rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Владимир Путин Политика 2018 Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

Путин-2018: победы и провалы

media
Успехи и провалы во внутренней и внешней политике президента России Владимира Путина в 2018 году REUTERS/Sergei Karpukhin

2018 год запомнился в России выборами президента, продолжающейся конфронтацией с Западом на фоне скандала вокруг отравления Скрипалей, многочисленными антиэкстремистскими делами, Чемпионатом мира по футболу, церковным расколом, массовой гибелью людей во время пожара в кемеровском ТРК «Зимняя вишня» и в результате теракта в Керчи, а также повышением пенсионного возраста и связанными с ним протестами населения. О том, что можно считать главными успехами и провалами во внутренней и внешней политике президента России Владимира Путина в 2018 году, RFI рассказали эксперты.


Путин-2018: победы и провалы 28/12/2018 - Александр Валиев Слушать

По мнению политолога Ивана Преображенского, главной внешнеполитической проблемой Путина остается санкционная политика Запада.

Иван Преображенский: После аннексии Крыма в 2014 году и до настоящего момента внешняя политика в целом подчинена внутренней политике. 2018 год в этом смысле не стал исключением. Главная удача Владимира Путина — это, очевидно, переизбрание на пост президента. Вне зависимости от того, насколько это переизбрание соответствовало стандартам демократии, никто его не оспаривает. Владимир Путин — снова президент Российской Федерации, до 2024 года. И поэтому главная его неудача, на мой взгляд, во внутренней политике — то, что уже к концу первого своего нового президентского года ему пришлось обсуждать проблему продления своих полномочий после 2024 года. Казалось бы, времени еще более чем достаточно, но из-за конфликта с Белоруссией, формально связанного с российским налоговым маневром, с ценами на нефть, газ, с другими косвенными дотациями Россией белорусского бюджета, всплыла тема продления Владимиром Путиным своих полномочий. Кремль вынужден был публично комментировать слухи о том, что Путин может возглавить союзное государство. И формулировка, с которой пресс-секретарь президента Дмитрий Песков это сделал, позволяет очень широкое толкование давать, поскольку было сказано, что «в такой редакции этот вопрос не обсуждался». Это показывает, насколько, с одной стороны, Кремль смотрит вперед и пытается решить проблему-2024 уже сейчас. А с другой стороны, это показывает, что Кремль не настолько уверен в своих силах и уже в 2018 году всерьез рассматривая все возможные варианты: от ухода до сохранения полномочий при помощи перехода на уровень союзного государства России и Белоруссии, многих других вариантов, преемника и так далее. Кремль в любом случае демонстрирует, что он не уверен, сможет ли он так эффективно решить это позднее. Почему? Потому что 2018 год с точки зрения социально-экономической ситуации в России показал, что рост протестных настроений в стране неизбежен. И для этого не надо социологии, достаточно посмотреть, насколько неудачным для Кремля стал единый день голосования сентября 2018 года, который растянулся аж до декабря. Поскольку последний регион, где выборы так и не удалось сразу провести, Приморский край, выбирал своего губернатора уже в декабре. Несколько выборов, по сути, Кремлем были проиграны. Самая яркая история — это Хакасия, где пришлось признать победу кандидата-коммуниста, причем на безальтернативных выборах.

Владимир Путин и Александр Лукашенко в Москве 5 декабря 2018 Alexander Nemenov/Pool via REUTERS

RFI: А что насчет успехов и неудач во внешней политике?

