rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Суд Санкт-Петербург Общество Интернет

Опубликовано • Отредактировано

Анекдот под судом: как проходит процесс по делу Эдуарда Никитина

media
Активист движения «Солидарность» и «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие» Эдуард Никитин RFI/ V.Bondarev

В Санкт-Петербурге впервые с момента распада СССР судят за анекдоты. Активист движения «Солидарность» и «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие» Эдуард Никитин может быть отправлен на принудительное психиатрическое лечение. В четверг, 15 ноября, в Невском районном суде прошло очередное заседание по делу Никитина, следующее заседание назначено на 6 декабря.


Анекдот под судом: как проходит процесс по делу Эдуарда Никитина 16/11/2018 - Владимир Бондарев (Санкт-Петербург) Слушать

Никитин — инвалид 2-й группы без права на работу, живет вместе с родителями. Инвалидность он получил после тяжелого дорожно-транспортного происшествия. Три года назад он опубликовал на своей странице в сети «ВКонтакте» анекдот, представляющих собой диалог отца и сына: «Папа, а как ты думаешь, после выборов что-нибудь поменяется? — Думаю, ничего не поменяется… — А почему? — Знаешь сынок, если на кучу дерьма положить пару вишенок, то дерьмо не станет тортом» (при этом в оригинале было использовано более грубое слово).

Этот анекдот, по мнению привлеченных к следствию экспертов, подрывает доверие и к институту выборов как таковых, и к избранным депутатам. Что дало основание для возбуждения против Никитина уголовного дела по статье 282-й (часть 1) Уголовного кодекса Российской Федерации («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц…»).

Интересно, что в начале ноября в Музее политической истории России открылась выставка «Я расскажу вам анекдот», где приведены примеры некоторых анекдотов про лидеров СССР и России, начиная с Ленина и заканчивая Путиным. При этом, по утверждению куратора выставки Александра Смирнова, в годы правления Брежнева за анекдоты уже не сажали. То есть, если Эдуард Никитин будет признан виновным и приговорен, как на том настаивает обвинение, к принудительному лечению в психиатрической больнице, тем самым будет осуществлен возврат к добрежневским временам.

Активистка петербургской «Солидарности» Ольга Смирнова, пришедшая к Невскому районному суду поддержать своего единомышленника, считает положение дел еще более серьезным.

Ольга Смирнова RFI/ V.Bondarev

Ольга Смирнова:  «С моей точки зрения, сейчас идет какой-то очень странный возврат, в котором даже время не определить. Потому что в наше время есть преследования совершенно по сталинским шаблонам, такие как нашумевшие дела „Сети“ и „Нового величия“. Есть какие-то отсылки к брежневским временам, вообще, я бы сказала, есть отсылки к XIX веку, к преследованию за отказ от следования православной вере, и так далее. Сейчас какой-то постмодерн, время абсурда, и нет никакой единой классической линии в самом характере этих преследований. И определить, в какой год мы вернулись, на мой взгляд, совершенно невозможно: мы словно вернулись одновременно во все худшие точки истории. Пока в режиме light, но, тем не менее, вернулись — это совершенно очевидно».

Характеризуя самого Эдуарда Никитина, Смирнова отмечает, что он был связан не только с «Солидарностью».

Ольга Смирнова:  «Эдуард активно участвовал в акциях организации, которая изначально называлась „Альянс гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ“. Вот еще на том этапе Эдуард очень много сделал в направлении защиты людей, которые принадлежали к дискриминируемой группе, к которой не принадлежал никоим образом он сам. Эту способность заступиться за других, за чужие нарушенные права я, конечно, в нем очень ценю. И еще — он не случайный человек, и он не случайно попал, я думаю, под преследования по 282-й статье, которая постоянно используется для репрессий в отношении политически активных людей, в отношении правозащитников, в отношении вообще самых разных людей с активной гражданской позицией».

К участию в рассмотрении дела по существу защита Эдуарда Никитина привлекла специалиста Центра независимых социологических исследований Дмитрия Дубровского, который указал на несостоятельность выводов экспертизы, сделанной по заказу обвинения.

