rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Футбол ЧМ-2018 Футбол Чемпионат мира по футболу Политика Владимир Путин Права человека

Опубликовано • Отредактировано

Станислав Белковский: «Карета ЧМ-2018 уже превратилась в тыкву»

media
По мнению Станислава Белковского, расчет Путина на то, что Чемпионат мира по футболу выведет страну из изоляции, не оправдался REUTERS/Damir Sagolj

Прекрасная организация, вежливые полицейские и улыбчивые волонтеры. Чемпионат мира по футболу запомнится, как прекрасная сказка, но карета уже превратилась в тыкву. Россия вернулась в свое прежнее состояние и ее ждет постепенное закручивание гаек, уверен политолог и футбольный болельщик Станислав Белковский. В интервью RFI он подвел итоги главного события этого лета, а также объяснил, почему, по его мнению, футбол, несмотря ни на что, остается вне политики.


Станислав Белковский finam.fm

RFI: Каков для вас главный итог этого чемпионата?

Станислав Белковский: Итогов несколько. Я — не Владимир Путин, который не является футбольным болельщиком, поэтому спортивные результаты его не интересовали. Ему было важно показать, что, во-первых, путинская Россия в состоянии провести на высоком уровне такой сложности турнир — он практически это доказал, что было, правда, несколько смазано событиями последнего дня, 15 июля, как часто в России бывает.

Во-первых, акция группы Pussy Riot во главе с Петром Верзиловым на стадионе, которая показала, что система безопасности не так совершенна, как они думали: все это произошло в присутствии дюжины лидеров разных стран и в присутствии самого Путина, которого охраняют, мне кажется, круче, чем какого бы то ни было правителя в мировой истории. А, во-вторых, в этот же день наводнение частично смыло стадион «Волгоград Арена», и большое счастье для России, что этого не случилось во время проведения там матчей. Конечно, такие эксцессы будут повторяться и в дальнейшем, но в целом Россия отстояла свой статус хорошего организатора чемпионата мира.

Во-вторых, Путин считал, что это снизит уровень его политической изоляции — это не так, на политических позициях Владимира Путина это никак не сказалось.

Станислав Белковский об итогах ЧМ-2018 по футболу 17/07/2018 - Анна Строганова Слушать

А лично для меня (я сам футбольный болельщик, хотя в футбол никогда не играл) это в основном футбольные уроки. На мой взгляд, Чемпионат мира–2018 продемонстрировал несколько базовых трендов, которые будут определять облик и содержание мирового футбола на предстоящие десятилетия.

Во-первых, мы все живем в эру Водолея, которая началась в 2003 году, поэтому я бы это рассмотрел еще и в контексте «футбол в эру Водолея», как человек, который доверяет аналитическим построениям такого типа и рода. Уходит пора мега-звезд, которые в одиночку способны решать судьбы игр и тем более турниров. Именно поэтому Лионель Месси, Криштиану Роналду убыли с турнира еще в 1/8, не снискав больших лавров и побед для своих команд, хотя Лионель Месси взял на себя неформально функции главного тренера сборной Аргентины начиная со второго тура группового турнира. Коллективные действия будут важнее ярких индивидуальных вспышек, то есть Марадона образца 1986 года едва ли возможен в новой эпохе. Это — эпоха демократизации и нивелирования, что весьма присуще эре Водолея.

Французская сборная по футболу во второй раз в своей истории стала чемпионом мира Jewel SAMAD / AFP

Во-вторых, если до 2006 года твердо действовало правило, согласно которому чередуются европейские и латиноамериканские чемпионы мира, причем в Европе выигрывают европейцы, а за пределами Европы — латиноамериканцы: Бразилия и Аргентина, в старые времена еще и Уругвай, но он давно не побеждал, то с 2006 года это правило кардинально нарушено и четыре чемпионата подряд выигрывали европейцы. Почему так случилось? Из-за мигрантов. Европу сейчас критикуют за абсорбцию и легализацию мигрантов, а ведь чемпионат выиграли мигранты — в основном уроженцы Африки, и черные, и белые, отчасти — выходцы Латинской Америки, которые стали уже французами или бельгийцами и принесли своим сборным золотые и прочие медали первенства. Европа приобрела кадровый ресурс, которого нет и не может быть у Латинской Америки, потому что Латинская Америка – гораздо менее привлекательная для мигрантов территория. За счет этого и достигается сегодня победа в футболе, и футбол — яркое доказательство того, что миграционная политика Евросоюза, даже если в ней есть большие недочеты, в основе своей верна.

