rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Россия США

Опубликовано • Отредактировано

Тимур Бекмамбетов и «новая буква в киноалфавите»

media
Кадр трейлера фильма «Поиск». Режиссер: Аниш Чаганти. Продюсеры: Тимур Бекмамбетов, Сев Охэниан screenshot Youtube

Всякому, кто интересуется кино, ясно, что в нем придумано далеко не все. Александр Сокуров любил повторять (правда, не повторял уж давно), что в киноалфавите открыты лишь отдельные буквы. Он называл их фамилиями близких ему режиссеров: Брессон, Флаэрти, Тарковский, Эйзенштейн. Но Сокуров-то говорил о духовных открытиях. А мы сейчас поговорим о формальных, которые свойственны не тем режиссерам, кого тот же Сокуров причисляет к великим, а массовому кино.


Причин тут две. Первая: кино — искусство слишком молодое, по-настоящему не осознавшее само себя, не нащупавшее свои мускулы. Вторая: технические открытия, в том числе те, которые сподручно использовать в кинематографе. Они сейчас сыплются на нас градом. Ну вот появилось, например, качественное 3D.

Русско-голливудский уроженец Казахстана Тимур Бекмамбетов, сценарист, режиссер и продюсер, едва ли не тоньше других угадывает, как открытия можно приспособить к потребностям современного кинематографа и даже его философии.

Став первым суперкассовым режиссером в России после «Ночного» и «Дневного дозоров», а затем первым российским успешным режиссером в Голливуде (особо удачным оказался его супербоевик «Особо опасен»), Бекмамбетов решил продюсировать фильмы, все действие которых разворачивается в ином мире. Нет, не вымышленном, не фантастическом — вполне реальном. Но не на природе, например, и не в семейных замках и не в школьных классах, а на мониторах компьютеров, планшетов, телефонов, камер слежения. Новым пространством фильмов Бекмамбетова как продюсера стал скайп и подобные ему штучки.

Причем это позволило ему продюсировать и ужастики, и комедии, и детективы. Теперь уже и некоторые другие режиссеры, прежде всего в Америке, стали эксплуатировать систему Бекмамбетова — по аналогии с системой Станиславского. Но продюсер Бекмамбетов в одном только 2018-м сделал столько фильмов в своем новонайденном стиле, что его не догнать — не перегнать.

Трейлер фильма «Убрать из друзей»

Свой особый метод, когда действие разворачивается на экранах различных современных устройств, Бекмамбетов назвал screenlife, что примерно означает… Да, собственно, ничего такого не означает: жизнь, которую мы видим только на экране.

Собственно, все началось еще в 2014-м, когда Бекмамбетов в Америке спродюсировал ужастик «Убрать из друзей». Это был первый опыт, но, что важно, коммерчески удачный. Там компания друзей общалась по интернету, но к ней присоединялся некто неведомый, и в итоге участники видеоконференции начинали погибать один за другим, причем самыми садистскими способами.

Но именно к 2018-му, совсем недавно Бекмамбетов созрел, чтобы осознать, что такой новый вид съемки — это будущее кинематографа. Ну или одно из возможных будущих. Он сделал первый подобный фильм в России — не ужастик, комедию. Она называется «Днюха!», снял ее популярный среди отдельных групп киноманов Роман Каримов, и рассказывает она о человеке, который заперт.

Вообще подобный тип кино хорошо соотносится со сценариями, где кто-то почему-то заперт или непонятно, где оказался, но имеет при себе нечто с выходом в интернет. У Владимира Семеновича Высоцкого была песня: «Ой, где был я вчера — не найду, хоть убей! Только помню, что стены с обоями. Помню, Клавка была, и подруга при ей, — и что целовался на кухне с обоими». Примерно в такой же, только худшей, ситуации находит себя персонаж «Днюхи!», который, запертый, только через компьютер узнает о своих вчерашних «подвигах», по поводу которых мечтает лишь об одном: чтобы они не дошли до его подруги.

Трейлер фильма «Днюха»

И вот выходит еще один, на сей раз вновь американский похожий продюсерский проект Бекмамбетова «Поиск». Добрый он человек по отношению к России. Тут его фильм, где действие развивается на экране компьютера, это комедия. В Америке — вновь пусть не ужастик, но триллер. А еще точнее: редчайший в наши дни и сложнейший по деталям и структуре жанр детектива.

Суть в том, что отец-кореец не находит дома дочь-старшеклассницу. Она сказала ему, будто готовится к экзамену с подругой — но когда отец находит эту подругу, то выясняет, что дочери там не было, а подруга — вообще не подруга, а так.

Потом выясняется, что дочь уже полгода не ходила на урок фортепиано (и все это, повторим, мы видим на компьютерах, через глазок любительской видеокамеры, смартфона и т. д.), а деньги, по сто долларов на занятие, у отца-то брала. Она, кстати, звонила отцу ночью, да тот не проснулся, а утром обнаружил, что она заезжала и почему-то оставила свой лэптоп, который и становится для отца источником поисков.

Через ее телефон полиция находит место, где она пропала. Оно недалеко от уединенного озера, где она любила гулять, поскольку ни с кем по-настоящему не дружила, особенно после смерти матери два года назад. Там много опасных обрывов. На ее поиски бросают волонтеров, но ряд обрывов в лесу, по команде главной следовательницы, те игнорируют, так как они реально смертельны, и едва ли она выжила, если туда упала. Тем более, что прошло пять дней. Жутко интересно! Классный классический детектив! И что за деньги она перевела на днях — целых две с половиной тысячи долларов (ничего себе для школьницы!) на некий загадочный счет! Это деньги — из тех, что она утаивала, а фактически воровала у отца, экономя на уроках фортепиано.

В конечном счете, главный детективный вопрос: сбежала ли дочь от отца, как почти уверена полиция. Или же ее похитили. Детективная линия не обрывается даже тогда, когда все вроде бы прояснилось. Да, девушка сбежала из дома, даже сделала себе поддельное водительское удостоверение и уж точно погибла. Но отец усматривает в этой версии массу неувязок.

Трейлер фильма «Поиск»

Бекмамбетов, похоже, подсел на новоизобретенный им кинематографический прием. Уже вышли — но на фестивалях и только в отдельных странах — еще две картины: американская «Убрать из друзей-2» (понятно про что — про нового маньяка, поселившегося в сети) и работа самого Бекмамбетова-режиссера «Профайл», решившего опробовать новый прием самостоятельно. Фильм — про британскую журналистку, решившуюся внедриться в систему интернет-пропаганды Исламского государства.

Но я бы хотел вернуться к «Поиску», на который активно идет московская молодежь. У фильма минимум два важных достоинства.

Одно: мы перестали восхищаться реальностью. Толпы туристов в Париже не смотрят на город. Они глядят на него через зрачок технического средства. А потом все в мире выкладывают снимки в соцсетях, радуются своим, отвечают на комментарии, комментируют чужие.

Второе и важное: новые технические средства — водораздел между родителями и детьми. Не зря кроме детективной линии в «Поиске» есть две драматические-психологические: отец — его исчезнувшая дочь, мать-следователь — ее непутевый сын. Гаджеты (ох, как я ненавижу это бусурманское словечко!) позволяют детям спрятать от родителей свои тайны. Родители зачастую настолько теряют контакт с детьми, что пытаются вскрыть их гаджеты, взломать пароли, чтобы узнать, чем там их дети занимаются.

Бекмамбетов, выходит, не просто придумал новый киноход. Он обозначил новую линию конфликта отцов и детей.