rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Еврокомиссия Евросоюз Нефть и газ Газпром Германия Франция Экономика

Опубликовано • Отредактировано

«Газпрому не понравится»: эксперт об обновленной газовой директиве ЕС

media
Ввод в строй первой нитки газопровода Nord Stream 8 ноября 2011. AFP/ JOHN MACDOUGALL

Cовет министров Евросоюза 15 апреля окончательно одобрил поправки к газовой директиве, которые распространяют правила внутреннего рынка газа на сухопутные и морские газопроводы из третьих стран. Обновленная директива рассматривается как источник проблем для строящегося российско-германского газопровода «Северный поток-2». О том, какие трудности для «Газпрома» создают новые европейские правила, как он может выйти из положения и зачем вообще России новые газопроводные мегапроекты, в интервью RFI рассказал эксперт по газовому рынку Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy.


Михаил Крутихин об обновленной газовой директиве ЕС и проблемах Северного потока-2 15/04/2019 - Дмитрий Гусев Слушать

Обновленная газовая директива, которую ЕС интенсивно согласовывал последние месяцы, вводит для трубопроводов из третьих стран те же правила, которые действуют на внутреннем рынке Евросоюза. Компаниям, добывающим и поставляющим газ, запрещается владеть трубопроводами (т.н. «анбандлинг» собственности), доступ к газопроводу не может быть монопольным, а тарифы на прокачку газа должны быть прозрачными.

Германия долго сопротивлялась поправкам к газовой директиве, которые создают проблемы для «Северного потока-2». При активном участии Франции в ЕС пришли к компромиссу: из общих правил станут возможны исключения по запросу тех стран Евросоюза, в которых внешний трубопровод присоединяется к европейской транспортной системе (в случае «Северного потока-2» — это Германия). Но возможности Берлина новые правила сильно ограничивают, отмечает эксперт.

Михаил Крутихин: «Германия получила право делать исключения, но только потому, что на ее территории этот газопровод будет соприкасаться с газовыми сетями нескольких стран-членов Евросоюза. Но! В этой же директиве говорится, что исключения Германия может делать только по согласованию с европейским регулятором — фактически с Европейской комиссией. Берлин может выступать с предложениями об исключениях. Есть исключения, которые касаются уже действующих, построенных газопроводов. И есть исключения для будущих газопроводов. В первом случае это ’’Северный поток-1’’, который уже работает. Во втором — ’’Северный поток-2’’, где предусмотрен более строгий контроль со стороны европейского регулятора. Все уступки оговорены заранее. Скорее всего Еврокомиссия — судя по настроению ее членов — не согласится полностью предоставить такие же уступки ’’Северному потоку-2’’, какие уже были предоставлены ’’Северному потоку-1’’».

Три проблемы «Газпрома»

«Если представить, что балтийский газопровод ’’Северный поток-2’’ теперь будет регулироваться антимонопольными правилами Евросоюза, то собственник этого газопровода не может совпадать с собственником газа, который по нему поставляется. ’’Газпрому’’ придется переуступить собственность какой-то другой компании.

Затем у ’’Северного потока-2’’ должен быть независимый оператор — не сам ’’Газпром’’, не какая-то его дочерняя компания, а абсолютно независимый оператор, который будет — в соответствии с газовой директивой — назначать разумные тарифы на прокачку и работать в условиях полной прозрачности для европейского регулятора. Это ’’Газпрому’’ тоже, конечно, может не понравиться.

Третье условие — не разрешается использовать такой газопровод для прокачки газа одного монопольного поставщика. ’’Газпром’’ может без проблем пользоваться половиной мощности трубы: 50% газа, который он планировал, он может по ней отправлять. Остальные 50% придется отдавать каким-то другим поставщикам, которых в России не существует, поскольку в РФ есть закон об экспорте газа. По закону единственным монопольным экспортером является владелец российских газотранспортных сетей — ’’Газпром’’.

