rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Интерпол Интервью Южная Корея США Китай

Опубликовано • Отредактировано

Александр Гольц об избрании главы Интерпола: «Россия стала токсичной»

media
Новым главой Интерпола стал 57-летний Ким Чен Ян из Южной Кореи Interpol/Handout via REUTERS

В среду, 21 ноября, главой Международной организации уголовной полиции (Интерпола) был избран 57-летний Ким Чен Ян из Южной Кореи. Как ранее писала газета The Times, «фаворитом» считался российский генерал Александр Прокопчук. Однако его кандидатура вызвала резкие протесты некоторых стран, в том числе США. Как считают в Кремле, выборы главы Интерпола проходили под «сильным давлением». Почему из «тихих» выборов в такой закрытой организации, как Интерпол, получился «микроскандал», размышляет политолог, шеф-редактор онлайн-портала «Ежедневный журнал» Александр Гольц.


Александр Гольц об избрании главы Интерпола: «Россия стала токсичной» 22/11/2018 - Арина Макарова Слушать

RFI: Каковы ваши впечатления после того, как стало известно, что главой Интерпола стал не российский кандидат, а южнокорейский? Напомню, что 17 ноября газета The Times сообщила, что «фаворитом» голосования считался российский генерал Александр Прокопчук, после чего «все это» началось. Хотя после ареста в Китае предыдущего главы Интерпола представитель Южной Кореи Ким Чен Ян занимал пост «исполняющего обязанности президента», и никакой особенной интриги в его избрании не ожидалось. Тем не менее получился большой шум.

Александр Гольц: Я думаю, что микроскандал, который произошел, является элементом, частным случаем некой общей картины. Эта картина заключается в том, что теперь, в результате предыдущих действий России, все, в чем участвуют россияне, в том числе выборы президента Интерпола, по определению привлекает внимание журналистов и общественности. И увы, это внимание не свидетельствует об авторитете России. Ровно наоборот — Россия стала токсичной.

Мы не знаем деловых качеств генерал-майора Прокопчука. Вполне возможно, что он — блестящий организатор следственной работы. Но уже один тот факт, что он представляет Россию, вызывает огромное количество подозрений, подозрений настолько сильных, что конгрессмены США принимают отдельное заявление, отдельные страны, Литва и Украина, грозят выйти из Интерпола, и так далее.

Интерпол — закрытая организация. Все эти вопросы там должны решаться тихо и без скандала. Но действия России на международной арене за последние четыре года привели к тому, что она стала крайне токсична — до такой степени, что любые ее действия вначале вызывают подозрения. Это результат нашей «успешной» внешней политики.

Такой выбор главы Интерпола связан, скорее, с общим имиджем России, или речь идет о политическом решении, политическом давлении?

Это разделить невозможно. Давление возникает из-за того, что Москва создала себе репутацию. Можете назвать это «имиджем».

Американская пресса и американские политики высказывали опасения, что если главой Интерпола выберут россиянина, то он станет «лисой в курятнике» — то есть Россия будет преследовать своих граждан за границей при помощи Интерпола. Для сравнения: когда главой Интерпола был китаец Мэн Хунвэй, правозащитные организации, в частности, Amnesty International, обвиняли его в том же самом. Насколько здесь можно провести параллель и сравнить Россию с Китаем?

Я думаю, что человек, который выполняет такую высокопоставленную должность в международной организации, все равно остается гражданином своей страны. Конечно, так или иначе, он должен если не выполнять, то учитывать директивы из этой страны. Подход российской власти совершенно однозначен: правоохранительная система России изготавливает одно за другим обвинения, часто совершенно нелепые, в отношении людей, которые не согласны с существующим порядком вещей в нашей стране.

Я имею в виду не обязательно каких-то политических диссидентов, но и бизнесменов, которые скрываются в Европе.

Ну вот посмотрите на последнее возбуждение уголовного дела в отношении Уильяма Браудера, которого теперь подозревают в отравлении Сергея Магнитского. Мягко говоря, это очень экзотическая версия, но ее заказчик более или менее очевиден, как и мотивы, по которым это безумное обвинение выдвинуто. С одной стороны, акт Магнитского или какие-то законодательные действия принимает все больше стран. С другой стороны, нам надо как-то сказать, что отравляет своих оппонентов не Россия, а злокозненные иностранцы. Модель поведения понятна. Но также очевидно и то, что другие страны не могут даже теоретически допустить, чтобы эти дикие обвинения получили какую-то институциональную поддержку такой организации, как Интерпол.