rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Фото Культура Россия Климат

Опубликовано • Отредактировано

Фотограф Влад Сохин: мне было важно показать изменения климата в России

media
Поселок Октябрьское, здание, разрушенное эрозией. ©Takie Dela/Vlad Sokhin

C 1989 года во французском Перпиньяне раз в год собираются самые известные фототографы и редакторы со всего мира на фестиваль фотожурналистики Visa pour l’Image. В этом году приз за лучшую мультимедийную историю получил фотограф Влад Сохин. 


«Когда я вижу других фотографов, получающих призы, выходящих на сцену, говорящих речь, у меня захватывает дух», — рассказал RFI Влад Сохин. Вечером 7 сентября на сцену в Перпиньяне вызвали самого Влада, чтобы вручить ему приз Visa d’or Franceinfo.

36-летний Влад Сохин родился в Курске и живет в Португалии. Он прославился благодаря своим фотоисториям о Папуа Новой Гвинее, Мозамбике, Кении, островах Океании. Последние четыре года Влад работает над проектом Warm Waters о том, как глобальное потепление меняет повседневную жизнь людей, живущих в тихоокеанском регионе. Для этого проекта он побывал во многих уголках планеты — от Новой Зеландии до Аляски — и вернулся в Россию, чтобы рассказать, как климатические изменения изменили жизнь на Камчатке. За этот материал, опубликованный в российском издании «Такие Дела», Влад Сохин и получил свой первый приз на фестивале Visa pour l’Image. О своих впечатлениях от фестиваля и о процессе работы над камчатским проектом «Коса и Камень» Влад Сохин рассказал русской службе RFI.

Влад Сохин: Этот фестиваль для меня уже как семья, наверное. Я приезжаю сюда с 2012-го года. У меня здесь была и выставка, и книгу я здесь презентовал. Мне конечно, важно приехать сюда и показать, над чем я работал. Здесь собирается очень много журналистов, очень много редакторов.

Вручение премии Visa d'or Владу Сохину, 7 сентября 2017 года, Перпиньян. RFI/Pierre René-Worms

Приз, конечно же, был для меня неожиданностью, и я очень рад, что работа, которую я делал много лет, нравится людям. Вообще изменения климата — это очень важная тема. Есть страны, в которых это чувствуется практически каждый день. А в будущем это коснется каждого из нас. Мне очень хотелось бы, чтобы как можно больше людей знали об этой проблеме. Поэтому получить такой приз и показать свой проект международному сообществу для меня очень-очень важно.

RFI: Вы получили приз не просто за фотопроект, а за мульмитемдийную историю, в которой было и фото, и видео, и звук. Трудно ли вам как фотографу это далось?

Это не первый мой мультимедийный проект. Конечно же, как фотограф я стараюсь больше заниматься фотографией. Но иногда этого просто недостаточно. Есть вещи, которые нужно почувствовать. Если у людей нет возможности приехать в эти места, то комбинация фотографий, видео, звуков, текста — идеальный формат для того чтобы как можно глубже окунуть в то, что происходит, людей которые не могут туда попасть. И для меня, и для издательства «Такие Дела», это большая победа. Это первый спецпроект, который получил такую премию.

По-английски история называется Warm Waters: Kamchatka, а по-русски — «Коса и Камень», как вы сами объясняете это название?

Warm Waters это название всего проекта, и мы договаривались с «Такими Делами», что по-английски я так и буду его называть. Потому что в нем есть Аляска, есть Океания, и так далее… А «Коса и Камень» потому что один из поселков, которые я снимал, Октябрьский, находится на косе. А второй поселок, Никольское — это остров Беринга, Командорские острова, граница с Алеутскими островами, с Соединенными Штатами Америки. А камень — это аналогия с островом.

Последствия наводнения на Камчатке, фотография из проекта Влада Сохина "Коса и Камень". ©Takie Dela/Vlad Sokhin

Вы снимаете Warm Waters уже четыре года, в Микронезии, Вануату, на Фиджи, Аляске. Чем Камчатка отличается от всех других мест, где вы снимали надвигающееся глобальное потепление?

