rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Франция Терроризм Чечня ИГ Обзор печати

Опубликовано • Отредактировано

Француз или чеченец: кто такой парижский террорист Хамзат Азимов?

media
Cогласно данным Службы внутренней разведки Франции (DGSI), 7–8% тех, кто покинул или намеревался покинуть Францию, чтобы отправиться воевать в Сирию или Ирак на стороне «Исламского государства», являются уроженцами Чечни. DENIS CHARLET / AFP

Французская пресса в понедельник, 14 мая, активно обсуждает личность напавшего на прохожих в субботу вечером в Париже. В серии террористических атак последних лет во Франции это нападение стало первым, в котором замешан уроженец Чечни. Однако живущие во Франции чеченцы и раньше становились фигурантами дел по статьям о терроризме, они составляют заметную часть джихадистов, уехавших из Франции в Сирию, а также регулярно подвергаются процедуре экстрадиции из-за подозрений в радикализме.


Кто такой Хамзат Азимов?

Как удалось сразу же выяснить французской прессе, родившийся в 1997 году в Чечне Хамзат Азимов переехал вместе с семьей во Францию в начале 2000-х годов. На первый запрос о предоставлении убежища Французское бюро по защите беженцев и апатридов (Ofpra) ответило семье Азимовых отказом. Однако после апелляции в 2004 году им все-таки удалось получить убежище. Спустя четыре года его мать по ускоренной процедуре получила французское гражданство, благодаря этому французский паспорт смог получить и 13-летний Хамзат. Отцу в предоставлении гражданства отказали.

Сначала семья Азимовых поселилась в Ницце, где проживает большая чеченская диаспора, потом перебралась в Страсбург, где также очень много выходцев из Чечни. Ницца, Эльзас и парижский регион — три самых популярных среди чеченской общины региона, объясняет французский сайт издания Huffington Post. В Страсбурге семья Хамзата поселилась в бедном пригороде Эльзо. Он окончил среднюю школу и буквально несколько месяцев назад вместе с матерью переехал в Париж.

Кто такой парижский террорист Хамзат Азимов 14/05/2018 - Сергей Дмитриев Слушать

«Он был очень скрытным, держался особняком», — описывают Хамзата в интервью France Info его бывшие одноклассники. При этом, в школе «с ним никогда не было проблем, он был пунктуальным, не блистал в учебе, но и не был последним двоечником», говорит один из одноклассников Риан. «Мы знали, что он был мусульманином, но он никогда это не афишировал», — говорит еще одна одноклассница, отмечая, что Хамзат соблюдал Рамадан, никогда при приветствии не целовал девочек в щеку, как это принято во Франции. О своем детстве в Чечне он тоже не рассказывал, добавляют его знакомые из Страсбурга.

Журналистам также удалось выяснить, что в 2016 году он попал в поле зрения антитеррористического отдела МВД из-за связей с группой молодых людей, намеревавшихся уехать в Сирию. Он был внесен в так называемый «Список S», в который попадают лица, представляющие потенциальную угрозу государственной безопасности, а также в «Список FSPRT», в который заносят всех подозреваемых в радикализации террористического характера. Его допросили в полиции и в службе внутренней разведки, однако не выявили никаких признаков того, что молодой человек намеревался перейти к реальным действиям, пишет Le Point.

Сейчас полиция занимается поиском возможных сообщников Азимова. Известно, что сразу после нападения были задержаны его родители, в квартире, которую на севере Парижа снимали Азимовы, полиция провела обыск, изъяли компьютер. На следующий день в Страсбурге был задержан его школьный друг. «В школе они всегда ходили вместе, вместе играли в компьютерные игры и занимались спортом», — рассказывает про друга Хамзата его одноклассник Риан. Имя задержанного друга не называется. В понедельник его доставили в парижскую штаб-квартиру службы внутренней разведки.

«Чеченская диаспора — мишень французских спецслужб»

Это уже 13 террористическая атака во Франции с начала 2015 года, общее число погибших от рук террористов за последние три года возросло до 246 человек. Несмотря на то, что Хамзат Азимов стал первым чеченцем, участвовавшим непосредственно в совершении теракта на французской территории, ранее многие выходцы с российского Северного Кавказа уже были замешаны в других уголовных делах, связанных с терроризмом, отмечает Le Monde.

