rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Обзор недели Нефть и газ Взрыв Происшествия

Опубликовано • Отредактировано

«Нужны огромные штрафы»: эксперты о взрывах газа в России

media
14 января взрыв газа произошел в жилом доме в городе Шахты Ростовской области REUTERS/Sergey Pivovarov

В четверг, 17 января, появилась информация, что запрещенная в России террористическая организация ИГИЛ взяла на себя ответственность за взрыв жилого дома и маршрутки в Магнитогорске. Организация SITE Intelligence Group сообщает об этом со ссылкой на арабскую газету Al Naba. В Следственном комитете призывают не принимать всерьез данное заявление и подчеркивают, что приоритетной для следствия остается версия взрыва бытового газа. О том, почему в России участились взрывы в многоквартирных домах, кто в этом виноват и какие меры необходимо предпринять, RFI рассказали эксперты.


«Нужны огромные штрафы»: эксперты о взрывах газа в России 18/01/2019 - Александр Валиев Слушать

На этой неделе стало известно, что в Магнитогорске весь дом, в котором произошел взрыв, будет снесен — такое решение по просьбам местных жителей принял президент Путин. На расселение придется потратить более миллиарда рублей. Из каких источников будет выделена эта сумма, пока неизвестно.

Между тем в городе Шахты Ростовской области специалисты оценивают состояние подъезда, который пострадал от взрыва газа 14 января. Тогда частично обрушились 8 и 9 этажи. Спасены были семь человек, пятеро погибли. Эпицентр взрыва находился в квартире № 72, в которой проживала 66-летняя женщина. По словам очевидцев, накануне ЧП в подъезде ощущался запах газа.

Дабы избежать в будущем подобных трагедий, эксперты и наблюдатели предлагают различные варианты. В частности, устанавливать в домах датчики-газоанализаторы, разрешать к установке исключительно плиты с автоматическим отключением газа при погасшем пламени конфорки, вернуться к практике установки деревянных окон вместо пластиковых — последние якобы сдерживают ударную волну внутри, в результате она разрушает стены и перекрытия. Кроме того, звучат идеи о необходимости замены системы вентиляции, дабы сделать ее более эффективной, и добавления в бытовой газ большего количества одорантов, придающих веществу резкий запах. Обсуждается также возможность дегазификации — перехода на электрические плиты.

Тех жильцов, которые не пускают в свои квартиры сотрудников газовых служб, необходимо штрафовать, считает генеральный директор ассоциации «ЖКХ и городская среда» Алексей Макрушин.

Алексей Макрушин: Все-таки газовые плиты мы покупаем сами, и то, что происходит у нас в квартирах, это наша собственная ответственность. Многие люди, наоборот, газовые службы к себе не пускают и пытаются все самостоятельно сделать, никому ничего не показывая. Это наше имущество, мы должны за него отвечать. Другое дело, что необходимо более четко прописывать требования в отношении допуска газовых служб для проверки такого оборудования. Согласно 410-му постановлению (правительства РФ), у нас собственники квартир обязаны заключать договоры со специализированными организациями, по которым те как раз будут приходить и проверять это имущество. Такие договоры в большинстве своем люди не заключают, и газовые службы к ним не приходят. Но в отдельных домах система организована таким образом, что управляющая компания нанимает газовую службу как для осмотра трубопроводов, которые проходят в общих помещениях, так и газового оборудования у жильцов. Но здесь проблема заключается в том, что это производится в рабочее время, далеко не все люди находятся дома, не всегда пускают газовые службы.

Сейчас эти требования есть, но их можно прописать более четко и жестко в отношении того, чтобы люди не по отдельности заключали договор с газовой службой, а, например, целым домом. И соответственно, (нужно прописать) обязанность пускать газовую службу для проверки плит и другого оборудования. Необходимо более четко прописывать регламент, необходимо жильца извещать, что газовая служба придет.

С другой стороны, работа газовых служб по проверкам тоже стоит каких-то денег, и это придется оплачивать, если все-таки будет решено, что такую функцию необходимо осуществлять. С точки зрения недопуска жителей к себе в помещения необходима будет какая-то ответственность для таких жильцов — в виде штрафа или чего-то подобного.