— Очевидно, что главная внешнеполитическая проблема — это санкции в целом. Скорее всего, самая серьезная причина для этого — это все-таки дело Скрипаля. Потому что если все остальные конфликты России с западным сообществом можно квалифицировать как защиту национальных интересов хотя бы с той точки зрения, как их сейчас понимают Владимир Путин и Кремль, то дело Скрипаля — это на самом деле очевидный полукриминальный скандал, в котором замешаны, по крайней мере, по версии Великобритании, США и их союзников, российские спецслужбы. Даже если встать на точку зрения Российской Федерации, российских властей, что не Россия все это организовала, и вообще, вся эта история выглядит достаточно сомнительно, все равно это, очевидно, главная неудача для России. Она не смогла предотвратить этот скандал, она не смогла ничего противопоставить британской версии. Ничего достаточно убедительного для того, чтобы сформировался сравнительно серьезный блок государств, которые бы поддерживали по этому вопросу российскую точку зрения. То есть, совершенно очевидно, что сейчас большинство, так или иначе, склоняется к тому, чтобы поддерживать британскую, и, соответственно, поддерживать обвинения в адрес России. Если одной фразой это выразить, это превращение России в криминальное государство в глазах значительной части мирового сообщества, и как следствие — введение против нее разнообразнейших санкций, которые уже рассматриваются вполне гармонично, и мало кто выступает против них сейчас.

Повышение пенсионного возраста спровоцировало рост протестных настроений и падение рейтингов не только власти в целом, но и лично Владимира Путина, считает политолог Аббас Галлямов.

Аббас Галлямов: Главная проблема — это, конечно, повышение пенсионного возраста, это действительно системная вещь. Если раньше большинство граждан оценивало режим положительно, теперь тренд изменился, теперь все большее число людей дрейфуют в сторону отрицательных оценок. Я думаю, что изменить ситуацию сейчас уже не получится. Повышение пенсионного возраста, по сути, послужило таким спусковым крючком, который лавину с места сдвинул. Людям стало очевидно, что дела в стране идут далеко не блестяще. По сути, власть признала, что да, у нас нет денег на выплату пенсий. После этого позитивные настроения стали уменьшаться, уровень оптимизма снижаться. В ходе президентской кампании с помощью грамотной пропаганды власти все-таки сумели подавить запрос на обновление с помощью запроса на стабильность. Люди проголосовали, оставив запрос на обновление неудовлетворенным. После этого Путин назначил правительство практически в прежнем составе. И вот, увидев, что и правительство старое, и губернаторы старые, люди почувствовали, что вообще ничего не меняется. И тут еще и повышение пенсионного возраста, совершенно неожиданно. Оно же для людей, как снег на голову, свалилось. В ходе кампании власть их убеждала, что все хорошо, наше будущее блестяще, и вдруг, проходит буквально полгода, даже меньше, и та же самая власть говорит, знаете, у нас все блестяще, но денег-то нет, оказывается, поэтому за ваш счет сейчас блестящее будущее будем строить. Люди вдруг поняли, что можно массово голосовать против путинских назначенцев. Следующий шаг — голосование против путинской партии на думских выборах. Ну, а в 2024 году голосование против его преемника вполне возможным становится. И оппозиционность стала абсолютно приемлемой вещью.

Митинг КПРФ во Владивостоке. Сентябрь, 2018 REUTERS/Yuri Maltsev

А что можно считать главным успехом Владимира Путина в этом году внутри страны?

— Ну, наверное, можно назвать успехом то, что удается сдерживать эти негативные тренды, они не приобрели обвального характера. Наверное, это можно назвать успехом, потому что теоретически все могло быть хуже. И протесты против пенсионной реформы могли оказаться более масштабными, и губернаторские кампании можно было проиграть не три, а больше. Наверное, это успех — сдерживание этих негативных трендов.

В чем, на ваш взгляд, главная неудача Путина в 2018-м на международной арене?

— Я просто скажу, что в целом продолжающийся курс на конфронтацию с окружающим миром, который явно способствует деградации экономики, внутренней политики, засилью силовиков в стране, превращает нашу политику в целом, политический дискурс — в истеричный. Мы постоянно с кем-то ссоримся, на кого-то обижаемся, ищем внутри страны пятую колонну. Это ведет к деградации экономики. Отсутствие денег на выплаты пенсий — это тоже следствие плохой экономики, а экономика плохая потому что силовики получили слишком много власти, потому что везде враги, мы их везде ищем, везде с ними боремся.