Первым стал Юсуп Насуханов: бывший специалист по инфографике в мэрии городка Шильтигайм на северо-востоке Франции, после январских терактов 2015 года появился в пропагандистском видео «Исламского государства», с автоматом Калашников наперевес, он обещал наводнить Европу боевиками «Исламского государства», анонсировав скорые теракты во Франции, Бельгии, Германии, Швеции и повсюду в Европе.

Месяц спустя шесть выходцев из Чечни, среди которых четверо были политическими беженцами, а двое уже получившими гражданство, были арестованы на юго-западе Франции по подозрению в причастности к террористической деятельности и ее финансированию. В 2017 году французский суд приговорил к шести годам тюрьмы жителя Тура Ису Хасиева, признав его виновным в подготовке покушения на полицейских.

«Вот уже 20 лет французские спецслужбы предупреждают о риске, который представляют радикализовавшиеся члены этой (чеченской — RFI) диаспоры, пишет в свою очередь правая Le Figaro, напоминая об истории иммиграции чеченцев во Францию, связанной с первой и второй чеченскими войнами. «Их статус политических беженцев мешает проведению судебных процессов», — пишет газета, приводя слова одного из судей, участвовавших в одном из судебных процессов 2016 года, когда суд приговорил к тюремным срокам беженцев из Чечни, признав их виновными в пособничестве терроризму. После отбытия тюремного наказания осужденным предписывалось покинуть территорию Франции, однако эта мера была оспорена адвокатами в ходе апелляции из-за опасности для жизни, которая могла угрожать чеченцам на родине.

Как ранее писала Русская служба RFI, практика высылки из Франции чеченских беженцев изменилась в последние годы.

Как пишет Le Monde, согласно данным Генеральной дирекции внутренней безопасности (DGSI), то есть внутренней разведки Франции, примерно 7–8% тех, кто покинул или намеревался покинуть Францию, чтобы отправиться воевать в Сирию или Ирак на стороне «Исламского государства», являются уроженцами Чечни. Это могут быть как чеченцы, получившие французское гражданство, так и беженцы или просители убежища. Об этом рассказал еще в 2016 году на заседании комиссии по иностранным делам и обороне Сената бывший директор французской службы внутренней разведки Патрик Кальвар.

В свою очередь, экс-директор французского Центрального бюро по борьбе с бандитизмом Шарль Пеллегрини считает, что нет никакого чеченского терроризма во Франции. Вся радикализация происходит на религиозной почве. Именно исламизм — основной поставщик терроризма во Францию, уверен эксперт. «То, что этот конкретный теракт совершил чеченец, — простая случайность или стечение обстоятельств», — сказал в интервью France Info Пеллегрини.

Нужны ли списки экстремистов?

Другим вопросом, которым задается французская пресса, является эффективность так называемого «Списка FSPRT», в который вносят всех потенциально опасных, с точки зрения антитеррористического ведомства, лиц. На сегодняшний день, по данным Le Monde, в него внесено 20 тысяч человек, в том числе 11 тысяч представляют «наиболее серьезную угрозу». Хамзат Азимов, как и некоторые из его предшественников, исполнителей и организаторов терактов последних лет, был в этом списке, то есть был под наблюдением полиции. Однако это не помешало ему совершить теракт.

Критики таких списков, прежде всего правые и крайне правые политики, говорят о неэффективности данной меры. «От него („Списка FSPRT” — RFI) нет никакого толка», — заявляет глава Нацфронта Марин Ле Пен. С лидером националистов не согласен министр внутренних дел Жерар Коллон: «„Список FSPRT” помогает каждую неделю разоблачать [преступные] сети и предотвращать теракты».

В свою очередь, глава правой партии «Республиканцы» Лоран Вокье призывает посадить в тюрьму всех попавших в список потенциальных террористов. Однако для этого необходимо, как минимум, переписать французскую конституцию, объясняет почетный президент «Лиги прав человека» Мишель Тубьяна: «Статья 66 французской конституции гласит, что лишить кого-то свободы можно только по решению суда». Но даже если конституция будет пересмотрена, эта мера все равно останется невыполнимой из-за несоответствия Европейской конвенции о защите прав человека, объясняют правозащитники.

Подписывайтесь на неофициальный телеграм-канал русской службы RFI, где мы рассказываем о самых важных событиях во Франции.