rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Обзор недели История

Опубликовано • Отредактировано

Кто и зачем тревожит Сандармох?

media
Обелиск мемориального комплекса «Сандармох» dmitriev.tilda.ws

На мемориале репрессированным жертвам сталинского террора в карельском Сандармохе завершились работы, которые проводили поисковики Российского военно-исторического общества и Министерства обороны. Они приехали, чтобы проверить свою версию, согласно которой здесь лежат не только репрессированные, но и советские военнопленные, расстрелянные финнами во время советско-финской войны 1941–44 годов. По мнению ряда экспертов, данная акция несет ярко выраженный идеологический характер: преуменьшить масштабы трагедии в Сандармохе, исследованием которой занимался историк Юрий Дмитриев, — на протяжение нескольких лет его пытаются признать виновным в тяжких преступлениях.


Кто и зачем тревожит Сандармох? 31/08/2018 - Александр Валиев Слушать

Журналист издания «7×7 — Горизонтальная Россия» Глеб Яровой подробно изучил тему, связанную с версией о возможном захоронении советских военнопленных в Сандармохе и с работой экспедиции Российского военно-исторического общества. О своих выводах он рассказал RFI.

Глеб Яровой: Два года назад появилась версия, высказанная одним из петрозаводских историков, Юрием Килиным, что в Сандармохе, который является мемориалом жертвам Большого террора 30-х годов, могут быть захоронены не только расстрелянные в 37–38 гг, но и советские военнопленные, которых держали в финских лагерях в Медвежьегорском районе. Эти лагеря действительно были, там находились несколько тысяч военнопленных, эти лагеря остались от ГУЛАГа, финны просто использовали их для содержания советских военнопленных. По этой версии, финны могли как-то узнать о существовании Сандармоха, этого огромного кладбища, и использовать его, чтобы подхоранивать в уже существующие могилы военнопленных. Эта версия была высказана очень аккуратно Юрием Килиным, но была очень быстро растиражирована прогосударственными СМИ. В «Известиях», на телеканале «Звезда» появились большие материалы, в которых говорилось, что там, наверное, уже тысячи военнопленных, которые были расстреляны финнами, а «Мемориал», мол, нашел то, что искал, и успокоился на этом — «а вот давайте-ка теперь попытаемся восстановить историческую справедливость и поискать в Сандармохе советских военнопленных». В конце концов, было, вроде как, принято решение организовать международную научно-исследовательскую группу, которая бы занялась подтверждением или опровержением этой гипотезы. В итоге в августе 2018 года в Сандармох приехала группа Российского военно-исторического общества и поисковое подразделение Министерства обороны. Выкопали несколько ям, нашли некие захоронения, и пока поисковики говорят: ну вот мы нашли захоронения советских военнопленных, которые были расстреляны здесь финнами.

RFI: Что вы сами думаете об этих выводах?

В прошлом году мы делали очень большой материал по поводу этой гипотезы. Мы ездили в Финляндию, общались с финскими историками, которые этими вопросами занимаются, посмотрели все финские электронные архивы, общались в Петрозаводске, Медвежьегорске, в России со всеми, кто так или иначе знаком с Сандармохом, принимал участие в поисках и так далее.

Есть несколько достаточно железных аргументов против этой гипотезы. Я оставляю один процент того, что эта гипотеза может быть верной, просто ради того, чтобы оставить этот один процент. Если бы финны во время войны узнали о существовании Сандормоха, этот факт сразу был бы озвучен мировому сообществу как инструмент контркоммунистической контрсоветской пропаганды. Сведений о Сандармохе не было даже в архивах НКВД — почему его так долго и искали. И нашли его только по косвенным признакам, и только потому, что были арестованы исполнители этих расстрелов, и они кое-что там сказали. У финнов этих документов не было, и найти это место случайно практически было невозможно.

Есть другие аргументы: финны не расстреливали массово советских военнопленных в лагерях. Да, примерно 40% военнопленных погибли, так или иначе, от голода и болезней. Кого-то расстреливали, но это были единичные случаи, не сотни и тем более, не тысячи человек. Где похоронены все эти люди, до сих пор неизвестно, потому что никто никогда не пытался это выяснить. В районе Сандармоха проходила линия фронта. Из тихого спокойного Медвежьегорска возить за 20 км людей на линию фронта, чтобы расстреливать и хоронить, было по военным временам просто глупо.

Что именно нашли поисковики военно-исторического общества в Сандармохе?

Нашли останки нескольких тел, которых они тут же назвали теми самыми расстрелянными советскими военнопленными. Этот вывод они сделали из того, что вместе с телами нашли якобы остатки шинели зеленого цвета. По словам нашего корреспондента, который там работает, это некий кусок размером с ладонь, больше напоминающий кору, с зеленым отливом и очень грязный. Я допускаю, что это может быть остаток некой зеленой шинели. Зеленые шинели носили военнопленные в финских лагерях, это были английские шинели. Финны отбирали наши шинели и одевали заключенных в английские, потому что они были холодные, и в них не было недостатка. Сказали, что они были одеты в шинели, в валенки, захоронены где-то на глубине 2–2,5 метра. Нашли они это в границах мемориала, там же, где захоронено примерно 7,5 тысяч расстрелянных.