Но все же удалось, по-вашему, добиться каких-то успехов в международных отношениях?

— Наверное, все-таки Трамп, отношения с Трампом. Он действительно лоялен к Путину. Если бы во главе Америки стояла Хиллари, то ситуация была бы намного хуже. Понятно, от Трампа не так много пользы, санкции по-прежнемувводятся, в целом Америка ведет недружественную внешнюю политику по отношению к России, но Трамп хотя бы отчасти это сдерживает.

Руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков уверен, что ярких побед в 2018 году Владимиру Путину одержать не удалось.

Илья Гращенков: Несмотря на то, что Владимир Путин после своего избрания озвучил популярную часть своей программы как 10 лет ярких побед, к сожалению, совсем ярких побед в прошедшем году, на мой взгляд, не произошло. Скорее — наоборот, достаточное число поражений. Но если выводить главные, я бы среди первых безусловных внешнеполитических побед назвал проведение Чемпионата мира по футболу, это было, пожалуй, единственное позитивное событие для России с зарубежным уклоном. Мне кажется, это было единственное мероприятие, которое позволило показать, что русские — это не какие-то агрессивные недалекие люди, как их пытаются многие западные СМИ представить — как безусловных агрессоров и безусловных сторонников той политики, которую сегодня проводит официальная Россия. Все-таки ЧМ можно отнести к заслугам лично президента Путина.

А внутриполитические победы?

— Среди внутриполитических, безусловно, только одна яркая — это, собственно, выборы президента Путина, которые ему удалось провести сравнительно неплохо. Можно было закрутить гайки и вырвать победу с северокорейским результатом, но породить недоверие. Можно было наоборот — отпустить ситуацию, и тогда замаячила бы опасность второго тура, но как-то умудрились провести в правильном ключе. Путин заручился достаточно твердой поддержкой на ближайший срок и, безусловно, это его яркая победа.

Вы сказали, что в уходящем году у Путина было немало поражений. Какие из них наиболее существенны?

— Среди внешнеполитических трудно вычленить одно, их было довольно много. Основные, конечно, связаны с санкциями. Я бы, наверное, отметил утрату возможности России вести нормальный диалог с Западом и нормально доносить свою точку зрения, в чем вина не только западных СМИ, которые, может быть, не всегда хотят услышать Россию, но, прежде всего, и самой России, которая чересчур перегнула со своим внешним образом и попытками влиять на события, происходящие в мире. Здесь бы я вычленил отравление Скрипалей: совершенно непонятно, как что там происходило, но это стало событием категории убийства эрцгерцога Фердинанда, после которого началась Первая мировая война, и дальше последовала цепь событий, связанная с революцией в России, Вторая мировая и т. д. Отравление Скрипалей на сегодняшний день повлекло за собой новый виток санкций. Все, что связано с Петровым и Бошировым, породило большое недоверие к словам и действиям власти как за рубежом, так и внутри страны. Среди внутриполитических поражений, тоже их достаточно много, я бы первым назвал организацию политического управления, которое в 2018 году было переведено на корпоративный режим, что повлекло за собой, например, отказ части регионов голосовать за губернаторов, навязанных Кремлем в качестве элементов этой корпоративной системы. Здесь личное поражение Путина связано с тем, что он являлся неким флагом всех кандидатов во все ветви власти. И тот факт, что в четырех регионах избрали губернаторов из числа тех, кого Кремль не то, что не благословил, а ровно наоборот, всячески старался вырвать у них победу, это, наверное, одно из главных личных поражений. Которое говорит о том, что сегодня личность Путина уже не является безусловным политтехнологическим элементом для победы. А в будущем году есть опасность, что число таких проигрышей увеличится.

