rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Чернобыль АЭС Годовщина Общество

Опубликовано • Отредактировано

О чем вспоминают «чернобыльцы»

media
Андрей Грушенков (второй слева) оказался на Чернобыльской АЭС в составе съемочной группы в 1987 году. DR

Ровно 31 год назад произошла одна из крупнейших в истории катастроф в атомной энергетике — так называемая «чернобыльская авария». О своих впечатлениях от поездки в Чернобыль RFI рассказал председатель Союза «Чернобыль» Москвы Андрей Грушенков.


Андрей Грушенков: В Чернобыле я оказался в качестве директора съемочной группы Центральной студии документальных фильмов. Мы снимали фильм «Колокол Чернобыля», и я там оказался в 1987 году, а вообще съемочная группа приехала 26 мая 1986 года. Радиационный фон, когда я там оказался, везде был разный, потому что дезактивация еще продолжалась. Мы снимали в местах, где фон был выше 10 тысяч рентген.

RFI: Вы осознавали опасность, думали о ней?

В самых общих чертах, потому что до конца понимали опасность, наверное, немногие. Я был молодым человеком в то время, и как-то это не чувствовалось ни мне, ни многим моим товарищам. Другие люди, которых мы там наблюдали, тоже, можно сказать, безответственно себя вели. Я даже помню, как разговаривал там с одним милиционером, который нас сопровождал. Он не надевал этот «лепесток» (респиратор — прим. RFI) и вообще молодцевато себя вел, демонстрировал свою удаль. Я говорю: слушай, тут же радиация. А он: да ладно, кто ее видел?!

Там была медицинская группа, которая проводила наблюдения и исследования. Роллан Сергиенко, режиссер «Колокола Чернобыля», в столовой с руководителем этой группы разговаривал по поводу участия в фильме, и эта женщина пригласила нас к себе, чтобы посмотреть, сколько рентген мы подхватили. Роллан был в Чернобыле еще в 1986 году, и отчаянно заходил во все места. Я вместе с ним пришел в лабораторию, он лег на кушетку, и вдруг застрекотал принтер, который стал показывать радиационные элементы. Та женщина подняла брови и говорит: «Слушайте, ну вы нахватали. Вы где ходите? Вы уже все границы перешли». До того момента, как я в этой лаборатории оказался, ощущения опасности у меня не было.