rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Культура Общество Россия

Опубликовано • Отредактировано

«Артдокфест» как зеркало русской жизни

media
Программа фестиваля «Артдокфест» Из архива «Артдокфест»

Не успев начаться, фестиваль «Артдокфест» уже стал объектом нападок и, да не побоимся этого слова, травли. И как водится — со стороны властей. И, как опять же водится, — из-за фильмов, которые никто не видел. Последнее, правда, у нас дело уже привычное, фирменный знак любой травли. А кто сказал, что обязательно читать Пастернака, чтобы его травить? Кто сказал, что надо смотреть «Матильду», чтобы вокруг нее учинять бои без правил? Кто сказал, что власти должны смотреть фильмы, за которые будет потом травить их авторов и прокатчиков?


«Артдокфест» как зеркало русской жизни 29/11/2017 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Очередной «Артдокфест» начнется через неделю. Вице-спикер Думы Петр Толстой, из всего великого наследия своего прапрадедушки Льва Николаевича усвоивший одну лишь фразу «Не могу молчать!», уже пошел в атаку. Кто-то из доброжелателей, которых, как всегда, у любого приличного начинания пруд пруди, рассказал вице-спикеру об участии в фестивальной программе украинских фильмов. Депутатского начальника особенно почему-то разозлил фильм «Война ради мира», который планируется показывать в рамках внеконкурсной программы фестиваля «Артдокфест».

Забыв посмотреть фильм, Толстой уже потребовал запретить его к показу. Вот в таких словах. «Демонстрация этого фильма — неприемлемая для России вещь. Это идет вразрез с тем, что происходит в реальности на нашей Украине. Не на той Украине, которая сейчас временно оккупирована наглыми националистами и сепаратистами, а на нашей! Так было, есть, и так будет всегда!» — так сказал вице-спикер парламента на одном из ток-шоу одного из федеральных телеканалов. А услышав от кого-то, что в фильме произносится слово «госпитальер», злится еще пуще: «Это что за слово — госпитальер? Это по-украински? На этой телячьей мове — госпитальер? Это банды, которые действуют на территории нашей Украины, которые нашу Украину захватили». Потом еще на всякий случай пожаловался в прокуратуру на «Артдокфест». Комментировать это не будем. Это просто для картинки — в каких условиях начинается один из лучших фестивалей документального кино в мире.

Три года назад министр культуры РФ Владимир Мединский пытался «Артдокфест» задушить финансово, отказав ему в господдержке. Придумать какую-то причину, кроме идеологических разногласий с президентом фестиваля Виталием Манским министр тогда даже не счел нужным. «Манский наговорил столько антигосударственных вещей, что пусть проводит теперь фестиваль за свои деньги», — во всеуслышанье заявил Мединский. С тех пор «Артдокфест» не только не получает государственных субсидий (зато их получает масса фейковых и никому не нужных якобы фестивалей), но и терпит бесконечные нападки со стороны властей.

Но у «Артдокфеста» нет цели взбудоражить общество. Нет, будоражить, конечно, надо, но лишь самыми изысканными художественным средствами. То есть документальным кино. Фильм «Война ради мира» вынуждены перенести на другую площадку — компания «Каро», которая предоставила фестивалю кинотеатр «Октябрь», не готова связываться с властями. Фильм покажут в последний день «Артдокфеста» на территории посольства Чехии. Режиссер фильма Евгений Титаренко рассказал, что картина — о самых простых вещах, «о добре и зле, о том, как в одну секунду можно все изменить». Это фильм о тех, кто работает и воюет в зоне АТО. Фильм предварен коротким титром — «Многих из тех, о ком рассказывает фильм, уже нет в живых».

Вообще, поразительная вещь: в центре Москвы, под боком у министерства культуры, которое, как мы знаем, чрезвычайно озабочено судьбой российского кино вообще и документального — в частности, проходит фестиваль, собравший под свою крышу лучшее, что снято за год в России и в других странах. Лучшее! Но никогда, ни разу никто из чиновников минкульта не пришел на фестиваль. Никого из ведомства не интересует, что происходит на это престижном кинофоруме. Ах ну да — там же президентом Манский, который не дружит с минкультом. Ату его! И фильмы, в которых Россия не лапочка-душечка-миротворица, а страна с таким клубком проблем, что только их перечислить жизни не хватит. Нет-нет, ну его совсем, этот «Артдокфест». У минкульта есть ручные фестивали, там кино — какое надо кино.