Интервью "Петрова" и "Боширова" телеканалу RT 13 сентября 2018. Reuters

По мнению профессора факультета экономики, научного руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Травина, 2018 год не принес России никаких принципиальных перемен. Он не мог ничего изменить из-за неготовности власти к реформам.

Дмитрий Травин: Уходящий год практически ничего не изменил в российской политике, скорее, он открывает новый сложный цикл, который еще только предстоит Путину пройти, чтобы удержать свою власть пожизненно. А в этом году он легко выиграл президентские выборы, если это можно назвать выборами. В России это часто называют «выборы Путина», а не президентские выборы, потому что каждый раз побеждает один и тот же. Никакого соперничества там не было, единственный хоть сколько-нибудь реальный конкурент, Навальный, не был до выборов допущен. Так что, выборы представляли собой обычную комедию. После этого Путин поднял пенсионный возраст и налог на добавленную стоимость, то есть, вместо серьезных экономических реформ он просто заткнул дыры в бюджете и в пенсионном фонде.

И все же, давайте попробуем сформулировать, в чем заключались главные поражения и удачи Кремля в 2018 году?

— А поражения нет никакого. Удача? Ну, если можно назвать удачей победу на президентских выборах, то это удача. Но я не думаю, что здесь можно говорить о какой-то удаче. Применительно к современной российской политике вообще не подходит терминология, которая используется для демократий. Когда президент Трамп чуть-чуть обогнал Хиллари Клинтон, это можно было считать его удачей. У нас фактически все расписано заранее. Ну, а поражений нет никаких. Экономическая политика Путина провальна в принципе, но в этом году же ничего не изменилось. Российская экономика находится в состоянии стагнации очень давно, можно сказать, что с момента кризиса 2008–09 годов. Она иногда чуть-чуть растет, иногда падает, в среднем рост экономики составляет не больше одного процента в год. Уходящий год здесь ничего не изменил, он и не мог изменить, потому что никаких реформ не было. С одной стороны. С другой стороны, кризисов не было. Цены на нефть держались достаточно высоко, они упали к концу года. Но даже нынешний уровень около 50 долларов за баррель не является для Путина катастрофическим. То есть, в России вообще очень мало настоящих событий. То, что называется формально событием, этим не является, нельзя назвать событием какие-нибудь очередные выборы. Основная масса процессов вообще идет без всяких событий. Если в экономике нет никаких изменений институциональных, не вводятся новые правила игры, какие могут быть события? Разве что, цена на нефть взлетает или падает.

Путин и Трамп в день саммита в Хельсинки Sputnik/Alexei Nikolsky/Kremlin via REUTERS

А во внешней политике?

— Во внешней политике тоже ничего не изменилось. Можно, конечно, назвать провалом то, что Путин так и не смог договориться с США, на что надеялись в преддверии американских выборов 2016 года. Но вообще-то этот провал случился еще в 2017 году, 18-й здесь не внес ничего нового. Надежды на то, что Трамп будет пророссийским президентом, развеялись очень быстро. С другой стороны, не принято никаких таких новых санкций против России, которые могли бы подорвать российскую экономику. На рынке нет никакого катастрофического падения рубля, он немного слабеет в соответствии с динамикой цен на нефть, но в любом случае положение с рублем не показывает, что российский бизнес в ужасе и избавляется от российских активов, так что, и здесь все, как обычно.

Можно ли говорить о каких-то победах Путина в отношениях России с другими странами?

— Побед во внешней политике у Путина нет давно, даже присоединение Крыма в 2014 году я бы назвал его победой во внутренней политике. Благодаря присоединению Крыма, в 2014-м рейтинг Путина резко взлетел. То есть, это чисто внутриполитическая победа. Это тогда обернулось внешнеполитическими поражениями, мы попали под санкции, но и это Путин, в общем, перенес. Ну вот, качественно новых поражений, санкций с тех пор нет, все примерно так же.