rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
  • «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля получил фильм «Паразиты»

COP21 Гринпис Экология Климат

Опубликовано • Отредактировано

Greenpeace: «Гарантий достижения целей СОР21 в итоговом соглашении нет»

media
Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России (greenpeace.org)

Парижская климатическая конференция COP21 закончилась в субботу, 12 декабря, подписанием итогового соглашения. Сразу после того, как текст этого документа стал доступен участникам, его прокомментировал для RFI Владимир Чупров, руководитель отдела энергетики российского отделения международной экологической организации Greenpeace.


Владимир Чупров: Из главного можно отметить, что в тексте появилась привязка к 1,5 градусам. Правда, не как цель, а как стремление к цели, а зафиксирована цель в 2°. Зафиксированная цель — главное достижение Парижской конференции, и все остальное должно будет подстраиваться под нее.

В том, что касается механизмов достижения этой цели, не все так гладко, потому что страны сами определяют свои цели по сокращению эмиссий. Заранее очевидно было, что это нельзя будет преодолеть. Каждая экономика будет сама себе ставить планку. Нынешняя планка ведет к 3° потепления, что не является решением, тем более, что 3° могут легко превратиться в 4°. Это первый плюс и первый минус. Из хорошего еще — это то, что до 2025 года зафиксирована помощь развивающимся странам со стороны экономически развитых стран в размере 100 миллиардов долларов ежегодно для адаптации и для сокращения эмиссий, и это тоже очень хорошо. Были опасения, что эта помощь будет идти только до 2020 года.

Остался механизм пересмотра национальных обязательств, но начиная с 2025 года. Это, конечно, жаль. Можно было и пораньше. Включены леса, проблемы сохранения лесов и других стоков отражены, и это тоже очень хорошо.

То есть Greenpeace устраивает этот текст?

Ни да, ни нет. Я процитирую директора международного Greenpeace, который сказал, что мы получили колеса, теперь нужно набирать скорость. Скорость пока маленькая и не позволяет нам выйти на заявленную цель в 2°, ни приблизиться к цели, о которой нам говорят ученые: что к середине столетия нужно вообще отказаться от сжигания углеводородного сырья. Поэтому Парижская конференция — это не конец истории, а ее начало, и парижское соглашение играет роль отправной точки. Она не амбициозна, но у нее хорошее направление и цель.

Правильно я понимаю, что идеальная цель — не превысить дальнейшее потепление на 2°, и при этом каждая страна будет ставить перед собой конкретные цели, и нет никакой гарантии, что эта цель будет достигнута?

В том тексте, который сейчас есть, таких гарантий нет. Гарантией явился бы подход, при котором Конференция сторон или другой международный орган определил бы для каждой страны цель, а страны стали бы менять под это свои законодательства и инвестиционную политику. Оптимальная гарантия — когда процесс идет сверху вниз. Пока процесс идет снизу вверх, и страны сами определяют себе цели в зависимости от экономических возможностей и — давайте говорить честно, — уровня лоббистских возможностей нефте-газо-угольной промышленности, гарантий никаких нет. И сегодня лобби очень мощно представлено практически во всех странах, Россия в данном случае не исключение, можно упомянуть и США. А те процессы, которые начинаются по развитию зеленой энергетики (зеленая, ветровая и солнечная энергетика вышли на 5% в общем балансе мировой экономики), приводят к тому, что часть инвесторов уходят из угледобывающего сектора, и даже из нефтегазодобывающего. Мы надеемся, что это выйдет на скорость, на экспоненту в ближайшие годы.

Вы произнесли цифру, внушительную сумму — 100 миллиардов долларов в год помощи развивающимся странам. Как получилось, что загрязняют атмосферу развитые страны, а деньги получают развивающиеся. Это что, компенсация за причиненные неудобства?

Выплата компенсация за ущерб от изменения климата — это отдельная статья, она существует в парижском соглашении. Это о другом. Например, почему островное тихоокеанское государство Тувалу ушло под воду? Это десятки тысяч людей, которые лишились своей земли. Но 100 миллиардов предполагается давать на то, чтобы слабо развитые страны смогли приспособиться к засухам, наводнениям. Такие технологии сегодня есть. Они дорогие, но эти деньги должны помочь.

С другой стороны, эти страны должны получить шанс перейти непосредственно к зеленой энергетике, не проходя по циклу «угольная — атомная — ветряная». Они должны получить помощь для того, чтобы перейти сразу к зеленой, децентрализованной энергетике без климатического следа. Это не компенсация за прошлый ущерб, хотя с морально-этической точки зрения это тоже можно рассматривать. Это практический подход, который состоит в том, что выбросы осуществляют все, а деньги есть не у всех. Так что спасение утопающих нашей общей лодки нельзя осуществить только за счет сокращения эмиссий, например, США. Я говорю даже не про Индию и Китай. У нас Африка на подходе. Там растет население, развивается угольная промышленность.

Продолжается и история с климатическими мигрантами, когда десятки и сотни тысяч людей хлынули в Европу. Это связано и с климатическими условиями. Например, с нехваткой воды. То, что сегодня происходит с политическими эмигрантами, — цветочки, по сравнению с климатическими мигрантами. Это могут быть сотни миллионов человек. Так что 100 миллиардов — не такая большая сумма. Это меньше 10% от того, что человечество тратит на войны, на вооружение. Чтобы перейти к зеленой энергетике, нужно в год тратить примерно триллион долларов. На данный момент развивающиеся страны вышли на планку 200 миллиардов, и еще 100 миллиардов теперь придет от так называемого Климатического фонда. То есть нам все равно не хватает сотен миллиардов для избежания катастрофы.

Оговорен ли в новом документе механизм проверки распределения и использования этих средств?

Наши юристы утверждают, что механизма контроля и мониторинга нет. Но есть мониторинг ревизии и технического контроля по программам стран по сокращению эмиссий. Но что касается 100 миллиардов, ответ — нет.

Каковы сроки введения в действие этого соглашения?

Подписание и ратификация — разные вещи. Страны договор согласовали и подписали. Дальше пойдут национальные процессы по ратификации. Без ратификации договор — это просто бумага. Барак Обама, скорее всего, подпишет. Говорят, что Китай не очень доволен. Саудовская Аравия недовольна, она была категорически против упоминания 1,5°. Так что нашли формулировку «ни нашим, ни вашим».

Дедлайна ратификации нет. Но условием вступления соглашения в силу является ратификация 55-ю странами с суммарными выбросами 55%, то есть больше половины. Условия ратификации довольно легкие.