rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

ЮКОС Суд Нидерланды

Опубликовано • Отредактировано

Почему экс-акционеры ЮКОСа отказались бороться за российские активы во Франции?

media
Экс-акционеры ЮКОСа отказались от претензий на российские активы во Франции MAXIM MARMUR / AFP

Бывшие акционеры компании ЮКОС отказались от борьбы за российские активы во Франции. Как объявила представляющая их интересы компания GML, попытки добиться ареста российского имущества во Франции потеряли экономический смысл. По искам бывших акционеров ЮКОСа во Франции арестовали около 800 миллионов евро российского имущества. Однако недавно французские суды сняли почти все аресты. Почему экс-акционеры ЮКОСа отказываются продолжать судиться за российские активы во Франции, в интервью RFI объяснил адвокат Адвокатской палаты Парижа, специалист по коммерческому и договорному праву Дмитрий Литвинский.


Адвокат Дмитрий Литвинский об отказе бывших акционеров ЮКОСа продолжить борьбу за российские активы во Франции 10/10/2017 Слушать

Дмитрий Литвинский: Вряд ли в данном случае можно вести речь о соглашении между бывшими акционерами ЮКОСа с Россией. Мне казалось, что для России такое соглашение было принципиально неприемлемо, исходя из финансовых мотивов и определенных идеологических соображений, прежде всего соображений, ориентированных на внутреннего российского избирателя. Скорее всего речь идет об одностороннем решении.

В целом в нем, наверное, есть определенная логика. Процесс с взысканием тянется уже больше десяти лет. В команду юристов и адвокатов со стороны ЮКОСа сделаны огромные финансовые вложения, не считая всяких взносов на саму организацию арбитражного разбирательства. Не секрет, и об этом в прессе сообщалось, что гонорар адвокатов ЮКОСа составил более 50 миллионов евро.

Если рассматривать арбитраж ЮКОСа как бизнес-проект, то инвестиции должны в какой-то момент начать приносить прибыль. Если прибыли нет, то вполне логично в какой-то момент инвесторам (обозначим их так) сказать себе «стоп», потому что схема не работает.

RFI: Франция была основным фронтом борьбы для экс-акционеров ЮКОСа за российские активы в исполнение решения международного арбитража. Законодательство в целом им благоприятствовало. Однако в 2016 году был принят так называемый закон «Сапен II», затрудняющий процедуры по аресту активов. Мог ли этот момент повлиять на решение акционеров отказаться от борьбы?

Сами попытки наложения ареста были предприняты прежде всего во Франции и немножко в Бельгии. Для этого есть несколько причин. Прежде всего то, что команда адвокатов ЮКОСа базируется в Париже. Нужно иметь в виду и особенность французского законодательства. Три решения арбитража, на основании которых производились попытки взыскания и которые были вынесены на территорию Нидерландов, были отменены в апреле 2017 года нидерландскими судами. Французское право является исключением. Оно позволяет выполнять арбитражные решения, которые были отменены в стране их вынесения. Естественно, попытки предпринимались на территории Франции, потому что на территории других стран у взыскателей никаких шансов бы и не было.

Что касается исполнительного производства и влияния на него закона «Сапен II», то этот достаточно объемный закон внес только три новых статьи в гражданский исполнительный кодекс. Эти статьи закрепляют правила, которые уже и раньше применялись французскими судами.

Кратко охарактеризую эти правила. Когда предпринимается попытка взыскания с иностранного государства на территории Франции, выделяется госимущество, которое задействовано для осуществления государственного суверенитета и властных публичных функций (например, здания посольств, торговых представительств, банковские счета). Такое имущество однозначно не может быть предметом взыскания. Выделяется имущество, которое используется иностранным государством для чисто коммерческих целей. В отношении этого имущества взыскание допускается.

Но тут возникает много вопросов. Если речь идет об иностранных компаниях с участием иностранного государства, какая должна быть доля иностранного государства, чтобы взыскание было возможным? Например, в прошлом году имела место серия арестов банковских счетов корпорации «Роскосмос» во Франции. Очень сложно однозначно определить, относятся ли запуски, которые «Роскосмос» производил для Франции, к чисто коммерческому проекту или межгосударственному проекту сотрудничества.

Я думаю, что сам закон «Сапен II» не сыграл тут принципиальной роли. Принципиальную роль сыграла широкая медиатизация попыток взыскания с Российской Федерации (средств в пользу акционеров ЮКОСа) и большой общественный резонанс этих процессов. В целом можно сказать, что у французского судебного корпуса, и прежде всего у апелляционных судей, неоднозначное отношение к арбитражным решениям, вынесенным в Гааге. Я думаю, что значительное число судей относится к этим решениям достаточно скептично. Не следует забывать, что эти решения были отменены в самих Нидерландах.

Акционеры ЮКОСа заявляют, что намерены сосредоточить усилия на процессе в апелляционном суде Гааги. Каковы шансы, что незаконным будет признан вердикт окружного суда Гааги, отменившего решение арбитража о выплате 50 миллионов долларов акционерам ЮКОСа?

Мне трудно комментировать шансы в процессах, в которых применяется голландское законодательство. Какие-то перспективы у взыскателей есть. Если голландские суды подтвердят обоснованность соответствующих решений арбитража, у взыскателей появятся юридические основания, чтобы продолжать попытки взыскания на территории других стран.