rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Театр Музыка Париж Москва История Культура

Опубликовано • Отредактировано

Чехов как предчувствие: в Париж приехало «Кабаре трех сестер»

media
Роли трех сестер в спектакле Брюно Нивера сыграли Дарья Ловать, Татьяна Парамонова и Евгения Петерс ©Régis Deruelle

Режиссер, поэт и художник Брюно Нивер привез в Париж «Кабаре трех сестер» (Le Cabaret des trois sœurs). Его «полудомашняя» премьера состоялась в Москве, где Нивер живет и работает с начала 90-х. А сейчас спектакль идет в удивительном Театре деревянного меча (Théâtre de l'Épée de Bois) — в помещении бывшей пороховой фабрики в Венсенском лесу.


«Кабаре трех сестер», как и подобает подлинному кабаре, — это круговерть из песен, танцев и монологов. Здесь и бесшабашный «Шарабан мой, американка», и Où sont tous mes amants прямиком из Парижа 30-х, и «Левый марш» на стихи Маяковского, и романсы, и джаз, и авторские песни, и даже настоящая балерина Большого театра Елена Гарсия. Роль  кабарешного конферансье, отвечающего за связь между разномастными номерами, выполняют судьбы героев, выстраивающиеся в портрет современной России: то задушевной, то удушающей, то революционно-залихватской, то мертвенно-неповоротливой.

«Я выбрал актеров, певиц разносторонних — как Москва. Там один человек живет где-то в русских романсах, его сосед — в рок-н-ролле, а третий — в СССР. Все эти люди живут вместе и одновременно. Это попытка рассказать об этих очень странных сочетаниях. Песней можно больше сказать, чем словами. Музыка углубляет содержание. Как говорил Бодлер, la musique creuse le ciel — „музыка роет небо“», — рассказывает режиссер, выступивший еще и декоратором, и автором костюмов.

Актер Руслан Сабиров и балерина Елена Гарсия в «Кабаре трех сестер» ©Régis Deruelle

Если три сестры Чехова живут в глубокой провинции и мечтают о Москве, в спектакле Нивера девушки уже в Москве, и тоже мечтают уехать, но куда — неизвестно. Подобно чеховским трем сестрам, Таня, Даша и Женя мечутся, ищут цель, сбиваются, играют на пианино, произносят монологи. И точно так же, как у Чехова, их действия ничего не меняют.

«Что бы ты ни делал, это ничего не изменит. По крайней мере, в России это так. (В конце спектакля) молодой человек как будто покончил с собой и девушки как будто покончили с собой. Это метафора того, что ты можешь убиться или не убиться, протестовать или не протестовать — все равно ничего не меняется. Что остается? Ну жить. И вообще — жизнь прекрасна», — говорит Брюно Нивер. Не зря постановка завершается заклинанием «будем жить» из «Трех сестер».

Чехов без границ

В «Кабаре трех сестер» уничтожены сразу две границы: с одной стороны — между чеховскими монологами и монологами героев, с другой стороны — между актерами и их персонажами. Зрители постоянно путаются: это Чехов или не Чехов? Это актерская игра или их жизнь? Швы тут никому не заметны.

Когда одна из «сестер», Женя, рассказывает о том, что не хочет зарабатывать в шоу-бизнесе «на трех аккордах», а хочет играть джаз — это рассуждает ее персонаж или сама пианистка Евгения Петерс? Когда другой персонаж рассказывает о системе репертуарных театров, отбрасывающей и перемалывающей столько талантов, о вмешательстве государства в культуру (на фоне портретов Кирилла Серебренникова), не говорит ли это сам актер Руслан Сабиров?

Участники «Кабаре трех сестер» ©Régis Deruelle

Что же касается прямых отсылок к Чехову, то это вовсе не выисканный предлог, а естественное продолжение текстов персонажей, а главное — самой их жизни.

«Есть ощущение, что мы сначала читали Чехова, а потом придумали монологи, а все вышло наоборот. Поскольку я занимался в России режиссурой, я знаю „Трех сестер“ и „Чайку“ наизусть. И когда мы репетировали с актерами, они мне что-то рассказывали о себе. А потом я понял — ну это же и есть „Три сестры“. А вот это Треплев. Чехов — это русская жизнь. Яснее доказательства придумать невозможно», — говорит Брюно Нивер.

В этом контексте показательна и судьба самого спектакля. В Москве поставить премьеру на театральной сцене не удалось. «Нам обещали один зал, потом не получилось, потом предлагали какую-ту сумасшедшую аренду, естественно, тоже не получилось. В результате мы показали в мастерской, в полудомашней обстановке», — рассказывает режиссер, сетующий на сложность продвижения независимых проектов. По его словам, дело здесь не только и не столько в политическом месседже — напоминании о деле «Седьмой студии». «Во МХАТе или в Гоголь-центре есть спектакли намного более острые, чем этот. Дело не в этом. Нынешняя власть более коварна: ничего не запрещено, но вам не дают возможность», — объясняет Брюно Нивер.

«Кабаре трех сестер» идет в Théâtre de l'Épée de Bois до 25 ноября. Спектакль на русском и французском языке с французскими субтитрами.