rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Обзор недели СМИ Центральноафриканская Республика

Опубликовано • Отредактировано

«Я не верю в простое ограбление»: журналисты об убийстве коллег в ЦАР

media
Фотографии Александра Расторгуева, Кирилла Радченко и Орхана Джемаля в Центральном доме журналиста в Москве, 1 августа 2018 REUTERS/Maxim Shemetov

На этой неделе в Центральной африканской республике погибли трое россиян — журналист Орхан Джемаль, режиссер Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко. По мнению некоторых их коллег, с ними могли расправиться из-за цели их поездки. Группа прибыла в ЦАР, чтобы снять сюжет о «ЧВК Вагнера» для проекта «Центр управления расследованиями», созданного Михаилом Ходорковским. По сообщениям ряда СМИ, «ЧВК Вагнера» связана с предпринимателем и ресторатором Евгением Пригожиным, которого называют «поваром Путина». Сам Пригожин свою связь с ЧВК отрицает. Россияне были убиты вечером 30 июля на блокпосту, когда ехали из столицы ЦАР Банги в город Сибю. О журналисте Орхане Джемале и возможных причинах трагедии своими мыслями с RFI поделились его коллеги — журналист «Новой газеты» Павел Каныгин и блогер Расул Тавдиряков.


«Я не верю в простое ограбление»: журналисты об убийстве коллег в ЦАР 03/08/2018 - Александр Валиев Слушать

Павел Каныгин: Характер у Орхана был довольно сложный, и все отмечают, что одной из главных его отличительных особенностей было отсутствие страха — такое впечатление, что его не было как инстинкта самосохранения. Мы с ним пересекались в Донбассе, когда он с коллегой путешествовал по городам, захваченным сепаратистами, а я в это время ездил по городам, которые только что были отбиты украинской армией. И все, конечно, замечали, как смело и бесстрашно он вступал в контакт с людьми, которые имели при себе оружие. Он абсолютно вежливо и интеллигентно начинал разговор, но при этом никакого страха у него не было.

Вот вспоминают коллеги про тот случай, когда в Донецке он набрел на группу боевиков, которые вот-вот собирались разграбить брошенный банк. Орхан, увидев эту сцену, подошел к ним и, как на духу, спросил: ребята, а что вы тут делаете? Кто вам дал право заниматься мародерством и расхищением чужих средств? Эти боевики настолько не ожидали такого хода со стороны большого нескладного человека с бородой, который к ним подошел, что сказали: это на нужды республики, но раз вы возражаете, ладно. Такая вот природная особенность, он был очень открыт, честен, храбр, и это чувствовали другие люди.

Что, по-вашему, могло произойти в Африке с этой группой?

Думаю, что в какой-то момент это ощущение многоопытности, собственное ощущение, что ты уже много чего прошел, дает ложное ощущение уверенности. Мне кажется, здесь такое могло произойти. Злая ирония сыграла плохую шутку с Орханом. Он хотел поехать и сделать сенсационный материал, расследование. Все его отговаривали, убеждали, что регион очень опасный и надо три раза подумать, все измерить, прежде чем решаться на эту поездку. Но даже если ты поехал, надо максимально быть осторожным. И Орхан, полагаясь, наверное, на свою искушенность, не стал никого слушать и поехал. А вместе с ним поехали два человека, которые вообще никогда на войне не были. Вот здесь, я думаю, решение было принято не совсем верное. То, что они поехали в позднее вечернее время на автомобиле по неизведанному краю, это, конечно, было неправильно.

С другой стороны, я не верю в простое ограбление, я не верю, что какие-то головорезы выскочили из кювета с автоматами Калашникова и стали их расстреливать ради денег, техники и вещей. В таких случаях обычно отбирают все, что есть, и оставляют людей. Или их берут в заложники и требуют выкуп, что гораздо более разумно и выгодно. За белого человека, журналиста, можно сорвать неплохой куш — это знают все эти так называемые африканские противоборствующие племена в этой республике. Поэтому в версию о простом ограблении я не верю.

Я с гораздо меньшими сомнениями готов рассмотреть версию, что это герои их будущего репортажа могли приложить руку к такому ужасному преступлению. Конечно, не сами ЧВК «Вагнер» или какие-то другие ЧВК участвовали, но они могли просто указать на цель. Шепнуть, кому надо: «а вот русские едут с деньгами и будут в таком-то квадрате в такое-то время». Тем более что они уже засветились в этом месте, вышли на контакт с базой «Вагнера», о чем-то там договорились, и те знали, что сейчас они поедут обратно. Вот и все.

