rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Общество Обзор недели жилье

Опубликовано • Отредактировано

Отмороженная гуманность

media
Reuters

В сильные морозы некоторые россияне, в том числе жители северных регионов, пытаются согреться, несмотря на холод в домах и попытки чиновников лишить их крова.


Отмороженная гуманность 25/11/2016 - Александр Валиев Слушать

Пенсионерка Наталья Сапьян вот уже месяц ночует у случайной знакомой — в ее собственном доме находиться этой зимой, увы, невозможно. Наталья Анатольевна — пенсионерка, учительница с большим стажем. Долго преподавала в гимназии на Кольском полуострове, а потом судьба занесла ее в город Ялуторовск Тюменской области. С двумя детьми она оказалась в старом, середины 19 века, бараке без каких-либо удобств. Встала в очередь как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, но через какое-то время выяснила, что оттуда ее вычеркнули. Как оказалось, на том основании, что в квартирке общей площадью 30,3 квадратных метра прописаны только сама Наталья и ее дочь, которая сейчас учится в другом городе, а сын оформил временную прописку по месту службы в армии. Через суд Сапьян удалось добиться лишь включения в новую очередь, так что теперь получения жилья придется ждать долго.

RFI: Наталья Анатольевна, какая вы сейчас по счету?

Наталья Сапьян:  О, это страшно. 1300 какая-то, то есть при жизни в любом случае уже не получить, это однозначно. Своего жилья никогда не имела, детей так и вырастила — в общежитии и в бараке. Независимая экспертиза признала, что дом аварийный, что квартира № 1 опасна для жизни проживающих в ней, дословно формулировку не помню. Дерево такое гнилое, вот у меня карнизы — гвозди вбивать не надо в стены, их можно руками вставлять, потому что дерево — труха. В коридоре дерево рукой пробивается, у меня там полотенцем заткнуты дыры.

Четырехквартирный барак поделен на две половины. Вторая — реконструированная, газифицированная, пригодная для жизни. А та, в которой живет Наталья Сапьян, сейчас пустует. В квартире на втором этаже давно никого нет, а до этого жили наркоманы и погорельцы.

Наталья Сапьян:  До этих трех лет, что квартира пустует, года два-три жили погорельцы, а до них лет пять-шесть наркоманы. Они мочились прямо на пол, потому что барак неблагоустроенный, и такая вонь стояла, и все это текло ко мне. Когда погорельцы въехали, а у них двое детей, они обратились в администрацию. Им ламинат постелили прямо на этот вонючий прогнивший пол. Запах стоял отвратительный! А у них девочка больная, они стали возмущаться, обращаться в суды. Их в итоге просто выселили. Где они теперь живут, не знаю, но квартиру другую им не предоставили, просто выселили.

Как вы зимуете в квартире без отопления?

Два года я жила с обогревателем, он в круговую работал, от 3 до 4 тысяч набегало за электроэнергию. Это одна только комната, так слегка, до 15 максимум было зимой, но я как-то выживала, в валенках, в шубе, спала одетой, тепло. Школьники приходили заниматься, не раздевались. А на кухне минусовая температура, зимой третий год холодильник отключен, все равно все заморожено. —15 было, когда сильные морозы. Но они сейчас спали, теперь —7 только. А несколько дней было за —30, все промерзло абсолютно.

А до этого?

А до этого более ли менее печка была, она еще как-то была жива, пусть наполовину я отапливала улицу и второй этаж, но, тем не менее, к печке сядешь и как-то греешься. Она развалилась. Печник, который ее каждый год ремонтировал, сказал: больше ремонтировать эту печь я не буду, она ремонту не подлежит. Если ремонтировать, то нужно полностью весь стояк разбирать, потому что вся кладка, все полностью до самой земли прогнило.

Газ провести нереально?

Когда я приехала и работала в медколледже, хотела провести газ, нам трубы проложили по улице. Говорю: во второй половине есть газ, вы не могли бы подсоединить? Они говорят: ваша половина газификации не подлежит, она гнилая. Если мы начнем прикасаться к стенам, они развалятся. Газовщики отказались газифицировать эту половину.

