rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Приднестровье Украина

Опубликовано • Отредактировано

«Раз Ленин есть, пускай он будет», — украинские школьники Приднестровья

media
Ученики украинского лицея в Тирасполе http://rutlk.ru

В Приднестровье часто можно услышать, что левый берег Днестра — край многонациональный. Согласно Конституции непризнанной 25-летней республики, официальных языков здесь целых три: молдавский (на основе кириллической графики), русский и украинский. Впрочем, говорят все на русском, а школы, где обучение ведется на двух других языках, можно пересчитать по пальцам. Специальный корреспондент RFI отправилась в единственный в Тирасполе украинский лицей, чтобы узнать, что там думают о событиях в Украине, и где видят свое будущее.


Будущее с Украиной или без

По адресу улица Карла Маркса 14, в центре Тирасполя, находится единственный в столице непризнанной республики украинский лицей. В этом году он отпраздновал свое пятилетие. Раньше в коричневом здании за зеленым забором находилась русско-украинская средняя школа № 1. Она была открыта еще в 1944 году. Изначально здесь учились только мальчики, но через десять лет школа получила статус смешанной. В начале нулевых здесь же появился Украинский теоретический лицей. Именно на основе слияния двух заведений в 2010 году открылся «лицей-комплекс». А недавно к нему добавился музей-театр имени Тараса Шевченко. Здесь хранятся репродукции известных работ поэта и художника, есть и зал для театральных постановок.

В этом году в украинском лицее по случаю 25-летия создания ПМР провели «урок мира». Как сообщает сайт лицея, в ходе урока «вспомнили трагические и героические страницы истории, почтили память тех, кто отдал свою жизнь за родной край». Среди погибших «в результате агрессии Молдовы против Приднестровья были и выпускники этой школы», — напоминают учителя.

Ученики украинского лицея в Тирасполе http://rutlk.ru

Завуч по научной работе Ирина приехала сюда из Винницы. «В 1999 году из Министерства просвещения Приднестровья поступило приглашение на 28 человек. В Украине работы не было, пятеро решились приехать преподавать в Тирасполь», — рассказывает учитель. Все обучение ведется на украинском языке, но историю Украины учат факультативно. Деньги на школу выделяет местный бюджет — Киев финансово не помогает. По окончании лицея ученики едут поступать в вузы Молдовы, России или Украины.

Дирекция школы говорит, что за несколько лет количество учащихся резко сократилось. Связывают это, в частности, с конфликтом на востоке Украины. «Раньше большинство учеников поступало в украинские вузы, теперь же нельзя сказать, что те, кто приходит сюда учиться, связывает свое будущее с Украиной. Просто есть украинские семьи, которые берегут украинские традиции, культуру, язык и хотят передать это своим детям через школу», — объясняет Ирина.

Некоторые приезжают сюда учиться из соседней Одесской области. Объясняют свой выбор хорошим качеством образования. При лицее есть общежитие для иногородних. Рассчитано оно на 50 человек, но живут там всего 15 учеников.

«Вот — душевая, а вот кухня. Мои дети сами стирают, еду себе готовят», — гордо показывает общежитие дневной воспитатель, прогуливаясь по коридорам здания. Сама Марина — молдаванка. «Я плохо говорю на украинском, я лучше пою», — говорит она с улыбкой.

«Неизвестно, что там будет завтра»

На вопрос, как здесь смотрят на события в Украине, преподаватели отвечают неохотно, но ученики признаются, что тема — наболевшая. 16-летняя украинка Настя родом из Одесской области. Ее родители остались жить там, а девушка приезжает к ним только на каникулы. Каждый раз, пересекая границу, она говорит, что испытывает жуткий дискомфорт.

