rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Туркменистан Газпром Суд Нефть и газ

Опубликовано • Отредактировано

Михаил Крутихин: «Газпром» в споре с Туркменистаном берет пример с Украины

media
Михаил Крутихин vrain.ru

«Газпром» подтвердил информацию о подаче иска к Туркменистану в Стокгольмский арбитражный суд, требуя понижения цены на газ. Российского газового гиганта не устраивает цена в 240 долларов за тысячу кубометров, которая прописана в контракте 2010 года. Более того в начале этого года «Газпром» заявил о намерении сократить объем закупаемого газа с 10 до 4 миллиардов кубометров в год


Михаил Крутихин: «Газпром» в споре с Туркменистаном берет пример с Украины 24/07/2015 - Елена Габриелян Слушать

О том, какие у российской стороны шансы выиграть в этом деле и какие обязательства российская сторона не выполнила перед Туркменистаном в интервью RFI рассказал партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин: Я думаю, что у России очень сильный шанс оспорить текущие платежи за газ для Туркменистана, потому что в этом году «Газпром» не собирался покупать больше 4 миллиардов кубометров газа. У российской компании денег вполне достаточно для того, чтобы заплатить за такой небольшой объем. Этот конфликт, скорее всего, не касается текущих поставок газа. Но у «Газпрома» есть долг перед Туркменистаном, который трудно измерить в деньгах — это обещание построить новый газопровод через территорию Туркмении и Казахстана в Россию, так называемый Прикаспийский газопровод. И второе: «Газпром» обязался модернизировать газотранспортную сеть между Туркменистаном, Узбекистаном, Казахстаном и Россией. Эти обязательства были закреплены в межправительственном соглашении и в соглашении между «Газпромом» и «Туркменгазом». Эти обещания «Газпром» не выполнил. Кроме того, у «Газпрома» существовал большой контракт с «Туркменгазом» на приобретение туркменского газа в больших количествах. Когда-то из Средней Азии «Газпром» получал 47 миллиардов кубометров в год, и в этом контракте было записано, что «Газпром» обязуется платить по так называемой европейской цене. Для того, чтобы не платить эту цену по контракту, в 2009 году «Газпром» спровоцировал аварию на туркменских газопроводах, когда без предупреждения перекрыл задвижки, и от высокого давления некоторые трубы вышли из строя — полопались.

Напомню, это было в апреле месяце на газопроводе «Средняя Азия — Центр».

Совершенно верно. После этого «Газпром» внезапно объявил, что недоволен этим контрактом, он требует сокращения цены и сокращения объемов поставки. Потребовал он этого в очень резкой форме и после этого стал закупать все меньше и меньше газа в Туркмении. Судя по всему, туркменские партнеры «Газпрома», не очень довольные этой ситуацией, подают иск против «Газпрома» за невыполнение этих старых обязательств. Так что если это дело о старых обязательствах, Туркменистан может победить. Если дело касается только этого года, то, я думаю, «Газпром» может победить очень просто.

В этом случае как раз «Газпром» подает иск в Стокгольмский арбитражный суд, требуя пересмотреть цену на газ, и причиной сокращения объемов закупок газа российская сторона называет снижение спроса на российский газ в Украине и Европе. Источники «Коммерсанта» говорят о том, что по итогам года Туркменистан теряет около 400 миллионов долларов. Насколько на самом деле существенны потери для Туркменистана от того, что «Газпром» не платит по той цене, которая прописана в контракте?

Я думаю, что эта оценка совершенно справедливая. Там действительно получается в год около 400 миллионов долларов. «Газпром» ведет себя точно так же, как украинская сторона в конфликте с «Газпромом». То есть там Украина была недовольна, здесь «Газпром» недоволен, и история, как ни странно, зеркально повторяется.

То есть принцип «бери или плати» аукнулся самому «Газпрому»?

Да, конечно, так и получилось. В контракте с Туркменистаном есть положение, что если одна из сторон недовольна и не удалось урегулировать этот вопрос, то она может обратиться в арбитраж. В данном случае так и получилось. С Украиной получилось то же самое.

Насколько этот конфликт имеет шансы выйти на политический уровень, как это получилось с Украиной?

У нас все конфликты с «Газпромом» имеют политическую подоплеку, поскольку это не вполне коммерческая компания, и она управляется напрямую президентом России, поэтому там политика присутствует везде. Это политический конфликт, в конце концов.