rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Философия Шпионаж Сирия Армия СССР История

Опубликовано • Отредактировано

Возвращение диалектики, или Агенты СССР на территории РФ

media
Президент Владимир Путин в тире ГРУ 8 ноября 2006 (архивное фото) REUTERS/ITAR-TASS

Профессор филологии Гасан Гусейнов о диалектике и людях, путающих действительное и возможное, из которых теперь составлен весь правящий класс Российской Федерации, а также о последних шпионских историях и агентах СССР на территории РФ.


Слова с Гасаном Гусейновым - Возвращение диалектики 07/10/2018 - Гасан Гусейнов Слушать

В конце 1970-х годов на вахте в Ленинке, ныне Российской государственной библиотеки, стоял молоденький милиционер. Там и сейчас стоят вахтеры, но кто точно — полицейские, архаровцы-чоповцы или перешедшие на легальную работу бойцы из ЧВК «Вагнер» или чуваки из группы «Патриот», — не знаю, врать не буду. А в старые времена стояли молодые милиционеры. И вот один из них как-то полюбопытствовал, что за сумочка у меня в руке. Сами правила проноса бумаг в библиотеку с тех пор не изменились, а сумочка моя была размером с ладонь — туда как раз влезали блокнот и читательский билет.

Милиционер, однако, заметил, что с тыльной стороны имело «изделье легкое Европы» тонкую молнию. Прощупав и промяв подозрительный объект, из которого я вынул блокнот и читательский билет, милиционер должен был бы отдать мне его — как пустой, но проявил бдительность и расстегнул молнию. К его изумлению, из почти незаметного комка ткани выпросталась довольно вместительная нейлоновая хозяйственная сумка.

— Во как! — сказал милиционер. — Это ж сколько книг поместить можно.
— Можно и книги, — отвечаю, — поместить. А можно и не помещать.
— Как же вас пропустили с таким баулом?
— А где, — говорю, — баул-то?
— Ну вот же — целый мешок!
— Если вынуть, то да — авоська получается.
— А с сумками проход воспрещен!
— Так в сумку этот предмет превращается, только если возможное станет действительным, а в своем нынешнем состоянии — это только кусок мягкой ткани, который легко помещается в кулаке. Сунь я его в карман, вы бы и не заметили.
— То-то и оно — раздай сейчас такие баулы читателям, они же всю библиотеку вынесут.
— Не вынесут! Вы же, вон, стережете. Неужели вы бы пропустили человека, положившего в такую сумку хоть одну книгу?
— Да когда наложит, уже поздно будет!
— Да вы поймите, тут диалектика действительного и возможного. До тех пор, пока это изделие не начнут использовать по назначению, оно не является сумкой.

Услышав кодовое слово «диалектика», милиционер вспомнил, что в табели о рангах Страны Советов некоторые посетители Ленинки, — а употреблявшие слово «диалектика» наверняка к ним относились, — постарше званием-тобудут. Это рассуждение мгновенно заставило его стихийно постичь диалектику действительного, возможного и вероятного, так что он просто пробурчал в ответ:

— У нас все возможно.

После насупленной паузы на застегивание молнии милиционер добавил:

— В следующий раз так не делайте.
— Больше не буду, — заверил его и я в пароксизме встречной лояльности.

Не знаю, какую карьеру сделал милиционер из Ленинки, но людей, никогда толком не учивших диалектики, ни в боях, ни по Гегелю, стало намного больше. Отряд путающих действительное и возможное даже пробрался в так называемые верхние эшелоны. При дедушке Ленине, помнится, не понимал диалектики в правительстве СССР только товарищ Бухарин, а теперь из этих людей составлен весь правящий класс Российской Федерации.

Или вот пример перехода количественных изменений в качественные и обратно. Какой-то военачальник начинает войну с заведомо более слабым противником. Противнику, однако, ничего другого не остается, кроме как коварство выказать, и удается взорвать гражданский самолет, в котором летели отдыхать на юг подданные военачальника — лица сугубо гражданские. Военачальник в гневе расширяет военные действия и даже снабжает своего союзника ракетами. Пусть не самыми современными, но все же попадающими в цель. Не слишком лояльный союзник сбивает из этих не слишком современных ракет не слишком быстроходный разведывательный самолет военачальника —с ценными специалистами и дорогой техникой. Что делает человек, игнорирующий диалектику возможного и действительного? Правильно, он продолжает испытывать судьбу и поставляет не слишком лояльному союзнику еще более совершенное оружие, из которого и сбивать теперь можно будет гораздо более совершенные цели.