RFI: Но ведь, кроме технических проблем, немаловажен и человеческий фактор. У собственника все в порядке с плитой и газовыми трубами, но он забыл выключить духовку или конфорку, а они погасли…

Как показывает пример города Шахты, там народ грелся газом по причине того, что в доме было холодно. Поэтому необходимо смотреть, чтобы газовое оборудование использовалось по назначению. Если бы в квартирах было тепло, никто бы этим не занимался. Необходимо с точки зрения теплоснабжения во многих случаях исправлять ситуацию и по отоплению самих квартир. Например, достаточно много газового оборудования используется в так называемых крышных котельных. Это котельные, которые ставятся непосредственно в доме. Дом отключается от централизованной системы теплоснабжения, начинает себя отапливать сам. С одной стороны, это в первое время выходит дешевле, но это достаточно сложное газовое оборудование, которое нужно соответствующим образом обслуживать. Иногда взрывы происходят на таких котельных, и здесь тоже большой вопрос, имеет ли смысл отключаться от централизованного теплоснабжения и переходить на так называемые индивидуальные крышные котельные.

Как вы относитесь к идее о переходе на электроплиты?

Я думаю, в домах с высокой этажностью переходить на электрические плиты целесообразно, потому что риски очень высокие. Что касается газового оборудования, то для новых плит, я думаю, может быть введено требование об автоматическом отключении газа в случае, если огонь гаснет. Уже очень многие производители так делают. Вопрос в том, чтобы как можно скорее запретить продажу плит, которые не оснащены подобными устройствами.

Думаю, еще есть смысл посмотреть на страхование ответственности. Все-таки газ — это опасное производство. В случае взрыва газа есть достаточно большие расходы на расселение жителей. Как мы знаем, в Магнитогорске целый дом будет расселяться, и это стоит более миллиарда рублей. Страхование бы выполняло не только функцию компенсации в случае подобных взрывов, но сами страховые компании уже были бы заинтересованы в том, чтобы газовые службы работали качественно. Здесь можно было бы предусматривать всевозможные скидки в случае, если у человека стоит плита с устройством, которое отключает газ при гаснущем огне. Если стоит газовый анализатор, можно было бы дешевле оказывать эту услугу. В целом, мне кажется, страхование — это более современный механизм, чем просто усиление государственного контроля.

У вас сформировалось какое-то определенное мнение о причинах взрывов в Магнитогорске и Шахтах?

Ситуацию в Магнитогорске, я думаю, не имеет смысла комментировать до заключения следственных органов, которые там работают. Ситуация в Шахтах выглядит более простой, и похоже на то, что взрыв газа произошел по причине того, что люди действительно топили с использованием газовых конфорок, и либо сквозняк газ задул, либо еще что-то произошло.

Так виноват-то кто, на ваш взгляд? Тот, кто включил плиту, потому что было холодно? Или все же тот, кто не обеспечил жильцов теплом?

Я бы сказал, что несколько виноватых. Ресурсоснабжающая организация виновата в том, что в доме было холодно, здесь, скорее, даже вина управляющей организации. И, конечно, виноваты сами жильцы, что они неправильно использовали газ, или газовое оборудование было неисправно. Конечно, здесь человеческий фактор сыграл большую роль.

В Магнитогорске в результате взрыва в жилом доме погибли 39 человек Relief/Handout via REUTERS

Отсутствие своевременного технического решения проблемы старого газового оборудования — одна из главных причин недавних трагедий, уверена директор партнерства «Национальный жилищный конгресс» Татьяна Вепрецкая.

