rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Язык Политика Олимпийские игры Украина Крым

Опубликовано • Отредактировано

От крутых — к отбитым

media
Гасан Гусейнов RFI

Битый час я пытаюсь смириться с тем, что не знал этого слова. До сих пор отдышаться не могу. Но начну по порядку. Лучше поздно, чем никогда.


Примерно раз в году у меня есть возможность узнавать новые слова. На основе взаимности. Молодое поколение — поколение Надцать, как в романе Энтони Берджеса, или, по-нашему, выходящие из тинейджерства — отвечают на нехитрый вопрос по практической стилистике. Это — всего лишь упражнение по риторике. Третий палец универсальной пятерни отвечает, как известно, за подбор слов. Обычно предлагаю студиозусам для переписывания или дописывания какой-нибудь классический текст. Часто это трактат ученика Аристотеля Теофраста под названием «Характеры». Мы сейчас это слово понимаем несколько иначе, а у греческого философа перечислены только отрицательные черты характера — небольшая портретная галерея масок: лжец и скряга, болтун и наглец. Обычно я прошу студентов прибавить к уже имеющимся, найденным славными переводчиками — Виктором Моисеевичем Смириным или Георгием Андреевичем Стратановским, — синонимы к портретным характеристикам. Один синоним прошу найти — более возвышенный и литературный, скажем, для скряги — Плюшкин, а другой — сниженный, ну, например, скупердяй.

И молодежь упражняется себе на пользу, и мне — выгода немаленькая.
Узнаешь словарный запас нескольких десятков совсем молодых людей, нет-нет и новое словечко упадет, или оттенок какой-нибудь.

Сам-то я принадлежу к тому поколению, которое хорошо помнит времена, когда о человеке никак нельзя было сказать крутой. Крутая лестница была, крутой кипяток был, крутой маршрут, понятное дело. Даже и первый анекдот о «крутых» обыгрывал известное значение эпитета. Два яйца разговаривают, и одно другому говорит:

— Ты погляди, поварились всего-ничего, а какие уже крутые стали!

Таких слов накопилось за несколько десятилетий немало, и все они, так или иначе, обозначают тип личности, способ поведения так называемого современного преуспевающего человека. Впрочем, преуспевающий — это из старого словаря. Давно уже на человека перенесена характеристика дела или даже вещи. Успешный теперь говорят о человеке. Давно стали отдельно стоящими существительными «отмороженный», «упертый», «крутой».

Обычно обращают внимание на то, что некоторые из этих слов переползли в обыденную речь из зоны, из армии, из жаргона судаков и аблакатов, иначе говоря, из расширенной ментовки, от правоприменительных и правораспределительных органов. Но, пожалуй, и это — только производное от несколько глубже залегающего процесса. Об этом процессе поневоле подумал я, когда столкнулся с совсем новым для меня словом. Вернее, слово-то старое. Кто не помнит хотя бы чайника с отбитым носиком. Иной раз такой не выкидывают, потому что через отбитый носик из заварного чайника иной раз струйка чище получается, маркая послеструйка, которая при целом-то чайнике почти всегда оставалась, тут вдруг перестает течь. Или ручка отбитая у кружки.

Отбить вообще — очень богатое слово. Можно отбить кусок мяса, превратив даже подметку во что-то съедобное. Специальные молоточки продавались для такого советского мяса. Да и лирическая тема не чужда нашему глаголу «отбить». Бывали такие наглецы, что отбивали друг у дружки не только подруг и друзей, но даже и жен и мужей. Правда, такого мужа или такую жену все-таки «отбитыми» не называли.

Для полноты картины не могу не заметить, что отбить можно было и чечетку, и зорю, и вражескую атаку, и мяч, и шайбу. Опытные люди умеют отбивать косы. В словарях еще нет, но значение с 1990-х еще вот какое прибавилось: отбить бабки. Мол, начало окупаться дело. Особенно в последнее время, когда Россия отбила у Украины Крым, а потом приступила к включенному наблюдению за Донбассом, где друг у друга отбивали города и села как бы участники чужой войны. А уж после вступления в войну в Сирии то и дело слышатся реляции — города отбивают у ИГИЛа только так. Слово, в общем, вполне живое.

