rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Владимир Путин Телевидение Общество Экономика

Опубликовано • Отредактировано

«Путин любит тишину»: о чем людям не дали спросить президента на «Прямой линии»

media
Владимир Путин на «Прямой линии» с самим собой 7 июня 2018 Sputnik/Mikhail Klimentyev/Kremlin via REUTERS

7 июня российские федеральные телеканалы в очередной раз демонстрировали ежегодную «Прямую линию с Владимиром Путиным». В этом году президенту поступило около 2 миллионов вопросов, из которых он ответил только на 67. RFI предлагает небольшой обзор тех обращений, которые не попали в эфир и в поле зрения Владимира Путина.


85-й ремонтный завод города Брянска — старейшее оборонное предприятие. Он начал работу еще в 1924 году с производства бронепоездов. Сейчас завод на грани банкротства и закрытия, а его сотрудники месяцами не получают зарплату. Вот какое видеообращение они подготовили к Владимиру Путину.

Рабочие Брянска записали обращение к Путину

Один из сотрудников завода, которому предприятие задолжало более 100 тысяч рублей, – Олег Гришин. Вот что он рассказывает о своей ситуации:

О чем россиянам не дали спросить президента на «Прямой линии» 09/06/2018 - Александр Валиев Слушать

Олег Гришин: Мне два года до пенсии. Я ушел с завода «Термотрон» на 85-й ремонтный завод, меня пригласили. Поначалу было все хорошо, хорошая зарплата, обмундирование. Потом перестали давать деньги, мы год почти не получали зарплату. 1 апреля у меня скоропостижно умер сын. Я залез в страшные долги, снял все деньги, схоронил сына, братья помогли с похоронами. Подали в суд, я там не один, 150 человек нас. Суды присудили нам, отдали приставам, приставы нас гонят. Никаких сдвигов, отдали копейки сущие! 35 тысяч я получил, сыну памятник заказал. Сын умер когда еще, а его деньги так и не отдали! Просто я не понимаю, как это так, что у нас за закон, что за государство?! Зачем нам Украину показывают, как там плохо? А своих людей? Я всю жизнь производству отдал, сейчас директор на 85-м сменился, нам, наверное, вообще ничего не дадут. К губернатору ходили — ничего, никаких сдвигов! А у меня еще 100 тысяч долга, у сына тысяч 17–20. А у других людей, с кем вместе работали, тоже помногу, там и по 200 есть, и по 300, и по 150. Никогда в такие ситуации не попадал, из долгов не могу вылезти. Перешел на старую свою работу, на тяжелую. Хоть бы уже наш президент обратил на это внимание. Ну как это так? Это же министерство обороны, государство! И нас отовсюду гонят. К губернатору вообще толком на прием не пустили.

RFI: Вы верите в то, что проблему, подобную вашей, можно решить телевизионной «Прямой линией»?

Олег Гришин: Не знаю. Не очень-то мне верится. Потому что по телевизору одна показуха, и все. Нас 150 рабочих, и никому мы не нужны.

Еще одно видеообращение к Владимиру Путину, которое не попало в эфир, записали жители города Новокузнецка, что на Кузбассе. Они давно протестуют против засилья многочисленных угольных разрезов, вплотную прилегающих к их домам и в прямом смысле отравляющих им жизнь.

Господин президент, назревает инцидент: Обращение к Путину В.В.- КПРФ Новокузнецк

А вот некоторые обращения, переданные через смс:

«Вы сказали ветеранам: „Вам никогда не будет стыдно за нас”. Почему Вам не стыдно перед ветеранами Новокузнецка, которые сейчас живут как на войне, под вой сирен и грохот взрывов с угольных разрезов, глядят, как уничтожается Земля, за которую они воевали?»

«Трагедия в „Зимней вишне” унесла 64 жизни. В Новокузнецке угольные разрезы отнимают жизни у полумиллиона человек, с каждым вдохом выжигают нас и детей изнутри диоксидами серы и азота, онкобольницы переполнены. Вл-р Вл-вич, почему Вы позволили экоцид и геноцид в Новокузнецке?»

«В Церковные праздники Вы ходите в Храм, значит Вы верите, что Земля и Человек созданы Богом. Почему Вы позволяете угольным разрезам добывать уголь открытым взрывным способом, уничтожать Землю, созданную Богом, наш полумиллинный город, нас и наших детей?»

«Даже в военные и послевоенные годы Сталин запрещал добывать уголь открытым взрывным способом — ради сохранения ресурсов для потомков, ради жизни и здоровья народа! Почему Вы в 21-м веке позволили этим варварским способом уничтожать природные и человеческие ресурсы, нас и наших детей?»