Российский военный журналист Орхан Джемаль Скриншот onlinetv.ru

МИД России говорит, что ничего секретного в деятельности российских военных инструкторов в этой стране нет. Что такого ужасного они могли узнать, что их нужно было убить?

Я не знаю, что там такого могло быть. Может быть, ничего, а может быть, что-то и было. Но мы знаем точно, что Евгений Пригожин — человек очень мстительный, человек очень коварный, записывающий с легкостью в своих врагов журналистов, которые близко подобрались к его темным делишкам. У нашей газеты уже были неприятности с ним, и наши корреспонденты были вынуждены уехать из страны на какое-то время, чтобы снять угрозу для своей безопасности. Журналисты «Фонтанки» испытывали, мягко говоря, большие проблемы после угроз со стороны людей, связанных с фирмой Пригожина. Я не сомневаюсь, что за всем этим стоял этот персонаж — я имею в виду за устрашением своих, как он считает, врагов, но на самом деле это журналисты, которые просто исполняют свой долг. Но Пригожин, наверное, не понимает этого, для него принципы журналистики, свободы слова, открытого общества, я так полагаю, настолько же далеки, как и для его начальника. Поэтому говорить о том, что эти люди прощают и забывают, не приходится. Мало ли что мог снять Орхан и ребята?

Такое ощущение, что они могли действовать на упреждение. Тем более что картина в глазах этих людей вполне однозначная: на бабки Ходорковского едут национальные предатели, которые осуждают аннексию Крыма, войну в Донбассе и так далее. То есть едут на деньги врага снимать про нас фильм, вот и все. Больше никакой мотивации и не требуется для того, чтобы дать наводку с этими людьми разобраться. Нет ничего фантастического в этой версии.

Для меня гораздо более фантастической выглядит версия, что какие-то грабители выскочили из оврага и стали расстреливать автомобиль, в котором были журналисты. А потом забрали у них камеры, телефоны, деньги, вещи. Так даже самые отчаянные отморозки не действуют, потому что они, стреляя по машине, могли задеть дорогостоящую технику. В конце концов в живых остался водитель. То есть вели беспорядочный огонь по машине, но при этом водитель остался цел и невредим и потом стал рассказывать о том, что нападение совершили некие товарищи в тюрбанах, видимо, имеются в виду мусульмане. Поэтому, конечно, нет веры ни местным властям, ни этому водителю, который непонятно что говорит и меняет свои показания. Следственный комитет России — какое он может провести расследование этого дела? Я считаю, что тут должно быть проведено именно журналистское расследование, и я знаю, что коллеги уже собираются туда поехать. Я думаю, что это нам даст гораздо больше информации и зацепок, чем заявления всевозможных органов власти в этой республике.

Столица ЦАР Банги REUTERS/Siegfried Modola

Блогер Расул Тавдиряков согласен со своим коллегой в том, что Орхан Джамаль был бесстрашным человеком.

Расул Тавдиряков: Основное, чем Орхан запомнился — не только мне, но и всем — это бесстрашие. Он никогда не боялся опасности, смерти, он всегда шел вперед. Во всех ситуациях. Он все время рядом со смертью ходил, все время ей улыбался и презирал ее в каком-то смысле.

Как вы думаете, он действительно не боялся или просто не верил, что с ним может что-то случиться?

Буквально за несколько дней до его поездки мы сидели, он был немножко встревоженный. Он понимал, что там реально опасно и что там реально охотятся за журналистами. Он мне говорил накануне, что там очень большой процент убийств именно журналистов.

Почему именно журналистов?

Я не понял, почему, и он тоже не сказал. Может, действительно с целью ограбления, может, то, что не хотят, чтобы этот конфликт, который там происходит, попал в мировую прессу. Может, просто, как говорит Максим Шевченко, жизнь белого человека там ничего не стоит. Спроса там нет за белого человека. Но, судя по тому, что все как-то странно… Почему они не обезопасились, почему не взяли охрану, почему поехали ночью, почему остался жив водитель, если в упор стреляли в них? Много факторов дают понять, что здесь не просто случайное ограбление. Почему они сразу начали стрелять по движущейся машине? Значит, они наверняка уже понимали, что этих людей нужно убить.