Кстати, помимо упомянутого выше анекдота, на странице Эдуарда Никитина была приведена карикатура на тему «ватников» с подписью «хороший ватник — холодный ватник». В разговоре с корреспондентом RFI Дубровский так истолковал доводы экспертизы.

Дмитрий Дубровский RFI/ V.Bondarev

Дмитрий Дубровский:  Любое оскорбление в адрес России — это оскорбление россиян, оскорбление россиян — это оскорбление русских, значит оскорбление России — это, соответственно, разжигание ненависти к русским. Только я напомню, что в 2011 году «Россия для русских» у нас попала в список экстремистских лозунгов. А если эксперт со стороны прокуратуры высказывает такое же мнение — это нормально, и это не является основанием для отвода такого рода экспертизы! Или второй момент: когда человек пишет про «ватников» (что бы это ни значило), и люди пишут «ватники — это русский народ». Соответственно, призыв делать что-то нехорошее с ватниками — это призыв к ненависти к русскому народу.

RFI: А как насчет того, что ватник — вообще-то одежда?

Ватник — это, конечно, одежда! Изначальная история с «ватниками» — это интернет-мем, который действительно стал такой ругалкой. Туда же «москали», «хохлы», туда же «жидо-бандеровцы» какие-нибудь… То есть все это довольно-таки неприятная история. Это действительно признаки языка вражды, но только там нет никакой ассоциации с этнической, расовой или религиозной группой уж точно!»

Сам Эдуард Никитин перед началом заседания был заметно взволнован и немногословен.

Эдуард Никитин:  «Учитывая все разъяснения пленума Верховного суда по поводу того, имеется ли общественная опасность и повлекло ли последствия то, что там кто-то что-то написал, и то, что рассматривает вопрос Госдума в первом чтении, пока прогнозов никаких не будет. Честно говоря, что они там нарешают, я тоже, естественно, не знаю».

Пленум Верховного суда, о котором упомянул гражданский активист, состоялся в сентябре этого года. А заседание Госдумы по предложениям о декриминализации первой части 282-й статьи УК Российской Федерации, проходило параллельно с очередным слушанием дела Эдуарда Никитина в Невском райсуде Санкт-Петербурга.

Это слушание, как и все предыдущие, проходило за закрытыми дверями, поскольку, как пояснил журналистам адвокат Никитина Максим Камакин, речь идет, в частности, о состоянии здоровья его подзащитного, что представляет собой врачебную тайну.

Когда же Камакин вместе с Никитиным вышли из зала № 221, где шло слушание дела, их обступили корреспонденты зарубежных изданий. Адвокат поделился своими ожиданиями.

Максим Камакин: В данном случае дело должно быть прекращено в связи с декриминализацией. В таком случае указанное действие следует квалифицировать как административное правонарушение, а срок привлечения к административной ответственности за указанное деяние уже давным-давно истек.

RFI: Назначена ли дата следующего заседания?

Да, действительно, назначена на 6 декабря в 14:00.

И что ожидается на этом заседании?

На этом заседании суд рассмотрит заявленное ходатайство, выслушает позицию прокурора. И или вернет дело прокурору, или, соответственно, отклонит ходатайство защиты и продолжит рассмотрения дела по существу.

Возвращаясь к упомянутой ранее выставке в Музее политической истории России, стоит процитировать представленный на ней анекдот, который характеризует тех, кто принимает решения в нынешней России.

«Два часа Путин преследовал щуку. Наконец, изловчился и ухватил за жабры.
Вдруг щука говорит человеческим голосом:

— Владимир Владимирович, отпусти меня, я тебе пригожусь, любую службу сослужу.

А Путин смеется: — На что ты мне пригодишься?.. Я — президент великой страны. Нет, сфотографирую, а потом велю Пескову уху сварить.

Щука взмолилась: — Владимир Владимирович, отпусти…

Подумал-подумал Путин и говорит: — Ну, ладно. Сделай моих российских чиновников умными, честными, бескорыстными, работящими.

Щука посмотрела долгим взглядом Путину в глаза и тихо пролепетала: — Ладно, вари уху…»