«Однажды я ехала к родителям. Это было на Пасху. На приднестровской таможне проверили документы и отпустили, все-таки праздник, они тоже хотят отдохнуть и понимают нас. А на украинской стояли люди в бронежилетах, с автоматами, всюду были камеры, все проверяли. Это так было обидно. Обращались не как с людьми, которые хотят вернуться домой. Смотрели странно. Мол, ведь Приднестровье связанно с Россией…», — рассказывает ученица.

В этом году Насте поступать в университет. Она хотела ехать в Кишинев, но для этого необходимо получить специальный аттестат, которого у нее нет, поэтому ученица решила идти в тираспольский вуз.

«А в Украину? С этим положением я не хочу туда ехать. Не то, что я не люблю Украину, просто неизвестно, что там будет завтра. Я стараюсь по телевизору не смотреть новости, потому что я начинаю сразу плакать. Моя мама родом из Донецка. Я там часто бывала в детстве», — рассказывает Настя.

— Лично для вас, как для украинки, что значит «ЛНР» и «ДНР»?

— Ой, если бы я знала, что это такое, — вздыхает девушка. — Когда я приехала сюда, я заметила, что здесь очень много Ленина. Он мне не мешает, наоборот, если бы люди выступали против него, меня бы это затронуло. Мне это привито с детства. Раз Ленин есть, пускай он будет. Памятники убирать, крушить — это все не нужно. Это неуважение к прошлому.

— Кстати, в Приднестровье отмечают 7 ноября. Что для вас значит этот праздник?

— Выходной день, — смущенно посмотрела Настя, забыв, что в этот день здесь отмечают годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Кроме Приднестровья, этот праздник на постсоветском пространстве сохранился еще и в Беларуси.

Маки или георгиевские ленточки

Дебаты о Ленине и 7-ом ноября лицеисты не ведут, зато не на шутку спорят о символах Дня Победы. В этом году в Украине впервые в европейском духе отметили победу над фашизмом, выбрав вместо георгиевской ленточки красные маки.

«Я — за георгиевскую ленточку. Мой прадед воевал, у нас в селе есть мемориал славы, там есть его фамилия. Я горжусь им. У меня вторая бабушка — дитя войны. …Она мне рассказывала, как они пережили войну. Это были мои детские истории ужасов. Обидно, что люди забывают о тех, кто воевал ради того, чтобы они теперь жили мирно. Они это все решили перечеркнуть. Отреклись от памяти, от георгиевской ленточки, от знака этого уважения и прицепили маки…», — возмущается Настя.

К разговору присоединяется девятиклассник Миша. Он тоже из Одесской области. В лицее он и вне занятий говорит на родном украинском. Мальчик уже решил, что поступать поедет в Украину. Отец Миши воевал против сепаратистов в Донбассе, полгода провел на фронте, после чего был демобилизован.

«Папа рассказывал, что им не разрешали стрелять. Был приказ не стрелять, а по ним стреляли. Плохо было им. Было холодно. Почти никто не помогал, разве что волонтеры», — говорит по природе немногословный Миша.

«Я поддерживаю Украину, я буду жить там. Я думаю, что Украине лучше с ЕС. Ну это мое мнение. Россия для меня — страна-агрессор, она аннексировала Крым, воюет за Донбасс. Ну это мое мнение…», — застенчиво оправдывается мальчик в присутствии одноклассников.

— Вы имеете на него право. Не боитесь высказывать его здесь?

— Нет, а почему должен бояться? Пусть все думают, что хотят. У меня свое мнение. Я его высказываю. Когда я вырасту, и меня призовут, я готов ехать на фронт, если нужно будет. Я не иду на другую территорию. Я защищаю свою родину…

— От своих же?

— Получается, что так.

— А вы тоже спорите насчет маков и георгиевской ленточки?

— Мы, Россия и Украина, вместе воевали против фашизма. Какая разница, каким цветком отдавать дань памяти? Главное — почитать память. Но если уж выбирать, тогда маки…

*Некоторые имена в репортаже изменены или указаны без фамилий по просьбе дирекции школы