rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Туркменистан Россия Евросоюз Афганистан США

Опубликовано • Отредактировано

Журналист Руслан Мятиев: «Туркменистан не откажется от политики нейтралитета»

media
Pуководитель сайта «Альтернативные новости Туркменистана» Руслан Мятиев, 2008 год. Facebook

В Туркменистане 2015 объявлен годом нейтралитета и мира. О том, как Евразийский союз, газовая дипломатия и вывод войск США из соседнего Афганистана могут повлиять на нейтральный статус, провозглашенный Туркменистаном в 1995 году, в интервью RFI рассказал Руслан Мятиев, руководитель сайта «Альтернативные новости Туркменистана».


Журналист Руслан Мятиев 08/01/2015 Слушать

RFI : Сейчас мы наблюдаем развитие интеграционных процессов в регионе, в частности запуск проекта Евразийский союз, куда вошли Россия, Казахстан, Беларусь, Армения. Может ли в данном контексте Туркменистан отказаться от политики нейтралитета, которую вел в течение последних 20 лет?

Руслан Митиев: Я так не думаю, потому что нейтралитет для Туркменистана – это все. Учитывая и географическое расположение страны и те несметные природные богатства, которые Туркменистан имеет. Я думаю, что даже речь не идет о том, чтобы отказаться от политики нейтралитета и присоединится к каким-то региональным проектам. За годы независимости роль России несколько ослабла именно по отношению к Туркменистану. Роль сыграл и нейтральный статус и, вообще, политика России 90-х годов – ельцинский период, когда сама Россия ослабевала и ей было не до того, чтобы контролировать Туркменистан или удерживать его каким-то образом. Поэтому даже если у России есть какой-то гипотетический список стран, которые она хотела бы вовлечь в этот Евразийский союз, то я думаю, Туркменистан в этом списке был бы последним или одним из последних.

Туркменистан развивает сотрудничество с Западом. Власти заявили о запуске процесса вступления в ВТО. Хотелось бы коснуться вопроса газовой дипломатии. Туркменистан в последнее время уменьшил количество экспортируемого газа в Россию и наращивает объемы экспорта в Китай и Иран. Является ли газовая дипломатия гарантией нейтралитета Туркменистана?

Скорее, это можно назвать некой «газовой дипломатией» между этими странами. Да, вполне. Потому что, как сейчас видится, у Туркменистана есть ограниченный рынок сбыта своего газа: это, по сути, Китай, куда и Россия сейчас стремится попасть. Что касается Ирана, то там объемы будут, скорее, уменьшаться, потому что Иран заинтересован в том, чтобы самому добывать свой газ, который у него имеется. Единственная проблема – это сложность его добычи. А что касается других каких-то проектов, например, Транскаспийский газовый проект, то я не думаю, что это в ближайшей перспективе будет осуществимо, потому что «рука России», роль России здесь чувствуется. Довольно-таки сильная рука. Иными словами, Россия не позволяет пока Туркменистану вовлечься в этот процесс, в этот проект, потому что Россия сама заинтересована в том, чтобы поставлять газ Европе.

Известно, что Туркменистан очень закрытая страна и режим далек от демократии. На фоне развития отношений с Западом имеется ли какой-то прогресс в сфере прав человека и гражданских свобод?

Я бы не сказал, что в Туркменистане есть какие-то процессы в сторону открытия Западу, потому что обсуждение вхождения в состав ВТО – это далеко не показатель того, что Туркменистан стремится открыть себя Западу. Причем, сейчас, если почитать туркменские СМИ, которые очень часто, всегда хвалятся какими-то намерениями страны или успехами, сейчас вопрос вступления Туркменистана в ВТО даже в местных СМИ не обсуждается, не поднимается. Это не что-то такое первостепенное, значимое, вопрос сейчас об этом не стоит, поэтому и о каком-то улучшении ситуации с правами человека в стране тоже говорить не приходится. Могу самый свежий пример привести: в начале года в стране вступил в силу закон «Об интернете». Он подразумевает некую ответственность для тех лиц, которые будут в сети либо о президенте что-то плохо говорить, либо какие-то делать призывы к свержению власти или конституционного строя. И уже известно, что многие люди страдают от этого закона – были прецеденты буквально в течение недели последней. Несколько человек вызывались, мягко говоря, «на ковер», с ними беседовали, что нельзя обсуждать в сети такие вещи и т. д. Несмотря на все заявления, что в Туркменистане все права человека соблюдаются, это на самом деле не так, и есть даже тенденция к ухудшению.

Уточним, что в Туркменистане только чуть более 5 процентов граждан имеют доступ к Интернету. Еще к вопросу нейтралитета, хотелось бы задать вопрос о безопасности. В конце прошлого года США объявили о выводе войска из Афганистана. В последнее время поступали сведенья об активизации талибов в приграничной с Афганистаном провинции Фарьяб. Могут ли российские пограничники, покинувшие Туркменистан в 1998 году, снова вернутся на границу.

Нет, я так не считаю. Опять-таки, это нейтральный статус страны, которым она гордится. А так же то, что в последние годы (я имею в виду, когда пришел к власти Гурбангулы Бердымухаммедов) туркменская армия довольно-таки прилично модернизировалась. И, насколько я знаю, сейчас со стороны международных организаций таких, как ОБСЕ проводятся различные обучающие тренинги, семинары для спецслужб Туркменистана, пограничников, МВД, госнарококонтроля и других. Поэтому, я думаю, если будет какое-то ухудшение ситуации в Афганистане, в приграничных территориях с Туркменистаном, то Туркменистан, скорее всего, будет рассчитывать исключительно на свои собственные силы.

И опираться на опыт западных коллег?

Знаете, там масштабы не такие, что приезжают инструкторы, которые охватывают очень большое количество туркменских пограничников, допустим. Такие мероприятия проводятся, но они не так часты и не так масштабны, как нам кажется. На каком-то тренинге может быть 20-30, максимум 50 человек.

То есть с выводом войск из Афганистана и в случае дестабилизации ситуации Туркменистан не будет рассчитывать на помощь России?

Нет-нет, я так не думаю. Туркменистан, скорее всего, будет наблюдать за ситуацией и, по мере ухудшения ее, будут какие-то меры предприниматься. Потому что Туркменистан уже сейчас, зная, что силы коалиции будут выведены в скором времени, предпринимает некие шаги – укрепляет границу свою, , ограждения ставятся. Афганцы, кто живет в приграничных районах, не очень довольны этими действиями, потому что считают, что Туркменистан у них территорию отбирает. Но, тем не менее, Туркменистан готовится к этому, готовится к любому развитию событий.