rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Владимир Путин Политика Общество Экономика Вооружения США Налоги Пенсии

Опубликовано • Отредактировано

Кому и что послал Путин: эксперты о выступлении президента России

media
«Путин» с «Депардье» на руках –гигантские куклы на карнавале во французской Ницце 19 февраля 2019 REUTERS/Eric Gaillard

В среду, 20 февраля, Владимир Путин обратился с очередным ежегодным посланием Федеральному собранию. На этот раз, вместо мультфильмов о новейших вооружениях и рассказа о достижениях военной промышленности, президент сделал акцент на социальных проблемах и обещаниях повысить пенсии, социальные пособия, снизить налоги, уменьшить давление на бизнес со стороны контролирующих органов.


Наблюдатели связывают изменение риторики российского лидера с падением его личного рейтинга после объявления о повышении пенсионного возраста. Если в мае 2018-го за Путина готовы были проголосовать 64% россиян, в ноябре это число снизилось до 45 %. Согласно декабрьскому опросу Левада-центра, 55% россиян считают, что ответственность за проблемы в стране и рост стоимости жизни несет президент.

Кому и что послал Путин - эксперты о выступлении президента России 22/02/2019 - Александр Валиев Слушать

В том, что Путин планирует оставаться во главе государства и по истечению текущего срока, по мнению политолога Федора Крашенинникова, нет никаких сомнений.

Федор Крашенинников: Мне показалось, что эта вся огромная вступительная социальная часть – это была, конечно, заготовка, которая, очевидно делалась на время ближе к 2024 году, ближе к выборам.

- То есть, вам показалось, что в послании есть намек на желание остаться президентом и после текущего срока?

- Если человек действительно думает досидеть последний срок и уйти, то, в конце концов, самое время принимать непопулярные меры и не особенно сильно переживать. Но, очевидно, Путина не устраивает падение рейтинга, он хочет как-то остановить этот процесс. Весь этот пакет социальных мер, который готовился явно планомерно к другому поводу, например, ближе к 24 году, был введен сейчас. Кроме того, когда он там рассуждает о демографии, он совершенно четко говорит, когда он хочет получить эффект – 23-24 годы. Это прямо недвусмысленный намек на то, ради чего вся эта история затевается. Чтобы к 24 года можно было отчитаться в том, как у нас все замечательно с демографией, как все заколосилось, и как все люди счастливы. Ну, и глядишь, под этим соусом снова провозгласить его незаменимым и уникальным и оставить дальше руководить. Кроме того, вся эта социальная часть явно была вступлением ко второй, военной. Как бы подслащенная пилюля. Сначала рассказ о том, как много получат люди, ну а потом уже, после этого не так стыдно снова поговорить о любимом. То есть, это была вынужденная мера, ответ критикам: вы меня постоянно критикуете, что я не думаю о людях, нет, посмотрите, как я о людях думаю. Ну, а потом все-таки о любимом, о наболевшем, о том, как быстро долетят ракеты, и кто кого успеет первым уничтожить.

- Как вы думаете, людей убедило это выступление? Рейтинг вырастет?

- Это очень интересно, подождать, какие будут рейтинги реальные, тут ведь две возможности. Первая – что он действительно вырастет на ожиданиях. Но ведь ожидания — это как алкоголь, выпил, стало лучше, а потом голова заболела. То есть, ожидания надо выполнять, и вообще, все это долгоиграющее. То есть, возможно, если все это начнет работать, людям задним числом начнут раздавать деньги, конечно, трудно ожидать другой реакции, кроме того, что они скажут: очень хорошо, наконец-то мы хоть что-то получили. Другой вариант, если вдруг выяснится, что это никого ни в чем не убедило. Такое тоже может быть. И это открывает совершенно новую картину, это покажет, что тренд на недоверие к власти гораздо сильнее, чем кажется. И, повторюсь, все эти чрезвычайные меры по накачиванию общества деньгами — это, конечно, реакция на падение рейтинга. Другое дело, что эти меры, если к ним присмотреться, далеко не так безупречны и безусловны. Предположим, для каких-то молодых людей, которые подумывают о том, как устроить свою жизнь и нарожать кучу детей, это, может, все очень мобилизующе. А для тех, кто уже достаточно взрослый, определился со своей жизнью, едва ли тема демографии станет такой важной. В конце концов, каждый сам решает, сколько ему родить детей, и это не самая главная составляющая в жизни человека. Есть масса других забот. А что делать тем, кто уже родил детей и больше не хочет? Что делать тем, кто в какой-то другой ситуации оказался? Эти все люди оказываются вне зоны…