Несколько дней назад заседал Экспертный совет по неигровому кино при минкульте. Итогом заседания стал список документальных проектов, который Экспертный совет направил в департамент кинематографии с рекомендацией оказать государственную поддержку этим проектам. Надо сказать, Экспертный совет сам по себе компания презанятная. Львиная доля его членов — работники министерства культуры. Есть и режиссеры-документалисты. Есть, разумеется, и представители Российского военно-исторического общества, возглавляемого Мединским, — негласный цензор минкульта. Дальше. Если посмотреть на студии, которые представляли свои будущие фильмы на господдержку, обнаружим, что ни у одной из этих студий нет даже своего сайта.

В игровом кино, где система господдержки тоже, мягко говоря, не прозрачная, хотя бы известно, кто берет субсидию. Есть имя режиссера, есть заявленные исполнители главных ролей, есть примерные прогнозы кассовых сборов. При распределении субсидий на документальное кино есть только название студии и название будущего фильма. Процедура голосования — тайная, а результаты голосования подсчитывает сам минкульт. Поэтому Экспертный совет по неигровому кино выполняет роль прикрытия — не более того.

Если покопаться в истории господдержки документального кино последних лет, обнаружим, что едва ли не все проекты, получившие субсидии, в дальнейшем нигде не обнаружились. То есть они, как правило, были сняты, но ни в прокат не вышли, ни на фестивалях не мелькнули. Впрочем, по регламенту никто и не должен требовать от документального кино результатов — договор составлен так, что авторы обязаны лишь произвести продукт, а дальнейшая его жизнь уже никого не интересует. По сути — полная неподотчетность. Правда, в последнее время документалисты, подающие заявку на госсубсидию, вроде как обязаны предоставить договоренность с одним из федеральных телеканалов о последующем показе фильма. Но кроме лишней бюрократической волокиты и подтасовок это требование ни к чему не привело. И не могло привести — федеральные каналы менее всего заинтересованы в качественном документальном кино.

Куда идут деньги? Кому? А вот посмотрите кому. Например, минкульт сейчас дал государственные деньги на фильм некоего Андрея Буровского. Буровский — известный псевдоисторик-графоман, друг и бывший помощник Мединского по Госдуме. Фильм, на который выдали деньги, называется «Мифы Ельцин-центра». Надо ли объяснять, что это будет за фильм, с какой политической и идеологической интонацией? На счету Буровского такие книги, как «Сталинские репрессии спасли СССР», «Евреи — передовой народ Земли?», «Арийская Русь» и множество других. До Фоменко этот «историк» не дотянул, но своего друга Мединского по части исторического мифотворчества явно переплюнул.

Документальное кино взято минкультом наперевес как идеологическое оружие. По мнению чиновников этого ведомства, кино вообще существует для удовлетворения нужд государства, и оспаривать дикое утверждение «кто девушку ужинает — то ее и танцует» уже не осталось ни сил, ни желания. Отношение к документалистике как к подручному идеологическому средству на днях ничтоже сумняшеся сформулировал советник Мединского Андрей Сорокин: «Документальное кино носит характер пропагандистский и просветительский. В этом смысле имеет значение его доставка до аудитории, его влияние на нее, эффект воздействия зависит от того, донесены ли заявленные ценности». Пробить стену циничного отношения к кино, а особенно — к документальному, по всей вероятности, уже не удастся.

Все знают о порочности системы, но все молчат. Устраивает всех? Нет, конечно. Но у документалистов в определенной мере судьба труднее, чем у создателей игрового кино — имена авторов неигрового кино не на слуху, само кино популярностью особо не пользуется — только среди специалистов да особо интересующихся, и защищать несправедливо обиженных никто не спешит. Да и сами они не слишком спешат, понимая, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и на всякий случай с минкультом не ссорятся. Лучший способ выжить в этой неравной и несправедливой борьбе — самому стать членом Экспертного совета. Вот и становятся, вот и молчат. А кто не молчит — не получает денег от государства, зато имеет возможность участвовать в престижном «Артдокфесте», о котором мы еще обязательно расскажем отдельно.