rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Фестивали Россия Культура

Опубликовано • Отредактировано

«Кинотавр» и дело врачей

media
В Сочи завершился 28-й Открытый фестиваль российского кино «Кинотавр» kinotavr.ru

28-й Открытый фестиваль российского кино «Кинотавр» закончился счастьем и несчастьем одновременно. Счастье: фильм Бориса Хлебникова «Аритмия» сорвал овации, не виданные ранее на «Кинотавре», и получил главный приз фестиваля. Несчастье: акценты, расставленные жюри, возглавляемым Евгением Мироновым, размазали картинку не только этого фестиваля, но и в целом — немалой части российского кино. Обо всем по порядку.


«Кинотавр» и дело врачей 15/06/2017 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Когда «Аритмию» показали в конкурсе и загремели овации, каких здесь, наверное, никто и не помнит, стало ясно: лидер есть. Так и получилось — Хлебников взял главный приз, а Александр Яценко, сыгравший главную роль в нем, назван лучшим актером. «Аритмия» — кино не просто превосходно сделанное, практически безупречно. Фильм о кризисе отношений у супружеской пары — врачей Кати (Ирина Горбачева) и Олега (Александр Яценко) — можно считать определенной вехой в российском кино. У нас появился герой. Врач скорой помощи, делающий свое дело спокойно и профессионально, спасающий людей, но не умеющий обустроить свою жизнь, ненавидящий профанацию в виде реформы здравоохранения — это тот забытый тип человека, по которому так соскучилось кино. На таких и только на таких людей вся надежда нашего «Титаника», носящего имя «Российская Федерация». Олег не ходит на митинги, не выкрикивает лозунги, не пишет в фейсбуке обличительных постов про кровавый режим — он молча спасает страну. Тонкий, точный фильм, с характерами, которые за два часа экранного времени проходят большой путь познания себя и партнера, блистательно сыгранные.

Александр Яценко (в центре), сыгравший главную роль в фильме «Аритмия», назван лучшим актером.

А пятью минутами раньше к изумлению экспертов — приз за лучшую режиссуру Резо Гигинеишвили, фильм «Заложники». Хорошо — его взяли на «Кинотавр», тем самым легализовав Гигинеишвили в качестве состоявшегося режиссера. Понятно, что фестиваль — всякий фестиваль — далеко не всегда руководствуется соображениями исключительно художественного характера. Показать весь спектр сегодняшней киноиндустрии — задача непростая и важная. Но когда тут же, рядом в конкурсе — тончайшая режиссерская работа Юсупа Разыкова, снявшего фильм «Турецкое седло» о бывшем мелком чекисте, отмечать призом невнятную, сумбурную и беспомощную работу Гигинеишвили — мягко говоря, неприлично. Тем более что его фильм уже получил приз за операторскую работу — его вручили Владу Опельянцу, отчаянно пытавшемуся спасти фильм, но так и не сумевшему.

Фильм «Заложники» Резо Гигинеишвили получил приз за лучшую режиссуру

Если называть вещи своими именами, то жюри «Кинотавра» под председательством Евгения Миронова выбрало худшую режиссуру для своей награды. Превращать самый престижный российский фестиваль в площадку для внутрииндустриального междусобойчика не слишком достойно.

Желание дать всем сестрам по серьгам оставило несколько ярких работ вне сферы интересов жюри. Например, открытием фестиваля стала работа ярославского актера Валерия Маслова в уже упомянутом «Турецком седле». 60-летний артист, до того не известный никому, выдал такую гамму актерских умений, такую бесконечно широкую палитру красок, что при всем уважении к Яценко, у которого наград и так уже достаточно, а впереди — еще больше, можно было и пропустить вперед Маслова. Если уж начались пляски вокруг призов — ну хоть немного человечности-то не повредит. Но Яценко — любимец. Он яркий, заметный и несусветно талантливый. Ему рукоплескали (справедливо, разумеется), а настоящего героя не заметили.

Но если Яценко и правда сыграл непревзойденно, то Инга Оболдина, уехавшая с наградой за лучшую женскую роль — тюремщицы из фильма Кирилла Плетнева «Жги», попросту не шла ни в какое сравнение с Ириной Горбачевой или молодой Дарьей Жовнер из «Тесноты» Кантемира Балагова. Кстати, интересная деталь: этот фильм о неожиданной дружбе жуткой бабы-надсмотрщицы с заключенной (Виктория Исакова), в конце которого, на титрах, происходит практически братание тюремщиков со своими «подопечными», показывали в Сочи ровно в те часы, когда в 180 городах России 12 июня винтили вышедших на несанкционированное шествие. В этом была какая-то невольная, но коварная символичность.

Награду за лучшую женскую роль получила Инга Оболдина (фильм Кирилла Плетнева «Жги»)

Конечно, недовольные призами найдутся всегда. Тут ничего ни удивительного, ни зазорного. Да и о вкусах не спорят, как утверждают. Но существуют вещи бесспорные — например, те, которые касаются профессии. Отличить профессиональную работу от непрофессиональной обязан всякий эксперт. И даже очень хорошую от просто хорошей — тоже обязан. Особенно если это жюри большого фестиваля. Это не вопрос вкуса — это вопрос профпригодности.

Впрочем, фестивальные призы — штука второстепенная. Главное — те выводы, которые можно сделать, посмотрев полтора десятка самых новых картин самых разных режиссеров. Нынешний «Кинотавр» показал, что все-таки, несмотря на аритмию и тесноту, в российский кинематограф упало какое-то живое семя. Помимо Балагова, в нашем кино, оказывается, есть режиссеры (даже не говоря уже о таких мастерах, как Хлебников или Разыков), которые знают, что такое легкое дыхание и свободный дух. Это и Виталий Суслин с фильмом «Голова. Два уха» о деревенском Иванушке-дурачке, отправившемся в город за счастьем и ставшем жертвой цивилизации, — удивительно свежая картина, без городского высокомерия, но и без излишнего умиления. Это и бывший участник группы «Кино» Алексей Рыбин, снявший неожиданный фильм о рабочем, который, подпав под влияние госпропаганды из телевизора, тем не менее умудряется сохранить гуманное отношение к недругам. Словом, выживет наше кино, непременно выживет. Только не мешайте ему, пожалуйста.

Кадр из фильма Виталия Суслина «Голова. Два уха»