rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Чемпионат мира по футболу Животные Россия Футбол ЧМ 2018

Опубликовано • Отредактировано

«Тендер на убийство»: Какова участь бродячих собак перед ЧМ-2018?

media
Зоозащитники обвинили власти в истреблении бродячих животных перед чемпионатом мира по футболу JEWEL SAMAD / AFP

Зоозащитники бьют тревогу. Они утверждают, что к чемпионату мира по футболу власти собираются зачистить разные города России от бездомных животных: просто истребить бродячих кошек и собак. 


Зоозащитница Екатерина Дмитриева о судьбе бродячих животных перед ЧМ-2018 23/02/2018 - Ксения Гулиа Слушать

Внимание к этой проблеме привлекла глава Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева. Она рассказала, что в год проведения чемпионата мира на сайте госзакупок появилось немало тендеров на отлов и усыпление бродячих собак и кошек. В самих тендерах не говорится, что зачистка связана с чемпионатом мира, однако там действительно прямо фигурируют такие услуги, как «уничтожение» и «эвтаназия». Екатерина Дмитриева подсчитала, что к ЧМ-2018 из бюджета потратят более 100 миллионов рублей на отлов и уничтожение безнадзорных животных.

Правительство, видимо, тоже обеспокоилось этой проблемой после громкого скандала с истреблением бродячих собак перед Олимпиадой в Сочи. Вице-премьер Виталий Мутко в конце января встретился с зоозащитниками. А министр спорта Павел Колобков после этого дал поручение «избегать мер, которые могут вызвать негативную реакцию в СМИ и быть расценены как жестокое обращение с животными».

Эта тема получила большой резонанс в российских и зарубежных СМИ. Фонд защиты городских животных запустил петицию против уничтожения бродячих собак. К 23 февраля ее подписали уже 920 тысяч человек. Мы поговорили с главой Фонда Екатериной Дмитриевой. 

RFI: Правильно ли я понимаю, что животных отлавливают регулярно, для этого не нужно ждать каких-то крупных спортивных событий. Но перед такими событиями траты на отлов увеличивают, в большом количестве появляются такие тендеры, и эта информация выходит на первый план, о ней начинают говорить СМИ?

Екатерина Дмитриева: Это обычное дело. Совокупно по России в год тратят около пяти миллиардов (рублей) на регулирование численности животных. Порядка трех с половиной-четырех миллиардов — это «убойные тендеры», это живодерство. Если в какие-то годы, когда нет крупных событий, мы можем говорить о том, что защитники договорятся с ловцами, или ловцы просто положат деньги в карман, подпишут акты, а ловить не будут, то в преддверии крупных событий этого не избежать никому. Все это проходит с гораздо большей тщательностью. Плюс ко всему: еще подключаются коммунальщики с отравой — помимо тендеров.

Но ведь власти утверждают, что основные траты — это отлов, содержание, стерилизация. Но если пробежаться по этим тендерам, там фигурируют и «уничтожение», и «утилизация трупов».

Это у нас весь Краснодарский край такой. Ростовская область — вроде там «отлов, содержание», но 600 рублей выделяются на содержание животного пожизненно. Понятно, что за эти деньги можно только лопатой убить.

Могли бы вы дать пример тендера в одном из городов, где пройдет чемпионат мира?

Самый крупный тендер в Екатеринбурге. Это 32 миллиона (рублей). В январе был заключен. Отлов 4650 собак и умерщвление 4050 собак.

В Екатеринбурге — даже больше, чем в Москве?

В Москве у нас все хорошо, в Москве у нас приюты пожизненного содержания. В Питере и в Нижнем Новгороде — программа выпуска в окружающую среду.

Как проходит этот отлов — то, о чем они пишут в тендерах? Кто-то контролирует это?

Самое страшное, что никто не контролирует. У нас нет ни одного закона, защищающего животных. Я не имею в виду случаи вопиющего живодерства. В уголовном кодексе есть одна маленькая статейка. Базового закона, который бы регулировал отношения человека и животных, нет.