RFI: Татьяна, на ваш взгляд, правильно ли поступило государство, отстранившись от контроля бытового газового оборудования в квартирах граждан? Ведь на сегодняшний день они сами должны вызывать специалистов, которые оценивают его безопасность…

Татьяна Вепрецкая: Говорить о том, что прямо-таки отстранилось, я бы не стала. Действительно, были внесены определенные изменения, и все скинули на специализированную организацию, которая должна была качественно обслужить каждую квартиру. Но произошло обратное. До квартиры не всегда доходят. Не занимаются открытием этих квартир, не обращаются в суд, как это должно быть, не отключают дома в связи с тем, что в квартиру не попадают. То есть правовые механизмы сейчас отсутствуют. Поэтому государство задумалось о том, чтобы отказаться от газа в многоквартирных домах, потому что это очень опасно. Конечно, на такие радикальные меры точно не пойдут со стороны государства, но в то же время, если потребитель не впустил в квартиру или впустил, но не произвел изменения, которые от него требуются по техническим условиям и параметрам, это будет жестко караться, и от потребления газа будут отключать.

В советское время, кажется, проблема не стояла столь остро, ее решали как-то иначе?

Было все то же самое, но только нельзя забывать, что то оборудование, которое ставилось в Советском Союзе, оно было еще новое — тогда только вводили газ, и сейчас с ветхостью мы пожинаем плоды. Это все подлежит замене. В квартирах — непосредственно гражданином, потому что это его техника. И проблемы в большей степени, как уже оценивают эксперты, технического характера. Во многих странах нельзя установить подачу газа в квартиру, если нет сигнализатора и клапана перекрытия газа. Плюс в Европе запрещена установка газового оборудования без датчиков утечки. У нас такого нет, мы технологически себя не защитили.

И все же, в законе сейчас прописано, кто несет ответственность за то, что контакт между собственником квартиры, где стоит газовая плита, и проверяющей организацией не состоялся в установленные сроки?

Мы все время привыкли искать крайнего, и во всем у нас всегда виновато государство. Но давайте посмотрим с другой стороны. Есть халатность самого населения, и это оказывается в 99% случаях. Граждане сами виноваты в том, что происходит. Страдают от этого все остальные. Специализированные организации действительно подлежат контролю, но, наверное, в первую очередь контролю со стороны государства, тех, кто дает этим специалистам допуск для проведения таких видов работ.

Самое важно, что сейчас должно произойти — у нас не должно быть в одном доме множества специализированных организаций. И контроль должны возложить над внутриквартирным оборудованием на управляющую компанию. УК, или ТСЖ, или ЖСК должны нанять специализированную организацию для обслуживания оборудования и контролировать ее по определенной схеме.

Так как считается, что нельзя ограничивать конкуренцию, хозяйственную деятельность, то не старались внедрять какие-то жесткие регламенты. Но так как это уже стало связано с техническими проблемами, а их решить будет гораздо сложнее, придется ввести государству эти регламенты взаимодействия для того, чтобы снизить риски. Но эта проблема все равно не будет решена, потому что в первую очередь нужно думать о технологиях. О перевооружении всей системы, (ее нужно) технологически изменить.

За чей счет?

У нас есть фонд капитального ремонта. У нас есть прочие источники. У нас есть денежные средства ресурсоснабжающих организаций. Может быть, стоит подумать об изменении тарифа, может быть, стоит вообще создать отдельный фонд. Вспомните, у нас была проблема по лифтам. И такая же ситуация — лифты падали. Но сделали отдельную программу ускоренной замены лифтов, и острую ситуацию все-таки убрали.

Если коротко, на ваш взгляд, почему у нас начинают решать проблемы, только когда случаются ЧП — падают лифты, взрывается газ?

Мне на самом деле трудно ответить за всю страну. Я думаю, что у нас недостаточно урегулированы договорные отношения. И поэтому то лицо, которое что-либо не доделало, оно реально не пострадает в денежном выражении.

Цветы и игрушки в память о погибших в результате взрыва в жилом доме в Магнитогорске REUTERS/Ilya Moskovets

Одна из причин произошедших трагедий — психология россиян, у которых не сформирована позиция ответственного собственника, считает соучредитель Гильдии инженеров газового оборудования Станислав Митюшин.

RFI: Станислав, на ваш взгляд, насколько эффективна в России система контроля работы газового хозяйства — в том числе приборов, которыми пользуются у себя дома граждане?

