rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Казахстан Законодательство Суд Социальные сети Цензура

Опубликовано • Отредактировано

Срок за репост: как в Казахстане судят за посты и лайки

media
Известный адвокат в Казахстане Джохар Утебеков уже несколько лет выступает с призывами быть аккуратнее в чатах мессенджеров. По мнению юриста, даже безобидные сплетни в сетях могут понести за собой правовую ответственность. REUTERS/Brendan McDermid

Переписка в мессенджере Telegram сыграла роковую роль для жительницы Казахстана Айгуль Акбердиевой. По мнению следователей, женщина зарегистрировалась под вымышленными именами в группе «ДВК-активист» и написала несколько сообщений с призывом к захвату власти. На этой неделе в Актау начались судебные слушания в отношении 38-летней женщины, а несколько дней назад по обвинению в разжигании социальной розни и призывах к насильственному захвату власти на три года был осужден ее супруг Абловас Джумаев. Об ответственности, которую несут казахстанцы за активное участие в чатах соцсетей, RFI рассказали эксперты и блогеры.


Срок за репост: как в Казахстане судят за посты и лайки 27/09/2018 - Анастасия Солнцева (Казахстан) Слушать

Абловас Джумаев будет отбывать тюремный срок в «исправительном учреждении средней безопасности» (терминология Уголовно-исполнительного кодекса Казахстана — RFI). По версии следствия, мужчина принимал участие в чате запрещенного в республике движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Сам Джумаев обвинения отрицает и намерен обжаловать приговор.

Деятельность ДВК в Казахстане признана экстремистской и запрещена на всей территории страны. Организацией руководит опальный банкир Мухтар Аблязов, который заочно в прошлом году был приговорен на родине к 20 годам лишения свободы за создание преступного сообщества и хищение средств БТА-банка. Любой участник, который активно поддерживает движение, в том числе и в социальных сетях, может также понести уголовную ответственность — говорит официальный представитель генеральной прокуратуры Казахстана Оксана Лоскутова.

Оксана Лоскутова:  «Под участием понимается агитация пропаганды идей ДВК — изготовление, тиражирование и распространение любыми средствами публикации, листовок, постов и иных информационных материалов ДВК».

С юридической точки зрения в Казахстане за репосты и лайки как таковой уголовной ответственности нет. Однако дело могут возбудить по статье 174 — «умышленное разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной, религиозной розни». То есть если суд определит, что в текстах постов есть признаки разжигания, то подозреваемому может грозить уголовный срок — от двух до семи лет лишения свободы.

Чаще всего в Казахстане судят за разжигание религиозной и реже межнациональной розни. Так в настоящее время на скамье подсудимых находится житель Петропавловска Тимур Давлетов. По версии следствия, Тимур вел активную деятельность в социальной сети «Вконтакте». На своей страничке он сделал несколько репостов, и эксперты посчитали, что в них есть признаки разжигания религиозной розни. Поддержку Тимуру оказывает международный фонд защиты свободы слова «Адил соз». Юрист фонда Тамара Симахина в беседе с корреспондентом RFI рассказала о деле Давлетова.

Тамара Симахина:  «Тимур — салафит, и в социальной сети „Вконтакте“ он сделал репосты, в которых высказывается негативное мнение в отношении запрещенной в Казахстане религиозной организации ИГИЛ. Эксперты утверждают, что в этих роликах есть признаки разжигания религиозной розни. Это незаконно. Кто такие эксперты? Филологи, лингвисты. Они не имеют права отвечать на правовые вопросы. Есть ли признаки или нет, на это может ответить только суд, а не такие специалисты».

По данным, которые RFI предоставил фонд «Адил соз», ссылаясь на Комитет по правовой статистике, в Казахстане в этом году был осужден 41 человек по статье «умышленное разжигание розни». С каждым годом количество таких дел, которые доводят до суда, растет. Согласно той же статистике, еще четыре года назад за разжигание розни были осуждены только семеро человек. В то же время грань между тем, когда человек просто высказал свое мнение, и тем, когда он умышленно разжигает рознь, довольно размыта, считают юристы, а порой пользователь может поставить лайк и вовсе случайно.

