rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

КНДР Ядерное оружие Вооружения Дипломатия США Интервью

Опубликовано • Отредактировано

Война практически неизбежна: Павел Фельгенгауэр о ситуации в КНДР

media
Военный обозреватель «Новой Газеты» Павел Фельгенгауэр

Денис Стрелков

В воскресенье, 3 сентября, Северная Корея провела шестое ядерное испытание. В Пхеньяне объявили об успешном испытании водородной бомбы. По оценкам Сеула, мощность взрыва могла составить 100 килотонн — это в пять раз больше, чем мощность бомбы, сброшенной на Нагасаки в 1945 году. В интервью русской службе RFI военный обозреватель «Новой Газеты» Павел Фельгенгауэр рассказал, является ли это испытание прорывом для Северной Кореи, на чью сторону в противостоянии между США и КНДР встала Россия и насколько выросла вероятность ядерной войны.


Павел Фельгенгауэр: Судя по энергетическому выходу, там действительно было усиление с помощью лития или трития. Это технологии, извиняюсь,  60-70-ти летней давности. Все ядерные устройства и ядерные блоки, которые есть у ядерных держав, используют тяжелую воду, тритий. Все они водородные. И все комбинированные. На заре ядерной эпохи были урановые бомбы, плутониевые бомбы, а потом энергетический выход научились усиливать и регулировать с помощью тяжелой воды. Это следующий шаг.

Энергетический выход они (КНДР) сумели усилить. Но что они смогут сделать дальше?

Неизвестно, было ли это ядерное устройство или боевой блок. Они (КНДР) говорят, что боевой блок, но вполне возможно, что это было устройство, которое не годится для реального оружейного применения.

RFI: Есть ли вероятность, что технологически Северная Корея находится на том же уровне, что другие ядерные державы, так называемый официальный клуб?

Да, на том же, что другие ядерные державы 20 лет назад.

Значит ли это, что ни США, ни России совсем не нужно волноваться?

Почему же, волноваться нужно. Хотя все это устарело, но людей вполне убивает.

На Ваш взгляд, почему испытания проведены именно сейчас, в момент эскалации конфликта, ведь уже год испытаний не проводилось?

КНДР надеется войти в режим ядерного сдерживания с Америкой. Существует такая гипотеза, что если у тебя есть ядерное оружие, то ты находишься в абсолютной безопасности, никто тебя не посмеет тронуть. Это иллюзия, но они (КНДР), очевидно, в это верят. Они стараются запугать американцев. Это ядерный шантаж, чтобы США вступили с ними в переговоры, дали им гарантии безопасности, сняли санкции.

Трамп решительно откажется от того, чтобы вступать с ними в отношения ядерного сдерживания, и сейчас война практически неизбежна. Вероятность — процентов восемьдесят. Проблема в том, кто будет виноват, кто будет формально агрессор. Если американцы не будут вести с КНДР никаких  существенных переговоров, будут наращивать давление, и возможно, введут дополнительные блокады. То есть будут давить все сильнее, чтобы северокорейцы где-то ошиблись и совершили какую-то провокацию, которую можно объявить агрессией. А после этого американцы, имея на руках  хороший предлог, уничтожат Северную Корею.

Существует возможность дипломатического решения вопроса. Об этом только что объявил глава Пентагона, отставной генерал Джеймс Мэттис. Если КНДР капитулирует сейчас, согласится разоружиться под международным контролем — причем очень жестким международным контролем, практически частичной оккупацией страны — тогда им разрешат дышать.

Они столько сил вложили в ядерное оружие, считая, что это даст им богатство и безопасность, и они будут продавать это тем, у кого есть деньги, по всему миру. И главное, это практически неизбежно начнет быстро распространяться по всему миру, потому что Северная Корея всегда все, что она делает, продает всем желающим. И ядерные, и ракетные технологии, продает направо и налево, кому угодно. Ирану, Пакистану, Йемену. Могут продать Саудовской Аравии, могут Алжиру, например.

В конечном итоге, в ближайшие годы это может оказаться в руках террористических организаций: либо им это оружие могут продать, либо какие-то экстремистские организации могут прийти к власти в стране, которая до этого купит у Северной Кореи ракетно-ядерные технологии. Это не региональная проблема, как говорит российский МИД, это глобальная проблема. Если их оставить в покое, то через несколько лет у нас будет до  десяти-пятнадцати ядерных держав в мире. Причем некоторые из них весьма авторитарные и неустойчивые.

Насколько велика вероятность того, что Северная Корея первой нанесет удар?

Какой-то удар они могут нанести. Например, выстрелить в направлении Гуама, или в направлении Аляски. Или нанести удар по какому-нибудь американскому кораблю в Японском море или где-то недалеко от Кореи. Есть разные варианты развития военных действий, но есть и варианты, где в результате этих действий погибнут миллионы людей.

У Пхеньяна не будет другого выхода: северокорейцам придется все время повышать ставки, надеясь, что американцы все же перепугаются. Но этого, скорее всего, не будет.

Россия, на ваш взгляд, в этом конфликте займет какую сторону?

Россия в этом конфликте на стороне Кореи, потому что сейчас мы — враги с Америкой. Это правило игры с нулевой суммой. Что плохо для Америки, хорошо для России. Российские военные не видят существенной угрозы в северокорейских программах, считают это региональной проблемой, причем проблемой американцев, японцев и корейцев, то есть тех, кому мы ничего хорошего не желаем.

Не то чтобы мы — союзники с Северной Кореей, нет. И воевать мы за нее не будем. Но если американцам будет плохо, в Москве надеются, что они начнут с ними переговоры и пойдут на уступки: вступят в отношения ядерного сдерживания. И вот это американское унижение будет воспринято в Москве как большая победа.