rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Обзор недели

Опубликовано • Отредактировано

Полжизни в России: Астрид Вендландт о свободе, патриархате и ненависти

media
Писательница Астрид Вендландт DR

Писательница и журналистка из Франции Астрид Вендландт пытается добиться в России справедливого расследования совершенного на нее нападения и наказания для своих обидчиков. На минувшей неделе в СМИ появились публикации о том, что прошлым летом на нее напали в глухой деревне на Южном Урале.


Писатель и журналист Астрид Вендландт о жизни в России, свободе, патриархате и ненависти 25/05/2018 - Александр Валиев Слушать

Астрид написала две книги о своих путешествиях по России, прошлым летом участвовала в съемках телепроекта о Южном Урале. Вот уже несколько лет, в теплое время года, она любит отдыхать в оторванной от цивилизации крохотной деревне Александровка в окрестностях горы Иремель. Но в прошлом году на нее и ее друга напали местные жители. По их мнению, Астрид хотела привезти в их поселок своих друзей-геев. О подробностях происшествия Астрид Вендландт рассказала RFI.

RFI: Вы приехали в Россию учить язык в 1995 году, вам был 21 год. Сколько времени с тех пор вы провели в России в общей сложности?

Астрид Вендландт: Можно сказать, что большую половину своей жизни я путешествую по России, потому что мне 45, а приехала я в 21 год. Я приехала как студентка, жила в русских семьях, училась и в Москве, и в Нижнем Новгороде, и в Челябинске, и в Питере. Была такая программа для иностранцев, чтобы они могли учить русский язык. Потом я осталась в Москве, работала корреспондентом в Moscow Тimes, почти три года жила в Москве, потом была корреспондентом Financial Тimes. Потом постоянно ездила по России, была у оленеводов и шаманов на краю света на Ямале, написала книгу. А потом проехала весь Урал, с юга до севера, тоже книгу об этом написала.

Чем именно вас так «зацепила» Россия? Что здесь есть, чего нет в родной для вас Франции или Канаде, где вы учились?

Когда я приехала в Россию, мне был 21 год, и я чувствовала первый раз себя свободной, вне нашей системы, которая очень напрягает молодых, чтобы они успешными были, статус получили, чтобы в хороший университет поступили. Этого давления в России не было. И я чувствовала себя свободной, думала, как здорово, я хочу здесь немного пожить. Потому что я не хочу катиться по накатанным рельсам, которые будут выбирать мои родители или система. Я чувствовала себя вне системы, и это было очень приятно. В 1995 году в России люди жили очень скромно, ничего не было, и ценности были другие, нематериальные. И это очень меня привлекало, у меня как третий глаз открылся. Россия много мне дала, я там стала журналисткой, потом писательницей, потом мамой. И всегда, когда я что-то начинаю, в России у меня почему-то все получается.

Но сейчас в России социальный статус стал значить очень много…

Да, но у меня уже возраст другой, приоритеты другие, и Александровка — это просто мечта. Я думала, что могу там устроить уголок, где никто не будет меня трогать, где я буду спокойно жить. Я обожаю это место, я уже восемь лет туда езжу почти каждый год и всегда у кого-то жила. В прошлом году мне немножко надоело снимать жилье, зависеть от кого-то. Когда тебе 20, это нормально, а когда 40+, ты хочешь быть сама себе хозяйкой. И я решила строить юрту, потому что думала, что это самый дешевый способ устроить себе маленький уголок.