Каково же было мое удивление, когда не один и не два, а сразу несколько восемнадцатилетних студентов в качестве сниженного синонима для слова «наглец» написали «отбитый». Для верности уточнил у ученицы лет на десять постарше, знает ли та за словом «отбитый» это вот совершенно неожиданное для меня значение. Оказывается, не знала и она. А вот для поколения Надцать оно и знакомое, и ходовое.

Отбитый, спрашиваю, это все-таки — кто? Ну как, говорят, который врет и не краснеет. Наглый безмерно. Привыкший, что ему все можно, что все дозволено. Даже то, что, в общем, и самому отбитому не стоило бы делать. Вспомнилась старая советская похабная формула «если нельзя, но очень хочется, то можно».

Посвежел контекст. Раньше говорили: «Хоть плюй в глаза — все божья роса». Постсоветскому человеку этого показалось мало, и теперь говорят: «Ссы в глаза — божья роса». Эта вот божья роса в последнее время особенно едкой стала.

Крутые и отмороженные стали отбитыми. Не стесняются никого и ничего. Сбились в кучку и вокруг себя невидимыми бульдозерами ширнармассы сгребают. Мол, мы все теперь в одной лодке. Наших ребят обидели — у них пытались отнять Олимпиаду! У наших ребят. Кто это говорит? Да отбитые и говорят. Еще вчера они требовали от «наших ребят» добиваться нужной формы таблетками да переливаниями разных жидкостей. Не выпьешь, не уколешься, не прокапаешь — не войдешь в сборную, не поедешь, не получишь. И вот, в кои-то веки раз, но поймали за руку отбитых. Но на то они и отбитые, чтобы голосить на весь свет про «наших ребят», которых супостаты не хотели пускать на Олимпиаду. Тех, кто отбитых защищал — из страха ли, по другой ли причине, решили не звать. Они б и затихли. Вот только отбитые не велят. Они ж под защитой главного отбитого, самого крутого и самого отмороженного.

Что ни месяц, то очередная картинка. То режиссер про попов кино обидное поставил, а мы его на правеж поставим — главное, чтобы фальсификация была видна, чтоб всякому очевидно было, что мы — отбитые, а жертве из страха и хоть чуть-чуть по родству душ, чтобы западло было залупаться. Эстетическая составляющая тут такая. Отбили полуостров у соседей. Часть территории отбили. Голоса отбили в разных странах, ну — сколько смогли. Неонацистов в Германии и во Франции поддержали. В Штатах, вон, поотбивали носы у разных политических деятелей. Отбитость свою доказали и делом, и веским словом. И на международную эту вашу арену отбитые поползли. И Улюкаеву отбитые местечко нашли. И Серебренникову за то, что про попов кино снимает, напомнили, что тот тоже из отбитых, чтобы не отбивался от стаи. Отбитые теперь везде. Нужно посадить человека — повод-то всегда найдется. У кого расхищенных миллиардов нет, тем нарисуем. Главное, чтобы внаглую, с перехлестом именно беспредельной наглости. Вроде все уже поняли, что тут организовали загон и посадку целого министра. Но не замочили же! И даже, для глобального диалога, пришлось выделить из себя политическое антитело. Отбить носик. Как бы даже и новую Еву вычленить.

С чем сравнить мне ваши губки?
Обязательно с ничем:
Не могу сравнить их даже
с Ландриновским монпасьем!

И вот едет в Вашингтон вполне себе отбитая Мата Хари. Отбитые аллигархи вступаются за отбитого сенатора в Ницце.

Мир, кажется, уже не принимает наших отмороженных харизматиков, но мы ведь сумеем их художественно обработать. Глядишь, и развеселят остальное человечество наши свежие комедии, карнавал наших северных широт, вроде разбитной Рыбки с отбитыми Приходькой и Дерипаской.

Может быть, найдя для них слово, молодое поколение научится выбрасывать посуду с отбитыми носиками и ручками? Или отбитые ответят им отбитыми почками, отбитыми девочками, отбитыми городами? Какое все-таки богатое слово — «отбитый».