rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Культура Россия Кино Общество СССР

Опубликовано • Отредактировано

Кино с широко закрытыми глазами

media
Кадр из документального цикла «Забытые вожди»

Когда-то Владимир Путин назвал распад СССР величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Прошло совсем немного времени, и этот тезис развернулся в новую государственную идеологию.


В советские времена основой идеологии было «Слава КПСС!». Потом Советский Союз рухнул, с ним рухнула КПСС, а славу ее унес ветер истории. На место коммунистической идеологии власти стали активно водружать православие. Но с религией что-то не срослось — она оказалась не тем фундаментом, на котором можно было заново строить государство, лишенное будущего. Слепое обрядоверие — это, конечно, вещь для власти удобная, но власть РПЦ в многонациональной и многоконфессиональной стране не оказалась столь всеобъемлющей, чтобы сыграть роль главной нержавеющей скрепы.

Молотов (слева) на встрече с Адольфом Гитлером в 1940 году wikipedia.org

Пришлось довольствоваться популярным постулатом «Новое — это хорошо забытое старое». Тем более что, как выясняется, это самое «старое» не так уж и «забытое». На преодоление последствий «величайшей геополитической катастрофы», для начала — в умах — брошены главные силы госпропаганды, ее тяжелая артиллерия — телевидение. Под видом документального кино, призванного восстановить справедливость в части исторической памяти электората, Первый канал дал мощный залп из подручных орудий. В прайм-тайм здесь прошел документальный цикл «Забытые вожди». Не будем ерничать: «Кем забытые?» Под «вождями» Первый канал совместно с Российским военно-историческим обществом и министерством культуры разумеет таких советско-партийных деятелей, как Лаврентий Берия, Феликс Дзержинский, Вячеслав Молотов, Андрей Жданов, Семен Буденный, Клим Ворошилов. Каждому отведено почти по часу эфирного времени.

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. Вот скажите — кому-то из мудрецов могло прийти в голову, что один из самых кровавых палачей сталинского времени, создатель СМЕРШа Виктор Абакумов — вождь? Хорошо, не будем зацикливаться на вопросах терминологии, о другом сейчас речь.

Речь о том, что мы оказались свидетелями новых методов ведения информационной войны, новых способов бытования пропаганды. И тут, конечно, — будем справедливы до конца, — создателей этих новых методов есть за что похвалить. Дмитрий Киселев, Владимир Соловьев, Аркадий Мамонтов и иже с ними, похоже, свои роли отыграли. Конечно, с арены их выгонят еще не скоро, но главные роли они уже отдали другим.

Берия и дочь Сталина (Сталин — на заднем плане) wikipedia.org

Топорно прямолинейная пропаганда, основанная на беспримесной лжи и оскорблении несогласных сдает свои позиции. На арену выходят новые клоуны — спокойные, рассудительные, воспитанные. И хитрые. Вы не услышите от них, что тот же Абакумов не пролил ни капли чужой крови. Умный человек не тот, кто не врет, а тот, кто говорит полуправду. Мы узнаем, что Абакумов, который в фильме характеризуется как «превосходный руководитель», «прекрасный аналитик», «классический сотрудник служб правопорядка и контрразведки», действительно создал СМЕРШ — кто ж спорит? Ну, а что такого? Тем самым он приблизил победу. Да, он руководил депортацией чеченцев и ингушей — ну так они ведь правда сотрудничали с немцами. Про разгром Еврейского антифашистского комитета нам рассказали, что его действия расценивались советской властью как враждебные государству, а потом многие члены комитета были осуждены и расстреляны по приговору суда. Это особо подчеркивается — «по приговору суда». То есть все справедливо, все честь по чести.

Берия, как мы узнаем, много сделал для советской науки — например, созданные им шарашки принесли много пользы стране. В них были собраны лучшие силы, которые мозговым штурмом сделали массу научных открытий. И то верно — небось на воле так не трудились бы и столько не достигли бы.