Единственное — в гражданском кодексе написано, что животное — это имущество. И на него соответственно распространяются права человека на имущество. Право на животное — как на свой чемодан. Поэтому у нас эта сфера совсем не регулируема. А если нет регулирования, соответственно, нет надзорного органа. Просто правовой вакуум. Нет ничего, что касалось бы животных. Поэтому все бьемся, ждем 18 лет закона, с 2000 года. Как на него наложили вето, так он не может преодолеть третьего чтения в Госдуме.

То есть усыплять можно совершенно здоровых животных?

Более того, вы можете со своей собачкой прийти в любую ветклинику и просто заплатить полторы тысячи рублей (или сколько это стоит?), и вам не откажут. Это просто личная установка конкретной клиники, управляющего клиники и ветеринарных врачей. А так, вы имеете право спокойно.

Убийство животных не регулируется (законом)?

Вообще никак не регулируется. Чем я занимаюсь? Я обжалую эти тендеры. Ссылаюсь на гражданский кодекс, пишу, что вдруг это животное не безнадзорное, а это чье-то имущество. И до обнаружения владельца надо его содержать полгода. Пытаюсь как-то притянуть за уши и отменить эти «убойные» тендеры, потому что теоретически собака или кошка может оказаться чьей-то собственностью. Живодеры не дремлют и начинают обжаловать через суды и так далее. У них очень сильное лобби. Начали потихонечку вводить в России «отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск» в нескольких областях (в Ростовской области, в Краснодарском крае было постановление о выпуске в среду обитания). Живодерское лобби обратилось в Верховный суд. Верховный суд запретил выпуск животных. А если не выпускают, а деньги на пожизненное содержание никто выделять не будет, понятно, что убой продолжается.

Министр спорта уже распорядился «избегать мер, которые могут вызвать негативную реакцию СМИ». Что это значит? Правительство беспокоится за судьбу животных или за свой имидж?

Я была на встрече с вице-премьером правительства (Виталием) Мутко. У нас есть протокол, что надо, чтобы все было гуманным способом. Выступление министра спорта — это уже по итогам этой встречи.

Дело в том, что сейчас само существование этих тендеров замыливается. Делают вид, что их не существует. Сейчас обсуждается только тема гуманности, строительство приютов. В Сочи планируется, например, построить еще один приют на 300 или 400 собак в то время, как уже заключены тендеры на убийство трех тысяч собак. Пускают пыль в глаза. С октября я пишу всем депутатам, прошу инициировать совместную комиссию с генеральной прокуратурой по отмене этих тендеров. Никто совершенно не слышит. Мы пикетировали у Генеральной прокуратуры с этим требованием. Заявлений масса написана.

В чем вы видите выход из этой проблемы? Бездомные животные есть. Их может быть много. Как решать?

Мы не можем делать ответственными за все несчастных животных, которые живут на улице. Это же результат нашей человеческой безответственности. Есть исследование о том, что помет собак, рожденных на улице, просто нежизнеспособен. Во втором-третьем поколении уличных собак и кошек не бывает. Приток в основном идет от хозяйских животных, которые просто на свободном выгуле, гуляют нестерилизованные и приносят потомство. От подкинутых котят, щенков. Это все нестерилизованные животные, которые убегают, потому что они не чипируются. У нас нет этих программ. Не регулирует государство эту сферу вообще. Есть у нас заводчики. Своими глазами видела квартиру, где более ста сибирских котов. Это огромные коты. Они там все крест-накрест плодятся, вяжутся, рожают. Их не успевают пристраивать и продавать. Это был просто бизнес, который никем не регулируется. Я не говорю про налоги, про извлечение прибыли, а только об отношении к животным.

Ваш Фонд запустил петицию против уничтожения животных. Скоро там будет уже миллион подписей. Вы чувствуете, что что-то меняется в обществе, что у вас есть какая-то поддержка?

Когда я начала раскручивать эту тему, люди даже об этом не знали. Даже зоозащитники относились со скепсисом к тому, что такое вообще существует в таком объеме, в таком количестве. Что регулярный и постоянный убой идет везде. Приходилось доказывать со ссылками на сайт госзакупок, техзадания читать. Но сейчас даже люди, которые бесконечно далеки от этого, что-то слышали, что-то думают на эту тему. Формируется вопрос в головах у людей: нормально ли это? Люди начинают задавать себе вопросы. Я не знаю, насколько это носит массовый характер, но либо я это чувствую, либо я очень хочу это чувствовать.