Дальше вопрос: кого они нашли? Либо неких военнопленных, либо очередную могилу, расстрельную яму 37–38 годов. Ям таких там, по подсчетам «Мемориала», две с половиной сотни, если я правильно помню. Несколько из них было вскрыто, остальные не вскрывались, потому что это не имело никакого смысла. Вероятнее всего, с моей точки зрения, поисковики нашли просто очередную расстрельную яму, никакой научной сенсации.

На ваш взгляд, кто все же инициировал эти раскопки и раскрутку этой исторической гипотезы?

Я могу просто по косвенным признакам додумывать. Два года назад появились некие новые документы из архива ФСБ, в которых якобы было сказано, что финны массово убивали заключенных в медвежьегорских лагерях и могли хоронить их в Сандармохе. Внимание, вопрос: кто их рассекретил, кто их нашел, к кому попали эти документы? Их якобы случайно или как-то еще нашли эти самые петрозаводские историки, которые и транслировали эту идею. Но, по-моему, на «Звезде» висит материал, где они проговорились, сказали, что им передали сотрудники ФСБ эти документы, и на основании этих документов делается их материал. То есть изначально сотрудники ФСБ в своих архивах достали некие подходящие, с их точки зрения, материалы. Материалы — это допросы бывших военнопленных, которые в этих лагерях находились. Их завербовали финны, а потом их схватил и допросил Смерш. И вот эти бывшие военнопленные в допросах признавали факты, что финны кого-то в лагерях убивали.

Все эти документы мы видели, более того, мы их полностью выложили в интернет. Но в них на самом деле нет никаких доказательств того, что финны массово расстреливали заключенных-военнопленных и, тем более, что они их хоронили в Сандармохе. А то, что они могли быть захоронены в Сандармохе, это чистая выдумка того, кто эту гипотезу озвучил.

Но ведь, наверное, можно провести экспертизу — по пулям, гильзам, каким-то еще косвенным признакам, кому принадлежат эти останки…

Все это было передано Следственному комитету, и дальше только специалисты СК на сегодняшний день могут определить, что это за останки. Те, чьи тела нашли, были расстреляны в затылок, потому что отверстия входные в затылке. Их расстреливали на коленях, руки у них были связаны за спиной, в таких позах они и найдены были. Люди из «Мемориала», которые там работали, Ирина Флиге, в частности, говорили, что именно так расстреливали НКВД. У финнов-то как раз все очень хорошо запротоколировано, в частности, в фотографиях — они каждый свой шаг протоколировали для чего-то. Есть достаточно много фото, где финские расстрелы запечатлены: стоя, руки связаны спереди, но не на коленях и не пуля в затылок. По глубине захоронения, опять же Ирина Флиге сказала, да, примерно так же, как и мы находили, 2–2,5 метра. То есть по этим данным — вполне традиционное сандармоховское захоронение. Экспертиза пока никакая не проведена, с пулей что там — непонятно, потому что на глаз ничего не определить, это сразу было сказано.

А поисковики из военно-исторического общества не сомневаются в том, что нашли именно то, что искали?

Конечно, они сразу об этом сказали. Еще до того, как что-то передать СК. «Вот, мы нашли, что искали. Понятно, финны привезли из Медвежьегорска, связали руки за спиной, поставили на колени, пулю в затылок. Наши военнопленные, вот шинелька, вот валенки».

С точки зрения закона раскопки на мемориале — это допустимо?

С точки зрения законодательства было сказано сразу, вам любой археолог это скажет, который занимался раскопками, что работа на мемориале незаконна. То есть там минимум административная ответственность, максимум — уголовная. Чтобы воткнуть лопату на территории объекта исторического наследия, нужно проделать очень большую работу, которая военно-историческим обществом проделана не была. Нужно получить историко-культурную экспертизу, нужно написать очень подробный план работ, как ты собираешься там копать, почему ты не нарушишь ценность этого места, и так далее. Там целый большой набор документов. И потом все эти документы должны быть выложены на сайтах соответствующих ведомств. В частности, на сайте республиканского управления по охране объектов культурного наследия. На сайте ведомства ничего такого не было и нет до сих пор.

А кто-нибудь обратился в прокуратуру, например?

Глеб Яровой: В прокуратуру точно обращалась председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова. Как только начались работы, это обращение сразу было подготовлено, в том числе в прокуратуру. Насколько мне известно, никакая прокуратура в Сандармохе не появлялась.

Связаться с поисковой группой Российского военно-исторического общества, чтобы получить комментарий о результатах их экспедиции, не удалось. Корреспондент издания «7×7» Сергей Маркелов, наблюдавший за ходом работ в течение нескольких дней, сообщил RFI, что раскопки на Сандармохе закончены, и поисковики уверены, что нашли останки именно советских военнопленных.

Сергей Маркелов: Они говорят, что еще рано делать выводы, что эксперты будут разбираться, но, в принципе, они уверены, что это военнопленные.

На основании найденного куска ткани?

Сергей Маркелов: Якобы на основании большого опыта и да, на основании того, что они нашли сукно и пулю.

Между тем, министр культуры Карелии Алексей Лесонен, он же глава местного отделения российского военно-исторического общества, выдавший разрешение на проведение поисковых работ, в интервью изданию Карелия-ньюз заявил, в частности, что «специалисты РВИО сейчас работают на то, чтобы сделать историю Сандармоха объективной, а не примерной, как было все эти годы».