В первый раз это была просто ошибка, во второй раз — ошибка в расчетах, в третий раз — ошибка в кубе. Переводят количественные изменения в качественные и обратно.

В чем еще состоит эта ошибка?

Ответ на удивление прост. Эти люди думают, что бывшее можно сделать не бывшим. Что нет ничего невозможного. Что стоит только захотеть — по-настоящему захотеть, — и желанное вернется из прошлого во всем своем блеске.

В головах этих умников пощелкивает уверенность, что Советский Союз распался понарошку, не на самом деле. Что стоит только нажать, надавить, и обязательно хоть что-то из того былого величия свалится прямо к нам в баул. Нужно только вовремя этот баул раскрыть.

Люди, так настроенные, начисто забывают самих себя времен позднесовковой деградации и пытаются из последних сил раздавать сумочки на молнии каждому встречному, лишь бы тот ответил: «Всегда готов выполнить (очередной безумный) приказ — залезть с ногами в Крым, вырастить во дворе анчар, отправить на тот свет бывших сослуживцев!»

Конечно, сделает или нет — другой вопрос, но тоже диалектический. А мы диалектике желанного и возможного, случайного и необходимого, извиняемся, не обучены. Нам бы в охране теплое местечко найти, чтобы радикулитик не беспокоил.

Всю первую неделю октября 2018 года эта диалектика проверялась на излом. И выдержала испытание.

Оказалось, например, что по-прежнему довольно действенны законы единства и борьбы противоположностей, а также и отрицания отрицания. А также глубоко не диалектический, но тоже закон, согласно которому караван идет со скоростью самого медленного верблюда.

Действие закона каравана на этот раз доказала четверка советских агентов, пытавшихся взломать вай-фай какой-то секретной голландской конторы. С двумя умными хакерами-взломщиками сетей поехали два красивых охранника. Усиленная группа? Вот не знаю, как это все называется. В составе конвоя началось стремительное действие законов диалектики, и его повязали вместе с проводами и дипломатическими паспортами.
Советским СМИ не оставалось ничего другого, кроме как выразить возмущение очередной глупейшей провокацией голландско-британских горе-джеймсбондов.

Диалектика отрицания отрицания тоже заработала в самый неподходящий момент. Командир всех советских чекистов, никогда не отдававший приказа об устранении Скрипалей и невинных британских бомжей, оказывается, думает, будто весь мир по какой-то глупой ошибке спутал «подонка и предателя» Скрипаля с какими-то правозащитниками. Мы его не убивали. А их мы нашли. Ну, там, гражданские какие-то, но они не убивали. Они сами все рассказали! Чего вам еще-то нужно? Вы кого защищаете? Ведь если так дальше пойдет, и мои вернейшие рыцари начнут все рассказывать безнаказанно, то вы чего все там, ваще, что ли? Да если такой баул каждому давать, завтра всю библиотеку вынесут!

Не знаю, кто все-таки прав — обыкновенный человек или человек-чекист. Думаю, что в части обиды прав человек-чекист: он понимает, что его контора поголовно состоит либо из двойных агентов, либо из мечтающих стать двойными агентами. Вот где кипит диалектика единства и борьбы противоположностей! Обыкновенный человек, не обученный диалектике, этого не понимает. А не обученный диалектике человек-чекист — нутром чует. В тот момент, когда личность Чепига приняла имя Руслана Боширова, состоялось предательство. Оно не очень заметно, потому что под барабанную дробь патриотизма сперва ничего не слышно. А потом — и слышно, и видно стало. А тут и наказание подоспело: контора своих неудачников предала и исторгла из разведчиков, а заодно, как это у них называется, и «опустила», или публично объявила «петухами», в очередной раз оттаяв гомофобную вечную мерзоту и у некоторых художников слова. За публичной карнавальной поркой па-де-катр взаимного предательства обнажилась деятельность агентов СССР на территории Российской Федерации, Альтернативной Германской Демократической Республики, Великобританского Брекситологического Королевства.

Смеетесь? А вы не смейтесь: чтоб вам жизни не дать, мы и сами помрем — не поперхнемся.