Два решения для «Северного потока-2»

«Либо ’’Газпрому’’ придется принимать туда газ, который будут поставлять другие компании (’’Роснефть’’, ’’Лукойл’’, ’’Новатек’’ или другие компании, у которых есть добыча газа). Но для этого придется поменять российские законы. Либо ’’Газпром’’ сможет часть свободной мощности покупать для себя по каким-то аукционным правилам, как это он сейчас делает с газопроводом Opal (германское продолжение газопровода ’’Северный поток-1’’)».

Расходы «Газпрома» на проблемный проект

«Еще надо учитывать, что вложенные ’’Газпромом’’ деньги — это не только 10 млрд евро, которые пошли на строительство подводной части маршрута. Это еще десятки миллиардов долларов, которые ’’Газпром’’ вложил в прокладку нового газотранспортного коридора от полуострова Ямал до Балтики. Это очень солидные суммы, и они потрачены напрасно, если ’’Газпром’’ не сможет полностью использовать ’’Северный поток-2’’».

«Расточительное решение» для обхода Украины?

«Получается, что это одна из главных задач, которые были поставлены перед ’’Газпромом’’. Гигантские суммы были вложены в строительство этих двух коридоров от Ямала — к Черному морю для ’’Турецкого потока’’ и к Балтийскому морю для ’’Северного потока’’. Это очень большие суммы.

Без этих потоков мощности труб, которые идут из России в Европу, было достаточно, чтобы в полтора-два раза больше газа прокачать, чем сейчас Европа получает из России. Строить новые мощности только для того, чтобы обойти Украину, — это очень расточительное решение».

Новые трубы для старых друзей: кому выгодны проекты «Газрома»

«Есть еще и циничное объяснение, которое допускают многие обозреватели газового рынка в России и за ее пределами: деньги были потрачены для того, чтобы сделать немного богаче те компании, которые строят никому не нужные газопроводы. Это компании больших друзей российского президента (Ротенбергов, Тимченко). Они заработали миллиарды долларов на прокладке коридоров внутри России и на строительстве Северного и южного (Турецкого) потоков».

Рынок против монополии: мотивы Еврокомиссии

«Давайте вспомним резолюции, которые раньше публиковала Еврокомиссия и которые фактически имели силу закона. Два года назад был принят документ об энергетической безопасности Евросоюза, где говорилось, что главной целью для достижения этой безопасности является диверсификация поставщиков. Россия как поставщик, без которого нельзя обойтись странам Восточной и отчасти Центральной Европы, является монополистом.

Цель заключалась в том, чтобы не было такой монополии, чтобы сделать природный газ таким же товаром, как нефть, как российский или казахский уран, как уголь из России. Никто не жалуется на то, что Россия является в этих случаях монопольным поставщиком, хотя доля этих товаров в европейском потреблении — как и у газа — тоже больше трети. Но любой из членов Евросоюза может получить эти энергоносители из других источников. С газом так не получается, поэтому Еврокомиссия приняла решение: во-первых, развивать альтернативные поставки из Каспийского региона, с Ближнего Востока, из восточного Средиземноморья; строить дополнительные терминалы по приему сжиженного газа с мирового рынка; строить интерконнекторы через границы внутри ЕС, чтобы в случае нехватки перебрасывать объемы газа той стране, которой газа недостает».

Горький опыт Европы

«Главная причина такой озабоченности Еврокомиссии — это опыт, который Европа приобрела в общении с ’’Газпромом’’. Начиная с 2005 года, в 2006-м, 2009-м, 2012-м, 2014-м, 2015-м годах по политическому решению российского руководства были перекрыты или сокращены объемы поставки российского газа в Европу. Причем в разгар отопительного сезона. Все помнят 2006, 2009 годы. Главная угроза для энергетической безопасности Европы исходит из Москвы, где по своей воле могут перекрыть поставки. Чтобы этого не было, возникает очевидное и объективное сопротивление таким проектам, как ’’Северный поток’’ и ’’Турецкий поток’’».