Третий основной футбольный итог заключается в том, что, конечно, международный союз футбольных ассоциаций нуждается в кардинальном реформировании, потому что он превратился в организацию футбольной бюрократии, которая уже плохо связана с игроками, болельщиками, тренерами и с миром футбола как таковым. Эта реформа — на сносях, и я даже готов предложить основные ее положения, если об этом мне будет задан вопрос.

Вы сказали, что этот чемпионат был выигран в том числе мигрантами. В газете «Комсомольская правда» появилась заметка Дарьи Асламовой «Как Африка победила Европу» она активно обсуждалась в России. С одной стороны, Россия формально подписывается под правилами FIFA и претендует на то, чтобы быть страной, которая выступает против расизма. С другой стороны, мы видим череду совершенно чудовищных высказываний начиная с депутата Тамары Плетневой, которая призвала российских женщин не вступать в половые связи иностранцами, особенно другой расы, до вот этого текста Асламовой. Как вам кажется, почему футбольный чемпионат не стал возможностью для того, чтобы, наоборот, избавиться от расизма?

Футбольный чемпионат стал такой возможностью. Я бы не стал гиперболизировать важность позиции Дарьи Асламовой, которая всегда была очень радикальна по всем вопросам — всегда есть люди, которым очень важно занять антисистемную позицию, чтобы привлечь к себе внимание. Это типичный признак истероидного типа личности, и Дарья Асламова занимается этим уже много лет, начиная с демонстративных описаний ее сексуальных похождений еще 30 лет назад, когда это было непринято. Причем неизвестно, были ли эти похождения. Поскольку человек настроен на эту волну, что надо сказать что-нибудь совсем неполиткорректное, он так и делает — это происходит и в Германии, и во Франции, и в США, мы знаем много таких людей, поэтому я бы не стал делать из этого каких-то драматических выводов.

А что касается того, что позволил этот чемпионат россиянам – как вам кажется, для основной массы людей в России, особенно в 11 российских городах, которые принимали этот чемпионат, что это изменит в их жизни?

Действительно, в течение месяца, когда проходил чемпионат, 11 городов, в которых он проводился, ощутили невиданную бытовую свободу — это были вежливые полицейские, это были волонтеры, это была свобода передвижения по населенным пунктам, не было обычного хамства со стороны бюрократии, и так далее. Но эта карета уже превратилась в тыкву — в ночь на 16 июля Россия вернулась в свое прежнее состояние, и динамика этого состояния будет такой же — дальнейшее закручивание гаек и усугубление тихих репрессий государственного механизма против всех своих граждан, а далеко не только тех, кто хоть как-то выступает против Кремля и его политики.

Акция Pussy Riot во время финала ЧМ-2018 REUTERS/Darren Staples

Акция Pussy Riot 15 июля на стадионе «Лужники» тому пример. В этом смысле возвращение Pussy Riot это тоже некий символ?

Я думаю, нет. Собственно, действительно было совершено правонарушение — мы все должны уважать закон, независимо от того, относится ли он к нашим друзьям, или не друзьям, или к кому угодно. 15 суток административного ареста — это не самое большое наказание за это нарушение, могло быть и жестче. Петр Верзилов, продюсер Pussy Riot, очень хорошо знает свое дело, он прекрасный пиарщик. Он понял, что для того, чтобы восстановить интерес к уже полузабытому бренду Pussy Riot, нужно совершить акцию за счет финала чемпионата мира, и он ее совершил. Здесь показательным был, скорее, провал системы безопасности. Одна из участниц этой акции смогла даже практически пообниматься с Килианом Мбаппе, лучшим молодым футболистом чемпионата мира, нападающим сборной Франции. Ведь никто же не гарантировал, что она не выльет на него серную кислоту. В этом смысле это было досадное пятно на репутации чемпионата как плохо организованного. Но дальнейшая судьба участниц Pussy Riot не свидетельствует о каких-то жутких репрессиях. Но закручивание гаек будет продолжаться. Оно будет медленным — Россия не впадет в состояние КНДР, и даже в китайское состояние не войдет. Но ситуация будет ухудшаться, и чемпионат запомнится нам, как волшебная сказка, которая, к сожалению, оказалась слишком короткой.

Как вам кажется, то, что западные лидеры в массе своей никак особенно не реагировали ни на голодающего Олега Сенцова, ни на Юрия Дмитриева, которого снова заключили под стражу, ни на суд над Оюбом Титиевым, которого оставили под арестом до декабря, с чем это связано?

Западные лидеры на это реагировали и реагируют, как и всегда. Просто есть твердая установка на то, что футбол не должен пересекаться с политикой, и западные лидеры этому следовали. Я с ними согласен — футбол не должен пересекаться с политикой. Собственно, мадридский «Реал» был многократным обладателем кубка европейских чемпионов в эпоху Франсиско Франко, и это никого не смущало.