-…президентского внимания?

- Да. Получается, что ему вообще не очень интересно. Если ты не хочешь размножаться и нарожать кучу детей и взять ипотеку, то ты никакого блага не получаешь. Надо быть производителем будущих граждан России, будущих солдат, очевидно. Только тогда ты для чего-то нужен.

В послании президента не было стратегически важных для государства тем, оно представляло собой перечень простых тактических задач на самое ближайшее будущее. Что будет дальше, власти не представляют, считает политтехнолог, бывший сотрудник администрации президента РФ, бывший заместитель полномочного представителя президента в УрФО Андрей Колядин.

Андрей Колядин: Власть, к большому сожалению, очень смутно представляет, что с нашим государством будет через 5-10 лет, не хочет об этом сильно думать. Более того, когда задумывается и разрабатывает всякие программы, типа 2020, 5 шагов вперед, 8 скачков назад, 12 переворотов в воздухе, она забывает об этих программах через очень короткое время после того, как заканчиваются выборы, к которым эти программы готовятся. Поэтому власть исходит из очень простых и утилитарных тактических задач. Это послание было тоже продиктовано простыми тактическими задачами. Резкое снижение рейтингов власти и президента привело к тому, что в послание вошли самые болезненные, с точки зрения социологии, темы, про которые президент говорил от и до, не переходя ни на одну тему, которая действительно важна для общества, для стратегического развития общества. Мы столкнулись давно с тем, что отсутствие демократических процедур не позволяет в настоящий момент правительству проводить сколько-либо значимые реформы. Вот именно поэтому внутренней политики не касались совсем. А касались тех тем, которые на слуху у людей. Повышение зарплаты, пенсий, снижение инфляции. Но, к большому сожалению, это не всегда рационально, потому что люди, слушая о повышении пенсии и получая это повышение в 100 рублей, они, конечно же, бывают разочарованы. Когда говорят о повышении производительности труда, а на практике происходит массовое сокращение с перераспределением работы на плечи тех, кто остался — они тоже испытывают разочарование. Так и во всем.

- Кстати, о производительности труда. Президент призвал повышать ее на основе современных технологий, причем закупать их желательно подешевле и отечественные. Притом, что Россия занимает лишь 27 место в мире по экспорту высокотехнологичной продукции. И нет ни одной российской компании в Топ-15 мировых инновационных компаний…

- Самое жуткое не то, что мы отстаем по производству и закупке новых технологий. А то, что новые технологии приводят не к приросту производительности труда, а к кратному увеличению количества безработных. Один из моих знакомых, который служит большим руководителем в одной из ключевых госкорпораций, говорил, что "у меня 8 предприятий по стране. На них работают 4,5 тысячи человек. Для того чтобы мне выполнить свой производственный цикл, мне нужно 250 человек и одно предприятие. Я не могу это сделать, мне никто не даст этого сделать, куда я дену остальных работников? У меня градообразующее предприятие". То есть, у нас производственные отношения и внутренняя политика приводят к тому, что производство просто не развивается. Вместо того чтобы становиться суперсовременным, догонять передовые страны, мы стоим на месте. Только для того, чтобы не росла безработица. При этом, вместо того, чтобы все основные богатства страны направлять на компенсацию, переобучение, появление каких-то новых отраслей и направлений в рыночных отношениях, куда люди могли бы перенаправить свои усилия, которые освобождаются при появлении новых технологических линеек и сокращении рабочих мест, мы эти деньги тратим на содержание банков, которые эти деньги расхищают и просирают, пардон. Мы тратим эти деньги на поддержание неэффективного управления госкорпораций, затрачивая на это триллионы, которые могли быть направлены на переподготовку людей или создание новой системы НЭПа. И это приводит к тому, что стана деградирует. Медленно, но деградирует.