Тамара Симахина:  «Пока я не могу назвать ни одного обвинительного приговора, с которым мы были бы согласны, что действительно человек совершил преступление, что он действительно умышленно разжигал рознь. Давайте не будем забывать, что такое „лайкнул“, что такое „сделал репост“. Это высказал свое мнение. Казахстан ратифицировал международный пакт о социальных и политических правах, то есть мы декларируем, что у нас свобода слова, свобода выражения мнения, какое бы оно ни было. И, к сожалению, в последние годы уголовная практика идет по тому пути, что выражение своего мнения — это уже разжигание розни».

Известный адвокат в Казахстане Джохар Утебеков уже несколько лет выступает перед аудиторией с призывами быть аккуратнее в чатах мессенджеров. По мнению юриста, даже безобидные сплетни в сетях могут понести за собой правовую ответственность. Он напоминает, что, помимо статьи «умышленное разжигание розни», в Казахстане работает 274 статья — «распространение заведомо ложной информации».

Джохар Утебеков:  «Сама по себе статья неконституционная. Во-первых, человеку свойственно ошибаться. Во-вторых, мы не можем наказывать человека просто за вранье. В-третьих, в условиях, когда государство задавило независимые СМИ, давит на блогеров и при этом не обеспечивает население информацией, свежей и качественной, неудивительно, что этот информационный вакуум заполняется слухами. Поэтому привлекать людей за слухи абсолютно недопустимо в правовом государстве, и я горячий сторонник отмены 274-й статьи».

Отметим, что по статье «распространение заведомо ложной информации» в этом году на допросы в полицию вызывали родителей школьников. Все они открыто в социальных сетях критиковали учебники по русскому языку. Дело в том, что вместо традиционной грамматики автор одного из учебников предлагала ученикам изучать климат, проблемы бездомных, а также продукты, содержащие ГМО. И многих возмутил такой подход к образованию. В министерстве образования, в свою очередь, посчитали, что родители распространяют непроверенную информацию.

Джохар Утебеков:  «Случай с поиском виновных с учебниками — это все тоже очень нездоровое событие. Получается, вместо того, чтобы опровергать эту информацию, отвечать на критику, государство предпочитает бороться с инакомыслием».

По мнению правозащитников, по сравнению с соседней Россией, в Казахстане более суровые меры наказания. К слову, на прошлой неделе Верховный суд Российской Федерации вынес постановление о лайках и репостах, согласно которому судам разрешено прекращать дела об экстремизме на стадии расследования. Джохар Утебеков считает, что статью «разжигание розни» следует гуманизировать, а целесообразность статьи «распространение ложной информации» и вовсе ставит под сомнение.

Джохар Утебеков:  «В сравнении с Россией у нас негуманное законодательство. Помимо того, что в обеих странах оно сомнительное в плане борьбы с религиозной и национальной рознью, у нас к тому же гораздо выше сроки тюремного наказания, гораздо суровее все обстоит. Что касается 274-й статьи „о распространении заведомо ложной информации“, то в России нет такой, это наше местное печальное ноу-хау. Я не слышал, чтобы в мире было что-то подобное, за исключением нескольких стран, где привлекают к уголовной ответственности за слухи, которые влекут за собой серьезные последствия».

Один из создателей YouTube канала «За нами уже выехали» Дмитрий Дубовицкий считает, что нести ответственность за свои слова нужно, но сажать в тюрьму за репосты и лайки — чересчур суровая мера наказания. Канал популярен тем, что его авторы смело рассказывают о проблемах, существующих в Казахстане, и способах их решения.

Дмитрий Дубовицкий:  «Люди под каждым видео предлагают закрыть нам канал, кому-то он кажется пресным, кому-то провластным, хотя, как нам кажется, что мы все-таки больше по ту сторону баррикад. Нам звонили с критикой, звонили с предложениями встретиться, поговорить по-мужски, разобраться. От власть имущих пока звонков не было, хотя у нас заготовлено два ролика, и, если вдруг за нами выедут, мы опубликуем их в эфире».

Сейчас популярность канала стремительно набирает обороты, ведь таких платформ в казнете довольно мало, а для простого обывателя оставить комментарий или поставить лайк — самая доступная возможность «выпустить пар». Другое дело, не каждый осознает, что за слова, возможно, придется ответить, и за любым комментатором в любой момент могут выехать.