rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Искусство Политика Эмиграция

Опубликовано • Отредактировано

Автор карикатуры на Поклонскую попросил убежище во Франции

media
Автор карикатуры на Наталью Поклонскую и Николая II Денис Лопатин попросил убежище во Франции MAX VETROV / AFP

Карикатурист Денис Лопатин попросил во Франции политическое убежище. В России на него подала заявление бывший прокурор Крыма и депутат Госдумы Наталья Поклонская за карикатуру на нее и Николая II с подписью «Найдите дуре мужика». Поклонской весной уже отказали в возбуждении уголовного дела, но она повторно направила запрос главе Следственного комитета Александру Бастрыкину. В интервью RFI Денис Лопатин рассказал, почему, на его взгляд, в России его хотят преследовать именно за карикатуру на Поклонскую, и собирается ли он публично отвечать прокурору Крыма и сотрудникам ФСБ.


Работа любого карикатуриста почему-то сталкивается с такими реакциями. Чем дальше общество дичает, тем больше этого неадеквата.
Автор карикатуры на депутата Наталью Поклонскую Денис Лопатин попросил убежище во Франции 23/06/2018 - Денис Стрелков Слушать

RFI: Карикатура «Найдите дуре мужика» у вас не самая провокационная. Был и Песков в виде туалетного ершика, и Кадыров, и Путин. Почему именно из-за этой карикатуры, как вам кажется, все началось?

Денис Лопатин: Не самая острая, но они готовились. Я же сделал объявление, что будет выставка острых карикатур, которые раньше нигде не публиковались. И она прошла успешно в независимом, негосударственном арт-центре в Петропавловске-Камчатском. Выставлялось много довольно смелых по камчатским и российским меркам карикатур. Туда пришли специально подготовленные люди: можно сказать, «тихари», агенты отдела по борьбе с экстремизмом. И они искали что-нибудь. У меня там стоял в чулане плакат, который должен был быть потом после выставки на митинге. Собственно, они его там сняли, и потом на митинге они этот плакат тоже увидели.

Тогда они мне не выражали никаких негативных эмоций, улыбались, руку пожимали, хвалили, одобряли, поддерживали, а потом эти два человека настучали, организовали большую кампанию по подаче коллективных заявлений в полицию, в Следственный комитет и так далее. Началось с них. А дальше пошло, они пустили это в интернет. Я же никогда не фотографировал этот плакат.

Вы какой плакат имеете в виду? Плакат с Поклонской?

Да, он хранился в чулане, в выставке, естественно, не участвовал. Там такой пошловатый сюжет. Он просто был повеселить друзей на митинге.

Получается, специально что-то искали, чтобы завести потом дело?

Так мне следователь и объяснил, что на него «капали» из ФСБ за предыдущие карикатуры. У меня Путин, Кадыров был. Был сигнал, что как-нибудь пора мне хвост накрутить, чтобы я пошел на сотрудничество с ними и рисовал то, что нужно.

То есть, вам предлагали в прокуратуре рисовать те карикатуры, которые понравились бы...

Нет. Это уже какая-то из веточек ФСБ, которая за инакомыслием следит. Ей нужно было, чтобы я рисовал идеологически правильные картинки. Они на меня «капали» и перед этим несколько лет, но компромисс всегда находился. Я не слишком остро критиковал, и они не сильно меня трогали. Работу они мне не предлагали. Они предлагали только кнут, никакого пряника.

А как вообще развивались события? На вас сразу подали заявление?

7 ноября — открытие выставки. До января это дело стухло. Полицейские не хотели его возбуждать и вынесли отказ. В январе об этом узнала Поклонская. Кто-то ей донес. Она возмутилась тогда в первый раз. Ей специально кто-топодсунул, видимо, чтобы вызвать ярость, что и случилось. Она тогда обратилась к камчатским следователям с официальным депутатским запросом. Я его видел. Депутатский запрос от нее направили. Опять же, они спустили все на тормозах, потому что следователи — адекватные люди. А тут такое пахнущее дело, и СМИ сразу, им же весело. Журналисты сразу, конечно… Смешная ситуация. Поклонская задурила.

В феврале, перед отъездом, мне посоветовали все-таки пересидеть, пока все не стихнет. Но, естественно, оно не стихло, а наоборот усугублялось. Как только казалось, что все уже кончилось — то еще какие-нибудь казаки всплывут, то начнут травить в интернете, то снова Поклонская понесет запрос Бастрыкину, то в Роскомнадзор обратится с требованием запретить в интернете картинку, как Барбара Стрейзанд. Этот тлеющий уголек обязательно кто-то раздувал.

В то, что это серьезно, я впервые поверил сейчас. Конечно, работа любого карикатуриста — можете спросить у коллег моих — даже самый безобидный юмор почему-то сталкивается с реакциями. Чем дальше общество дичает, тем больше этого неадеквата.

Когда Вы рисовали этот плакат для митинга, думали ли вы, что Поклонская когда-либо его увидит, и ожидали ли вы такую реакцию?

Разумеется, нет. У меня были плакаты, которые провоцировали власть на ярость и на гнев, но в этом случае он был для двадцати-тридцати старых пьяных бывших журналистов. Узкоспециальная вещь, которую я не фотографировал, не постил, не выставлял на выставки.

А добиваться чего-то в России вы будете? Будете ли вы как-то публично отвечать Наталье Поклонской, сотрудникам ФСБ на это?

Я слишком сноб, чтобы этим заниматься. Это меня уравнивает с ними и ставит на одну юридическую плоскость. Это преступники, с которыми не стоит так же, как и они разговаривать. Если вам в автобусе нахамили, сразу вы будете матом их крыть в ответ? Нет, наверное. Не хочется этим заниматься, ни в коем случае.

Вы знаете историю Петра Павленского, конечно, который сейчас находится под следствием во Франции. А сами вы готовы продолжать свою работу в том числе и с французскими темами?

За каждым художником, как вы уже намекнули, ведется шлейф репутации. И можно предположить, чем буду я заниматься. И могли люди предположить, чем будет заниматься Павленский после получения убежища. Буду продолжать и, собственно, сейчас этим занимаюсь. Заказы и местные, сугубо французские, узкие, и из России тоже. Так что я расширяю географию, а не прячусь в пещеру.