Станислав Митюшин: Эффективность, конечно, достаточно низкая. Факторы, которые к этому привели, двоякие. С одной стороны, это переходный период со старых советских систем обеспечения безопасности, контроля, технического регулирования. С другой стороны, это, в том числе, беззаботность владельцев, то есть самих пользователей оборудования. Потому что когда владелец платит какой-то организации деньги за выполнение работ, работы не выполняются, а владелец просто подписывает акт, это лишает нас очень серьезного инструмента контроля, который должен быть. Около 10 лет назад, ввиду неких подспудных течений, либерализации систем контроля и надзора, многих вещей, которые действительно нужны с точки зрения независимых служб контроля, в том числе за владельцами, мы на сегодняшний день не имеем. Все началось где-то в 1998-99-х годах, с того момента действительно переходный период не завершен, что само по себе плохо. И второе — то, что в виду достаточно трагичных случаев, которые стали учащаться, государственным деятелям, вместо того, чтобы принимать нормальные системные решения, приходится постоянно накладывать заплатки на и так уже практически дырявое законодательное и нормативное одеяло.

Какое решение можно считать системным?

Велосипеда придумывать не нужно, все это работает в европейских странах. На Западе работает очень просто: во-первых, владельцы чуть-чуть по-другому относятся к своей собственности. У нас на данный момент владелец в многоквартирном доме осознает как собственность только свою квартиру. Поэтому, когда происходят какие-то действия соседей, направленные на перепланировки, на какие-то вещи, о чем соседи непременно узнают, тем не менее, мы все молчим. Поэтому этот фактор — первый, который надо убирать. Отношение владельца. Понятно, что это очень сложно…

Если делать ставку на изменение сознания людей, боюсь, что ждать придется очень долго. И кто знает, сколько подобных ЧП произойдет за это время…

Но нам придется этим заниматься. Давайте, в конце концов, скажем владельцам, что если вы не соблюдаете нормы безопасности, то штрафы для вас очень огромны — то, что происходит в Европе. Если вы не соблюдаете порядок и не исполняете свои обязанности как владельцы, государство в данной ситуации будет финансовым образом вас к этому принуждать. Понятно, что это длительный процесс. Это первое. Второе — это элементарная пропаганда. Пропаганда безопасности при использовании газа. Очень простой и действенный метод на самом деле.

Касаемо системы контроля и надзора, действительно, у нас есть огромная проблема, связанная с бесконтрольностью. На сегодняшний момент во многих регионах есть доминирующие участники рынка, которые занимаются вопросами обслуживания и ремонта. И подчас на сегодняшний момент нет государственных органов контроля и надзора над ними, которые бы не проверяли наличие бумажек, а проверяли реально квалификацию людей, которые ходят по квартирам. Реально кто-то ходит по квартирам или просто подписывает акты? Вот этого у нас на сегодняшний момент нет. И с этим надо что-то делать.

Что, например?

Путей всегда много. Мы можем говорить о создании специальной службы, раньше она называлась газотехнической инспекцией. Причем эта служба может быть как государственной, а можно попробовать сделать ее негосударственной. То есть на уровне СРО, когда мы аттестуем так называемых технических инспекторов, уйдем от абсолютно непонятных, размытых договоров обслуживания, уйдем в сторону того, что каждый владелец обязан ежегодно провести освидетельствование своей квартиры, владения, где используется газ. Тогда мы говорим о том, что вы платите реальному специалисту, аттестованному. Задача государства — чтобы эти люди действительно обладали навыками и знаниями.

А что вы думаете об отказе от газовых плит? Сейчас такой вариант многими обсуждается…

У нас страна очень большая. Есть регионы, где есть излишки энергии, и это можно делать безболезненно, а есть регионы, где электроэнергии просто нет. Поэтому мы потратим те же самые десятилетия на то, чтобы это сделать. Надо ли к этому стремиться? В какой-то степени да. Первым шагом можно сделать следующее: на фоне тех трагедий и обрушений, которые уже случились, поднять серии домов, в которых происходят обрушения, и, может быть, начать именно по этим сериям, срочным образом их дегазифицировать. Это не вся страна, это, так скажем, зона очень высоких рисков.