Да, ради ограбления совсем необязательно убивать, можно просто выстрелить по колесам и обчистить до нитки…

Конечно, можно обчистить, можно взять в плен и еще денег за это получить. Но почему-то взяли и убили их. Моя личная версия — их могли действительно остановить, может быть, их планировали отпустить, может быть, в заложники взять. Но, зная Орхана, могу допустить, что он мог кинуться на них, вступить в перепалку или попытаться забрать оружие. Небольшой процент вероятности допускаю, что между ними могла произойти какая-то перепалка, потому что Орхан очень вспыльчивый, и он не смотрит, кто там стоит перед ним. Однажды в Бирме я чуть отстал от Орхана — он быстро ходил. И в это время местные гангстеры пытались завести меня в подворотню и ограбить там. Я еле от них отбился, отбежал, потом догнал Орхана. Он говорит: «Где пропал?» Я говорю, что какие-то отморозки пытались меня в подворотню затащить. Он прямо вскипел. «Где эти негодяи, ну-ка, пойдем!» Я еле его успокоил, говорю: «Все, Орхан, у нас другая цель, мы идем по своим делам, оставь их, все нормально». Такие моменты часто возникали, и в самой Бирме тоже. Несмотря на то, что там опасности были, он мог грубить буддийским автоматчикам в штате Аракан. То есть у него не было какого-то инстинкта самосохранения. И здесь тоже не исключено, что могло что-то такое возникнуть между ними.

А чем вы занимались в Бирме?

Мы с Орханом тоже как журналисты поехали в лагерь беженцев рохинджа (в Бангладеш — RFI), это было ровно год назад, в сентябре. Пообщались там с беженцами из Бирмы, взяли у них интервью. Потом Орхан настоял, что нам надо ехать в Бирму и посмотреть, что там происходит, хотя опасно было туда ехать. Но он настоял, и пришлось поехать и провести там расследование.

Власти ЦАР считают, что причина убийства российских журналистов — обычное ограбление REUTERS/Baz Ratner

А что именно он вам рассказывал о поездке в ЦАР?

Он мне рассказывал, но мы сидели в кафе, там была громкая музыка, я не мог сосредоточиться и половину разговора пропустил мимо ушей. Потом он назвал ту организацию, которую инициировала эту поездку, я до этого никогда о ней не слышал и поэтому не запомнил.

Возможно, Центр управления расследованиями?

Сейчас предполагаю, что он ее назвал, просто не запомнил, и сейчас не могу вспомнить, что он сказал. Наверное, эту организацию он и назвал.

А о цели поездки он упоминал?

Цель он мне не назвал, к сожалению. Или, может быть, назвал, я тоже не запомнил. Он сказал просто: вот, мы едем туда, поснимаем. Он больше говорил про опасность, которая там поджидает.

Неужели вас самого не заинтересовало, зачем он едет в столь опасный регион?

Мы с ним до этого собирались ехать в Чад, в лагеря беженцев. Так бы он, может, вообще бы не рассказал мне про эту поездку, но я его спросил: «Ну что, когда мы поедем?» Он говорит, что в ЦАР едет. И я так понял, что он по этой теме и едет, поэтому не стал докапываться до него. Я подумал, что он едет именно расследовать геноцид мусульман. Потому что в Бирме похожая ситуация: происходит геноцид мусульманского меньшинства, они бегут в Бангладеш, там лагеря беженцев, полмиллиона где-то. То же самое в ЦАР, оттуда бегут, и несколько сотен тысяч проживает в Чаде. Вот мы хотели в Чад поехать, а он поехал в ЦАР. Но единственное — он сказал, что едет не с мусульманами. По-моему, он выразился — «либеральная туса» будет со мной. Я тогда подумал — какой им интерес вообще до мусульман? Просто не было возможности пообщаться, сидели в кафе, там была музыка, потом я вышел, и что-то у нас этот разговор по поводу цели его поездки до конца не состоялся, к сожалению.

Что потеряла российская журналистика с его уходом?

Конечно, это личность, которую Всевышний посылает, наверное, раз в эпоху. Пока что я не вижу альтернативы ему. Сегодня люди осторожничают, оглядываются, и таких людей, которые, как львы, бросались в гущу, самую бойню, самое пекло, таких людей я, например, не знаю. А во-вторых, он же был очень эрудированный! Он знал все — и историю, и современную ситуацию, политическую, экономическую. Он был ходячая энциклопедия, и с ним было интересно. Несмотря на то, что он был такой бесстрашный, в то же время он был очень хорошим другом, не только для своих близких, для любого человека. У него было большое сердце. Он очень любил детей, очень часто рассказывал о своем сыне, очень благородный человек был. В нем сочеталось благородство и бесстрашие. Когда такой человек появится вновь, я не могу даже предположить.

***

Власти ЦАР считают, что причина убийства россиян — обычное ограбление. По мнению экспертов некоторых прокремлевских изданий, это могла быть провокация против России. Кроме того, прозвучала версия, что россияне могли стать жертвами мести за вмешательство их соотечественников в конфликты внутри страны — в частности, за обучение военных, служащих правительству и поставки вооружений.