Около месяца назад Наталья Анатольевна отправилась в Тобольск и в дороге познакомилась с женщиной из своего города, которая фактически спасла ее от замерзания.

Наталья Сапьян:  И в автобусе ко мне подсела женщина. Два дня мы были на службе в Тобольске, а когда приехали, она говорит: я вас провожу. И пришла ко мне. Я ее не пускала сначала, а она вот настырно — мне так надо! Мы зашли, она посмотрела и сказала: бери своего кота и пошли ко мне. У меня еще животное есть, кот болел уже несколько раз пневмонией, я его лечила в ветлечебнице. В общем, забрала кота и ночую я в чужой квартире, почти месяц. Школьники приходят ко мне заниматься в квартиру этой женщины.

Что говорят чиновники?

Ответы у них уже, как под копирку идут: мы вам все объяснили. Прокуратура тоже говорит, что мне уже все ответы приходили, «сколько можно одно и то же говорить? Вы стоите в очереди, вот и ждите».

Наталья Сапьян разместила в интернете обращение к президенту Путину, которое озаглавила коротко: «Замерзаю. Сапьян. Ялуторовск». Его уже подписали больше 40 тысяч человек. По утрам она возвращается в свой промерзший барак, включает обогреватель, чтобы довести температуру хотя бы до ноля, и ждет теплых дней.

Город Новый Уренгой много севернее Ялуторовска, и 30-градусные морозы там — вовсе не редкость. Муса Мамедов с семьей живет в аварийном деревянном бараке, из которого судебные приставы выселяют его прямо на улицу. Этот дом в сентябре отключили от отопления и горячей воды, еще раньше выключили электричество. Мамедов въехал сюда в 1998 году, когда стал работать на предприятии «Регионгазмонтаж», именно оно и вручило ему ордер на квартиру. Аккуратно платил по всем счетам ЖКХ. Но местные власти считают, что он вселился в этот дом не на законных основаниях, а значит не имеет права на предоставление другой площади. Все остальные жильцы уже выехали из аварийного дома.

Муса Мамедов:  «У меня 29 сентября отключили полностью отопление, горячее и холодное водоснабжение. 25 мая электричество отключили. Ток я включаю, протянув проволоку-времянку к соседнему дому. И то, электрическая компания отключила. Я согреваю дом масляным радиатором. А у меня двое несовершеннолетних детей, они коренное население, родились в этой же квартире. Одному 11 лет, а младшему шесть. Воду таскаем из соседнего дома, купать детей негде. Мне 48 часов дали судебные приставы, чтобы освободить помещение. На улицу выкидывают! На улице 33 градуса мороза, куда я пойду?! Я сказал, я не выйду, не освобожу эту квартиру. Они еще угрожают, говорят: посмотрим. То есть нарушают законы — статья 40 Конституции, никто не может быть произвольно лишен жилища. Статья 47, статья 25 — все это нарушают».

Местные чиновники, по их словам, не в силах решить проблему Мамедовых, предоставив им жилье. Поэтому они не придумали ничего иного, как обратиться к их землякам — азербайджанцам, а также в Консульство Азербайджана, по всей видимости, с тем, чтобы кто-то из диаспоры приютил семью и снял это бремя с плеч власти.

Между тем, несмотря на то, что календарная зима еще не наступила, во многих российских регионах уже в середине ноября отметились сильные, ближе к минус 30, морозы. Так в Иркутской области, в городе Вихоревка, фактически сорван отопительный сезон. 22 ноября после того, как в сильные холода в очередной раз вышел из строя один из котлов теплоисточника, что снизило подачу топлива в два раза по сравнению с нормативным уровнем, здесь ввели режим ЧС. Возбуждено уголовное дело.

Не многим лучше ситуация в селе Бродово Свердловской области, где к холодам не запустили систему отопления: старую котельную закрыли, новую не подготовили. Когда пришли сильные морозы, в местной школе было около 10–12 градусов тепла. Аналогичная проблема в селе Конево того же региона — люди вынуждены отапливать квартиры при помощи самодельных дровяных печек.