Или вот Молотов. Ну да, подписывал расстрельные списки — так ведь не от хорошей жизни, а только потому, что был предан партии. Стал одним из инициаторов коллективизации, которая вызвала «снижение уровня жизни, недовольство и сопротивление населения». А что? Где тут вранье? Разве уровень жизни не снизился? Только о том, что уровень жизни снизился до исчезновения самой жизни у миллионов жертв Голодомора, а в конечном итоге было попросту уничтожено сельское хозяйство огромной аграрной страны — ни словечка. Помните Максима Подберезовикова из фильма «Берегись автомобиля»? «Товарищи судьи, он, конечно, виноват, но… он не виноват».

При этом надо заметить, что все фильмы цикла сделаны неожиданно для нашего ТВ качественно, с прилежным подражанием документальных фильмов на Би-би-си. Но главное — без того упоительного вранья, которым в последнее время прославилось федеральное телевидение.

Нас пытаются постепенно повернуть лицом к советским временам, и не просто повернуть, но и окунуть с головой. Приговаривая при этом: «Ну смотри — тут ничего страшного нет, правда?»

Посмотрите — какое внимание сейчас уделяется теме оттепели. Несколько лет назад прошел сериал Валерия Тодоровского «Оттепель». Месяц назад на одном из федеральных каналов прошел сериал Алексея Попогребского «Оптимисты» о советских дипломатах времен оттепели — молодых, энергичных, сомневающихся, бесстрашных рыцарях закулисного фронта, сумевших отвести от страны не одну беду. Я бы на месте Сергея Лаврова смотрела этот сериал каждый день перед сном и молилась бы на авторов, так старательно отмывающих образ отечественного дипломата. Буквально два дня назад в Третьяковской галерее закрылась грандиозная выставка «Оттепель». Да, оттепель была уникальным периодом в жизни страны — короткий глоток свободы, время надежд, поиски новых дорог в искусстве, в литературе. Заслуживает ли этот период отдельного большого исследования? Разумеется, и не одного. Вообще любой период в истории любой страны заслуживает пристального и честного изучения.

Много ли мы видели фильмов о Берии или Молотове, или о других «забытых вождях», в которых они предстали бы теми, кем были на самом деле и в первую очередь, — преступниками с руками по локоть в крови? Вот чтобы так, по федеральному каналу, с привлечением больших денег Российского военно-исторического общества. Чтобы рассказали об уничтожении крестьянства и страшном голоде, о жертвах репрессий, о пытках и расстрелах в подвалах Лубянки, о разрушенной, спущенной в унитаз стране? О красном терроре, о тамбовском восстании, о лагерях, о доносах, о предательстве, о подлостях? Давай сначала об этом, а потом я, например, готова послушать и о том, как Молотов любил жену, а Дзержинский — детей. Акценты — великая вещь. И про оттепель я готова слушать, смотреть, читать бесконечно. Но только рассказывайте тогда уж, что было до и после нее.

Полуправда — более страшный враг истории, чем ложь. Ложь однобока, легче различима и в большой концентрации вызывает аллергию общества. Полуправдой легче убаюкать, а спится потом от нее крепче. Чего, собственно, и добиваются те, кто нам преподносит эту полуправду. Всем известно, что палящее южное солнце дает быстрый и густой загар. Солнце средней полосы красит кожу медленнее, деликатнее, но потом загар держится куда дольше. Власть уже поняла, что время нахрапа прошло — наступило время полуправды. С ее помощью нас очень тактично, очень постепенно погружают в советскую эпоху, дают возможность шаг за шагом привыкать к ней, не бояться ее. Нас ненавязчиво окружают мелочами и атмосферой сталинских и хрущевских времен, нежно подталкивая к мысли: «И что это мы так на советскую власть взъелись? Неплохо ведь жили — не то что сейчас».