of Primorsky Krai/Alexander Safr

Белух и косаток, которые содержатся в «китовой тюрьме» рядом с Находкой в Приморье, могут выпустить в океан. Об этом рассказал губернатор Приморского края Олег Кожемяко на брифинге после визита команды океанолога Жан-Мишеля Кусто.
 


Сейчас в вольерах содержатся 10 косаток и 87 белух, которых хотели незаконно перепродать в Китай. За их освобождение журналисты и экологи борются с октября 2018 года.

О том, действительно ли заявление главы региона позволит освободить животных, а также о том, что собой представляет «китовая тюрьма», RFI рассказал руководитель региональной общественной организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын.

RFI: Привел ли визит делегации Жан-Мишеля Кусто к значительному изменению ситуации, и действительно ли животных выпустят в ближайшее время?

Дмитрий Лисицын: Подвижки есть. Было подписано совместное с губернатором Приморского края заявление о стремлении к выпуску всех животных. Это хорошая подвижка, но, конечно же, до выпуска или даже до юридически значимого решения о выпуске пока что очень далеко.

Губернатор юридически и формально не имеет отношения к морским животным. Это полномочия исключительно федеральных, а не региональных властей — в первую очередь Росрыболовства и Росприроднадзора. В данном случае именно Росприроднадзор является ключевым ведомством, которое давным-давно должно было не заявление сделать, не меморандум подписать, а принять юридически значимое решение об изъятии этих животных из незаконного владения и их выпуске в естественную среду.

«Китовая тюрьма», в которой содержатся косатки, действует на легальных основаниях? Как закон защищает животных в этой ситуации?

«Китовая тюрьма», о которой идет речь — ее часто называют центром адаптации морских млекопитающих, — не является законной. Об этом есть соответствующие письма и ответы уполномоченных органов: и прокуратуры, и Росприроднадзора. Любое использование морской акватории должно базироваться на документах, которых нет и не было. Участки морской акватории, используемые для размещения вольера, не переданы в пользование никому. Они самовольно захвачены.

Для ведения деятельности в акватории нужно заключение государственной экологической экспертизы. Это заключение отсутствует — обо всем этом есть официальные ответы госорганов. Насколько мне известно, по этому поводу возбуждены административные дела.

Закон слабо защищает китообразных от отлова, а точнее прямо разрешает вести отлов так называемых «малых китообразных» — косаток, белух, дельфинов — для использования их в «культурно-просветительных и учебных» целях. Под этим термином как правило скрываются развлекательные цели — океанариумы, дельфинарии, зоопарки.

Всего в бухте Средняя держат более ста млекопитающих Press Service of Administration of Primorsky Krai/Alexander Safr

То есть проверяющие органы смущало лишь отсутствие разрешения на использование акватории? Если бы эти документы были получены, то «китовая тюрьма» считалась бы законной?

В общем, да. Запрета таких «китовых тюрем» нет. Но они для этого должны быть учреждениями, ведущими «культурно-просветительскую деятельность». Но в законе также нет никаких норм, которые бы позволяли вот так вот наловить китов и держать их в неволе.

Вы можете описать, что собой представляет эта «китовая тюрьма»?

Такой пирс в бухте, к которому пришвартованы плавучие вольеры. Каркасы из сваренных труб, понтоны без дна. Вместо дна — большой мешок из двойной сети. Есть закрытые вольеры — у них крыша из пластика, как в теплицах для овощей. Там содержатся косатки. В открытых — белухи.

Все это огорожено двойной стеной из колючей проволоки под очень серьезной охраной. В вольерах — круглосуточное освещение. Стоят видеокамеры. Все вольеры огорожены поясом защиты по периметру. Все это сделано для того, чтобы никто тайно не подплыл, не перерезал и никого не освободил. Ну, и чтобы киты сами не сбежали. Сбежать оттуда фактически невозможно.

Сколько сейчас там осталось косаток и белух? Три белухи, как сообщали СМИ, погибли…

Да, еще одна косатка, скорее всего, погибла, детеныш. Когда мы были там январе, он уже находился в очень тяжелом состоянии, практически не плавал, с большим трудом дышал. Было видно, что он вряд ли выживет.

Всего там сейчас 10 косаток и 87 белух.

Сколько времени осталось у зоозащитников для того, чтобы выпустить косаток в открытый океан?

Чем скорее, тем лучше. Надо четко понимать, что у людей в отношении животных очень часто срабатывает принцип антропоцентризма, то есть люди оценивают ситуацию со своей точки зрения. Вот представьте, где вам будет удобнее: в этих сетках, где за вами ухаживают, или в открытом, неизвестном океане?

На самом деле все наоборот — животные приспособлены миллионами лет эволюции для жизни в океане. И они никак не приспособлены к жизни в этих маленьких, вонючих закрытых вольерах.

Белухи приспособлены к питанию живой рыбой, а косатки — вообще тюленями. Этих косаток там кормят мертвой мороженой рыбой.

То есть для них абсолютным, непререкаемым благом является свобода. 

Сколько косатки еще могут выжить в неволе? Месяцы, годы?

Трудно сказать. При правильном уходе какое-то количество лет они там могут продержаться. Но самое сложное для них — зимовка. В этом году ее не все перенесли, хотя зима и была аномально теплой. Я был там в разгар холодов, самое суровое время — и было видно, как животным тяжело справляться с этой проблемой. Белухи там, где их никто не пугал, крутились буквально как белки в колесе. У них вольер был почти целиком покрыт льдом. Работники «китовой тюрьмы» вычищали вольер, убирали, но само их присутствие и долбежка льда — большой стресс и испытание для животных.

Если их оставить еще на зимовку, с большой вероятностью часть животных погибнет.