Она другая, она серьезнее. Tough. Я не помню уже как сказать это по-русски. С одной стороны, я чувствовал себя будто попал в какой-то Чернобыль. С другой — это моя родина, часть моей страны. Конечно же, мне было очень важно показать не только какие-то экзотические места, но и показать, что это касается всех. У меня был выбор, где снимать северную часть Тихого океана, и я решил, что Камчатка и Аляска — это как раз две стороны, с которых можно показать, как изменения климата влияют на жизни не только людей, но и животных, на природу. Мне кажется, что это был правильный выбор. Для меня было очень важно, чтобы Россия тоже была включена в этот проект.

Как проходили съемки?

Я там был в прошлом августе три недели. Два раза ездил в поселок Октябрьский, начинал там снимать, потом уплывал на Командорские острова, потом вернулся и снова снимал в Октябрьском. Мне повезло, я успел снять наводнение, которое случилось в Октябрьском: мне важно было иметь эти кадры. Я снимал и шторма, и капитанов, которые сидят без рыбы, и морских котиков на Командорских островах, которые тоже чувствуют на себе изменения климата. Ученые, которые занимаются этими млекопитающими, констатируют, что из-за того, что температура становится все жарче и жарче, популяция сивучей или морских котиков начинает изменяться. Для самок, например, температура очень важна. Им очень жарко, они больше времени находятся в воде и меньше на берегу, где они должны кормить своих малышей. Из-за этого потомство становится менее сильным, малочисленным. И все это вместе соединено, связано. Мне было очень важно попасть во все эти места и показать это. Мне очень там понравилось.

Село Никольское, остров Беринга. Разрушенная звероферма и метеостанция. ©Takie Dela/Vlad Sokhin

Почему в вашей работе герои не так много говорят о причинах глобального потепления?

Почему-то в России люди не много говорят о климатических изменениях. Конечно, когда ты спрашиваешь, говорят: да, меняется. Но не могут понять —почему. И когда ты начинаешь им рассказывать почему, все, конечно, соглашаются и начинают приводить какие-то факты, замечания: да, раньше было так и так, а теперь — так. Но мне кажется, что общий информационный фон не сильно способствует тому, чтобы люди задумывались, о том, что сейчас происходит с климатом. Внимание у нас уходит на какие-то внешние геополитические темы, всякие войны, политика, и очень мало уделяется внимания таким даже более глобальным проблемам. Я надеюсь, что ситуация изменится, очень сильно надеюсь, потому что очень будет жалко, что мы не будем готовы к тому, что сейчас происходит, к этим изменениям в климате.

Из всей серии Warm Waters «Коса и Камень» очень оптимистично заканчивается: люди приезжают жить на Камчатку, жизнь продолжается. Почему это происходит, несмотря на то, что жить там становится все сложнее и сложнее?

Вы понимаете, Камчатка и Командорские острова — одни из немногих мест, где до сих пор существует советская возможность получить бесплатно квартиру от государства. Естественно люди используют эту возможность. Несмотря на то что этот поселок периодически отрезается от остального мира, на то, что дома затапливает, для людей это возможность получить свое жилье.

На Камчатке можно зарабатывать на рыбе. Многие едут на рыбоперерабатывающие заводы и остаются там. Несмотря на ужасные условия труда, люди получают более высокие зарплаты, чем в их родных местах. Они не смотрят в будущее на 30 лет, на 40 лет вперед. Я их прекрасно понимаю, я уверен, что в такой же ситуации я бы поступил точно так же.

Есть и ученые, которые едут работать на край света, в Командорский заповедник. Это почти уже США, посреди Тихого океана. У них тоже есть возможность получить там бесплатное жилье, которое можно продать. Многие туда стремятся сначала ради этого, а потом некоторые влюбляются, уходят из заповедника, получают другие работы, просто влюбляются в эти места и остаются. Там прекрасно. Там просто другая жизнь.

Горы у Тихоокеанского побережья Камчатки. ©Takie Dela/Vlad Sokhin

Поэтому мне хотелось закончить на этой ноте. Ну надоело. Я понимаю, что нужно показывать, что все плохо. Реально все плохо во многих местах: все меняется, все эти циклоны, все эти наводнения. Но с другой стороны, это такая же правда, как и остальное — людям нравится там. И поэтому и я, и журналист, и вся наша редакция решили, что нужно показать это.