Основные надежды Путина связаны не с экономикой, а с внешней политикой и с манипулированием сознанием своих избирателей, считает профессор факультета экономики, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин.

- Дмитрий, с чем связана столь резкая смена агрессивной риторики прошлогоднего послания на социальные темы, вплоть до мелочей, кому сколько причитается пособий?

- Я бы сказал, что, скорее, прошлогоднее послание несколько отличалось от обычного. Потому что Путин и в посланиях, и в других своих выступлениях постоянно хвалит себя, говорит о том, как хорошо в России жить. А будет еще лучше, раздает всякие обещания. Это совершенно нормальная для него практика. Причем практически никогда не отвечает за несделанное. Я не помню случая, чтобы Путин сказал, вот, я тогда-то обещал сделать то-то, ничего не получилось. Давайте я вам объясню, что это произошло, скажем, по объективным причинам. Нет, не вспоминает вообще. В прошлом году действительно внешней политике уделялось больше внимания, может быть, даже, скорее, это было внешнее впечатление. Потому что мультики показывали с летающими ракетами. В этом году ничего такого не было. Я думаю, что внешней политике он уделил несколько меньше внимания, потому что, если показывать мультики с ракетами, которые летят в Америку, это, конечно, очень хороший подарок для Пентагона. Непонятно, зачем Путин должен делать ему такой подарок? Конечно, в этой ситуации Пентагону легче лоббировать выделение средств из бюджета для противостояния России.

- Но, тем не менее, прозвучал тезис о том, что мы вынуждены будем отвечать не только тем территориям, на которых размещены угрожающие России ракеты, но и центру, где принимаются решения…

- Для Путина сегодня очень важно представить Россию осажденной крепостью, на которую со всех сторон напирают враги. Это посыл не американцам, не французам, не немцам. Это посыл российскому электорату: голосуйте за меня, сплотитесь вокруг лидера, коней на переправе не меняют, и так далее. Но, если слишком активно показывать американцам, что наши ракеты полетят к ним, то это создает некоторые проблемы для Путина во внешнеполитическом плане. Поэтому, в общем, все то же самое сказано, но менее красочно. Что касается увеличения объема времени на социальные раздачи, то, конечно, это связано с тем, что у Путина провалился рейтинг после неудачной идеи с так называемой пенсионной реформой. И Путин пытается создать впечатление, что он все равно о народе заботится, будут разные раздачи. В общем, ход, конечно, слабый, мало что он даст. Но что-то же должен Путин говорить народу и что-то раздавать. Понятно, что основные надежды Путина связаны не с экономикой, а именно с внешней политикой и с манипулированием сознанием своих избирателей. То есть, людям надо так в мозги вбить идею о том, что нам все угрожают, чтобы они даже не думали о какой-то смене лидера.

- Как увязывается тезис послания о накопленных, наконец, финансовых ресурсах, которыми мы сейчас должны грамотно распорядиться, с пенсионной реформой, в ходе которой у населения фактически отобрали деньги?

- Увязывается совершенно прямо. Денег не хватало, Путин в прошлом году сделал две вещи. Повысил НДС, чтобы сбалансировать бюджет, в бюджете появились новые деньги. А с учетом того, что цены на нефть не падают, получается, что денег в бюджете даже больше, чем ожидалось. В Пенсионном фонде денег не хватало, Путин повысил пенсионный возраст, расходы на пенсионеров стали относительно меньше. Так что, и здесь появляются дополнительные деньги.

- Да, но в послании накопление финансовых ресурсов преподносится как итог длительного процесса, а не двух решений минувшего года.