Обращение в кадре зачитывала местная жительница Людмила Топоровская. Она утверждает, что их город испытал жестокое разочарование во власти. «Прямая линия» была их последней надеждой.

Людмила Топоровская: Да, определенная доля надежды была, и это была, наверное, последняя надежда на помощь первого лица нашего государства. Мы с начала объявления о «Прямой линии» стали очень активно и интенсивно отправлять смс на телефонный номер, который был указан. 31 мая мы записали видеообращение в селе Березово на фоне угольного отвала. Я всем раздала Кодексы, ребятишки держали Конституцию, то есть мы вложили свою душу в это видеообращение. Всю нашу боль, все мучения, которые нам доставляют угольные разрезы. Вчера по местному времени с 4 дня до половины девятого вечера, 4,5 часа буквально не отходили от экранов телевизоров. Боялись пропустить, что вдруг хотя бы один вопрос. Причем это не только мы, конечно же, весь город кричал криком, кричал на «Прямую линию» сигнал SOS. Ни одного вопроса, ничего не было озвучено. Совершенно ничего. Мы испытали такое разочарование во власти, власти России — его передать словами невозможно. Это полнейшее разочарование. Вчера было очень тяжело, потому что, начиная с момента объявления о «Прямой линии», мы потратили очень много нашего времени, сил, здоровья. Можно сказать, вся эта неделя была вычеркнута из нашей жизни. Даже ночью мы отправляли смс и голосовые сообщения. Сегодня в Новокузнецке достаточно сильный резонанс, люди общаются между собой. Ну и то мнение, что было мне сегодня сказано, оно фактически единодушное, единогласное. Что президент был нашей последней надеждой на спасение, и если уж и он проигнорировал наши крики о помощи, то нам, значит, надеяться больше не на кого, кроме как на себя.

RFI: Как ведет себя местная власть в вашем противостоянии с угольщиками?

Людмила Топоровская: Заместитель губернатора Хлебунов до этого был директором Березовского угольного разреза, самого крупного в Новокузнецком районе. И он продолжает отстаивать интересы этого разреза. Он очень агрессивно настроен по отношению к населению. И однозначно безапелляционно заявляет, что разрезы будут развиваться.

Подмосковный Волоколамск этой весной попал в новостные ленты из-за многочисленных акций протеста местных жителей против мусорного полигона, куда свозят отходы со всей Московской области. А после того, как в результате очередного выброса с мусорки в больницу с отравлениями попало несколько детей, горожане устроили настоящий бунт, во время которого чуть было не поколотили главу района. Несмотря на все это, проблема Волоколамска до сих пор не решена, и люди записали видеообращение к президенту. Но на «Прямую линию» оно не попало.

Обращение Волоколамска к Путину

Андрей Жданов — один из активистов, которые борются за закрытие мусорного полигона. По его мнению, тема их протеста — слишком громкая, поэтому и не была упомянута президентом во время эфира.

Андрей Жданов: Она, наверное, и не попала на эфир, потому что слишком громкая. Владимир Владимирович любит тишину, я так думаю. Потому что именно из-за того, что наша акция громкая, Волоколамск услышал весь регион, и везде поднимаются, стараются заглушить в Волоколамске протестную волну и так далее. Прикрывают себе свою задницу сейчас, воткнули нам этот факел, типа, у вас теперь вони не будет. Есть у нас и вонь, и выбросы продолжаются. Но беда в другом, в том, что у нас второе тело сыпется точно так же. То есть полигон получил себе вторую карту и засыпает ее точно так же. Запах как был, так и есть. До города долетает, до соседних деревень долетает.

RFI: Вы верите в то, что равные шансы дозвониться на «Прямую линию» есть у всех?

Андрей Жданов: Я лично не верю. Все, что там было, на «Прямой линии», — подстроено, все это прекрасно поняли. Пообщайтесь с людьми и послушайте про эту «Прямую линию». Народ вообще не понимает, зачем он ее устроил. Веры никакой нет, ни в Путина, ни в кого. Вы почитайте соцсети. Я ж не придумываю, я говорю то, что есть на самом деле. Некоторые люди считали, что надо обратиться, ну, обратились. Что толку? Он даже не вспомнил об этом. Постарался ее обойти стороной, да и все.

От предыдущих «Прямых линий» эфир 2018 года отличался тем, что на сей раз на связи с президентом были губернаторы регионов, которым Владимир Путин мог переадресовать отдельные вопросы от граждан. Благодаря такой схеме, ряд проблем, не решаемых годами, решился практически моментально.