rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Выборы

Опубликовано • Отредактировано

Движение «Голос»: выборы становятся непредсказуемыми, это хорошо

media
Владивосток, Приморский край, Россия REUTERS/Yuri Maltsev

На повторных выборах в Приморье, которые состоялись в воскресенье, 16 декабря, победил назначенец Путина Олег Кожемяко. Повторные выборы прошли в крае после того, как Центральная избирательная комиссия из-за массовых фальсификаций отменила результаты губернаторских выборов, состоявшихся в сентябре. На повторные выборы не был допущен не только главный кандидат от оппозиции, коммунист Андрей Ищенко, но и большое количество наблюдателей. Те немногие, которых в последний момент пустили на избирательные участки, сообщают о массовых нарушениях. Тем не менее движение в защиту прав избирателей «Голос» оценивает состоявшиеся выборы как полезный опыт, об этом в интервью Русской службе RFI рассказал член совета движения Станислав Андрейчук.


Станислав Андрейчук: с выборами в Приморье была определенная проблема с точки зрения обеспечения принципа открытости и гласности деятельности комиссии, потому что, во-первых, решением краевой избирательной комиссии не были допущены представители КПРФ на избирательные участки — члены комиссии с правом совещательного голоса. Кроме того, мы обращались в штабы кандидатов, чтобы получить направления от них на избирательные участки. Нам это не удалось, не помогла и Общественная палата Приморского края.

Член совета движения «Голос» Станислав Андрейчук о выборах в Приморье 17/12/2018 - Сергей Дмитриев Слушать

В самые последние дни, когда мы написали специальное письмо, обратились к председателю Центральной избирательной комиссии Элле Памфиловой с просьбой посодействовать, нам из штаба кандидата Олега Кожемяко ответили, что они готовы предоставить 20 направлений на избирательные участки. Мы ими, конечно, воспользовались. Но, кроме того, у нас были люди, которых нам удалось завести негласно через другие структуры, плюс были партнеры среди других наблюдательных объединений, среди членов комиссии с правом решающего голоса, которые работают на избирательных участках.

Таким образом, у нас далеко не полное покрытие было, но какое-то количество наблюдателей мы выставили — несколько десятков человек у нас на избирательных участках в Приморье вчера работали.

Но их было значительно меньше, чем в сентябре?

Да, безусловно. В сентябре «закрывали» не мы избирательные участки, там была борьба кандидатов и там кандидат [от КПРФ] Андрей Ищенко вместе с коммунистами закрывали почти целиком Приморье, а в этот раз, конечно, контроль за соблюдением процедур голосования был значительно сокращен.

Из того, что видели ваши наблюдатели, что можно сказать о нарушениях в этот раз: были ли они, какого характера, насколько массовые?

Во-первых, когда мы говорим о честности выборов, надо понимать, что она не сводится только к дню голосования, нужно смотреть на всю избирательную кампанию. И здесь мы, безусловно, отмечаем, что значительная часть избирателей оказалась лишена активного избирательного права — права проголосовать за их кандидата, потому что не был допущен Андрей Ищенко, который в сентябре набрал почти четверть миллиона голосов. Это, конечно, значительным образом сказалось на самом ходе избирательной кампании и уже не позволяет говорить о том, что эти выборы соответствуют всем международным стандартам.

Что касается самого дня голосования, то мы сейчас с ним разбираемся. Судя по всему, там были довольно серьезные фальсификации. Мы сейчас обрабатываем некоторые данные, но мы увидели проблемы с так называемыми комплексами обработки избирательных бюллетеней — судя по всему, там ряд комиссий менял просто данные протоколов, занимался подлогом документов.

Мы видим на статистических методах, что были очень серьезные искажения. Скажем, город Владивосток у нас разделился на две большие части. Одна часть — это избирательные участки, на которых проголосовало за Олега Кожемяко не более 50–60% голосов, а вторая часть — это те избирательные участки, где проголосовало более 70%. А между ними — 10–15% — просто нет переходов. Но это совершенно не естественные вещи, это говорит о том, что значительная часть тех участков с очень высокими показателями явки и голосования вызывают недоверие у общества.

Кроме того, учитывая, что предыдущие выборы были отменены в том числе из-за фальсификаций, расследование этих фальсификаций не было проведено, выборы 16 декабря проводили те же члены избирательных комиссий, что и три месяца назад. Конечно, доверие к ним у нас очень невелико.

Вы упомянули про сентябрьские выборы, которые были отменены из-за фальсификаций, но эти выборы, кажется, все признают и отменять не собираются. Можно ли сказать, что они менее фальсифицированы и более легитимные, чем в сентябре?

Судя по тому, что мы сейчас видим, это не так. У нас, скорее, напрашивается прямо противоположный вывод, потому что действительно был очень сильный контроль, и мы заявляли, что сентябрьские выборы не нужно было отменять целиком, нужно было разобраться с конкретными избирательными участками — их было буквально два-три десятка на регион, нужно было отменить результаты там. И, в общем-то, можно было новые выборы не проводить, а посмотреть, кто бы в том случае победил. Сейчас же мы видим, что те статистические инструменты, которые у нас есть, говорят о том, что уровень фальсификаций был очень высокий.

Протестное голосование, к которому призывал в частности не допущенный до выборов кандидат Ищенко, в итоге не привело к успеху. Это результат фальсификации, или действительно избиратели не готовы к такому протесту?

Дело в том, что призывы портить бюллетени всегда срывались в истории нашей страны, эта тактика никогда не приносила успеха. Если бы Ищенко проанализировал предыдущие такие попытки, то он бы понял, что это просто неэффективная методика. Тут дело не в фальсификациях, и дело даже не в нем самом, это просто то действие, на которое избиратели не готовы. Они готовы голосовать за кого-то конкретного, но не готовы портить бюллетени.

Тем не менее председатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц написал в фейсбуке, что это все равно позитивный опыт — повышается интрига, конкуренция, дополнительный опыт. Можно с такой точки зрения оценивать вчерашние выборы как позитивный момент в формировании российской избирательной культуры?

Я думаю, что в данном случае нужно оценивать не конкретно вчерашние выборы, а все выборы, которые произошли в сентябре, и вчерашние — это просто продолжение этих осенних выборов. Конечно, мы видим, что у нас выборы становятся более непредсказуемыми, а это всегда хорошо.