- Да, конечно, Путин пытался сбалансировать бюджет на протяжении длительного срока своего пребывания у власти, торговал нефтью, получал большие нефтяные доходы. Он проводил разумную финансовую политику, деньги особо не разбазаривал, и все время людей вынуждал так или иначе затягивать пояса, чтобы деньги накапливались. Проблема путинской экономической политики в том, что у экономики нет нормальных стимулов для работы. Что даже тот капитал, который мог бы накапливаться, уходит из страны, оседает где-то за границей, в оффшорах или просто в зарубежных странах. Вот в этом проблема.

- В послании, кстати, были слова о необходимости снизить давление на бизнес. Не в первый раз, вроде бы. Как вы думаете, поверят ли сейчас его словам инвесторы, в том числе, иностранные, на фоне ареста Майкла Калви?

- Путин и вынужден постоянно повторять одно и то же, потому что инвесторы, как иностранные, так и наши, его словам не верят. И это повторяется постоянно, действительно, собственность не защищена. Тот процесс, который сегодня происходит, по большому счету, мало отличается от процесса Ходорковского, который начался в 2003-м. Постоянно силовики показывают, что могут наехать на любого человека, и либо отнимать его собственность, либо, как говорят иногда в России, нагибать его самого. Ну, в конечном счете, очевидно, опять же, чтобы отнять собственность, либо для того, чтобы создать конкурентное преимущество какому-то своему бизнесмену, который соперничает с арестованным и посаженным.

- Но, судя по тому, что эта тема регулярно повторяется в речах Путина, можно сделать вывод, что она его волнует. Зачем тогда эти аресты?

- Конечно, его это волнует. Ну, а что он может сделать? Ну, можно снять руководителей спецслужб, поставить новых. Они, что, будут иначе действовать?

- Ну, а нельзя просто отдать распоряжение не трогать хотя бы иностранцев определенного калибра?

- Я думаю, что Путин такие распоряжения отдает. Если бы он их не отдавал, у нас бы гораздо больше иностранцев крупного калибра уже было посажено, да и наши все олигархи, скорее всего, уже бы сидели. Это очень соблазнительно, взять всех, арестовать, пересажать, отнять их деньги, забрать себе. Но это не происходит, я думаю, Путин пока сдерживает. Ну а может ли он сделать так, чтобы этого вообще не происходило? Допустим, он отдает приказ не сажать крупных персон, но в то же время требует от силовиков бороться с коррупцией. Потому что иначе у нас вообще тут все разворуют. В этой ситуации, если силовик к нему приходит и говорит, ну, вот, я по вашему же приказу начинаю бороться с коррупцией. 25 крупных персон я не тронул, но 26-го, извините, посадил. Как Путин на это должен реагировать? Вопрос же в другом, вопрос в том, чтобы сажать людей по суду, по справедливости. Сажать в том случае, если человек действительно в чем-то провинился, а не в том случае, если он не нравится какому-то силовику.

- Ну, это вы уже совсем фантастическую картину рисуете…

- Вот! Я с этого и начал. Что бы там Путин ни задумывал, в той, путинской системе, которую он создал, он не может такого рода вещи сделать. Для этого нужно менять всю систему правил игры, все институты, как говорят экономисты и социологи, надо менять. Нужно, чтобы жесткий контроль над силовиками существовал не со стороны Путина, а со стороны общества и избранных обществом органов управления. В этой системе это абсолютно невозможно. Если это начать менять, Путин первый слетит со своего поста.

По предварительным данным Mediascope, которые приводит "Коммерсант", послание Путина Федеральному собранию стало самым непопулярным среди телезрителей за последние пять лет. Его посмотрели 5,9% жителей Москвы или 39 процентов москвичей, у которых в тот момент был включен телевизор. В прошлом году рейтинг был 7,3, в 2017-м - 7,6. Эксперты называют снижение интереса к посланию следствием общего снижения рейтинга власти.