rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Экономика Друзья Путина Обзор печати

Опубликовано • Отредактировано

Хищение невиданных масштабов: Тома Пикетти о путинской клептократии

media
Владимир Путин и Сергей Ролдугин (справа) на церемонии награждения в Кремле. 22 сентября 2016 г. Ivan Sekretarev / POOL / AFP

Известный французский экономист, профессор Высшей школы социальных наук (EHESS) и Парижской экономической школы, колумнист газеты Le Monde Тома Пикетти рассуждает на страницах издания о состоянии российской экономики и причинах, по которым за 25 лет Россия не смогла ничего поиметь от своих нефтяных сверхдоходов.


Причины социального неравенства современной России Пикетти видит в ее советском прошлом. За 70 лет СССР так и не смог построить справедливую социальную систему, и крах советской модели привел к отказу от любых попыток общественного перераспределения. С 2001 года в России была установлена плоская шкала налогообложения — 13%, независимо от суммы доходов. «Даже Рейган и Трамп не смогли пойти так далеко в попытках отказа от прогрессивного налога», — пишет Пикетти.

Полностью отказались в России и от налога на наследство. Помимо России, налога на наследство не существует еще, например, в «народном» Китае, объясняет Пикетти. Только если Китай в результате смог сохранить относительный контроль над капиталами и избежать их массового оттока из страны, то путинскую Россию можно охарактеризовать как клептократию.

В среднем с 1993 по 2018 год положительное сальдо внешнеторгового баланса России составляло 10% от ВВП за счет продажи природных ресурсов. То есть за эти 25 лет Россия могла бы уже накопить резервный фонд, равный объему всего национального производства (ВВП) россиян за 2,5 года. Именно такое соотношение между ВВП и государственным резервным фондом в Норвегии. В России же резервные накопления едва ли составляют сейчас даже 25% от ВВП, пишет Пикетти.

Куда же делись деньги?

Зато по оценкам эксперта, объем годового российского ВВП уже превышают офшорные активы олигархов путинской России. Эти богатые россияне живут между Лондоном, Монако и Москвой. И хотя некоторые из них никогда не покидали Россию, они управляют своей страной через офшорные компании. Масштаб этого мошенничества не имеет аналогов в истории.

«Другими словами, — объясняет Пикетти, — природные богатства страны (которые лучше бы, кстати, вообще лежали в земле, чтобы ограничить глобальное потепление) были массово экспортированы через непрозрачные финансовые структуры, позволяющие обогащаться меньшинству, владеющему огромными финансовыми активами, российскими и международными».

Вместо того, чтобы вводить экономические санкции, Европе следовало бы заняться этими выведенными активами и обратиться к российскому общественному мнению, считает Пикетти. Однако многие посредники и западное общество, встретившееся на пути движения этих капиталов, получили свои большие крошки и продолжают их получать дальше, через спорт или СМИ (иногда мы это называем филантропией).