При этом среди игроков российской сборной есть люди, которые были доверенными лицами Владимира Путина во время его избирательной кампании. Так что говорить, что футбол не должен пересекаться с политикой, это некоторое лукавство.

Футбол как институция — вне политики, а то, что отдельные футболисты могут поддерживать кого угодно, это их право. В конце концов, Диего Марадона, например, фактически был доверенным лицом и агитатором за Уго Чавеса. Разделяю ли я его позицию в этом вопросе? Нет, не разделяю. Я бы не стал агитировать за Уго Чавеса, Уго Чавес меня об этом и не просил, поскольку, в отличие от Диего Марадоны, я не кумир сотен миллионов людей в Латинской Америке. Но от этого Диего Марадона не перестал быть великим футболистом, и мы не забываем чемпионат мира 1986 года, на котором он выиграл практически в одиночку.

Президент FIFA Джанни Инфантино, Владимир Путин, Эмманюэль Макрон и Колинда Грабар-Китарович на закрытии ЧМ-2018 REUTERS

Но мы помним Олимпийские игры 1980 года, которые бойкотировали огромное количество западных государств. Здесь тоже были разговоры о возможности некоторого бойкота, несколько делегаций все-таки не приехали, в частности, Великобритания. Почему сегодня те же голодовки политзаключенных или еще какие-то важные политические события никак не влияют на то, чтобы Россия могла принимать этот чемпионат?

Потому что футбол в современном мире главнее политики. Не будучи футбольным болельщиком, понять это довольно сложно, а будучи футбольным болельщиком, понять это довольно легко. Так всегда и было. Олимпийские игры не являются футболом, это совершенно другая история, это история, в которой, во-первых, гуманитарная составляющая гораздо более ярко выражена, а во-вторых, Олимпийские игры даже близко не дотягивают по популярности до чемпионата мира по футболу. И скорее популярность правителей зависит от исхода выступления сборной на футбольном чемпионате, чем наоборот. Футбол — это совершенно отдельная вселенная. Олимпийские игры, скажем, пересекаются с политикой процентов на 40, футбол – процентов на 5. А то что каждый футболист или тренер может поддерживать любого политика — хоть Уго Чавеса, хоть Путина, хоть Марин Ле Пен, это да.

У вас самого, как футбольного болельщика и одновременно политического обозревателя, нет некоторого шизофренического ощущения, что, с одной стороны, праздник, футбол и какое-то невероятное эмоциональное переживание, а с другой стороны политическая ситуация, которая сегодня гораздо хуже, чем даже еще несколько месяцев назад?

Политическая ситуация не хуже, чем несколько месяцев назад, а такая же — она хуже, чем несколько лет назад, но не месяцев. Нет, у меня нет никакого когнитивного диссонанса, потому что жизнь человека не состоит из одной политики. Более того, человек не обязан руководствоваться политическими приоритетами. Я, как политический обозреватель и эксперт, как вы знаете, достаточно жестко критиковал российские власти и продолжаю это делать, но это никак не влияет на мое отношение к чемпионату мира и спортивным результатам. В конце концов, если вы выходите замуж или отмечаете свой день рождения, у вас же не соображений, что вы не будете этого делать и не будете праздновать эти события как важные для вас, потому что политическая ситуация в стране, где вы это отмечаете, ухудшается? Нет, вы не будете. То же самое относится и к футболу. Футбол — это острейшее человеческое переживание, которое находится вне политики, и хорошо, что находится вне политики.

Вы говорите, что в России будет продолжаться медленное закручивание гаек, в то же время Владимир Путин несколько дней назад сказал о том, что Россия показала свое гостеприимство и народную дипломатию и приняла такое количество иностранных болельщиков, которые, возможно, захотят привезти сюда свои семьи. Как вам кажется, сможет ли чемпионат позволить России открыться и действительно принимать больше туристов?

В туристическом смысле — да, чемпионат пошел России на пользу. Как туристическое направление Россия стала более популярной, чем была, и это плюс. Я, собственно, ничего против этого не имею, я заинтересован в том, чтобы туристические деньги иностранных гостей работали на восстановление российской инфраструктуры, памятников архитектуры и так далее. Весьма прискорбно, что государство и частный капитал не уделяют этому должного внимания. Любые усилия, которые направлены на воспроизводство исторической среды России, ее туристической сети, — это хорошо. Но на политическом имидже России это никак не сказалось, она как была субъектом гибридной войны и изгоем на Западе, таким и остается. В этом смысле и Чемпионат мира по футболу тоже ни на что не повлиял: принцип «футбол вне политики» работает в обе стороны. Политики не смогли отменить Чемпионат мира по футболу, но футбол никак не отменил того политического контекста, в котором существуют сегодня Россия и Путин.