rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Обзор печати Сталин Гитлер

Опубликовано • Отредактировано

«Нувель Обсерватер»: Сущность диктаторов

Они страдают от беспорядка, от унижений, выпавших на долю их народов. До того, как стать убийцами, они впадают в безумие, личное выживание занимает все их мысли и руководит их поступками – так представляет диктаторов ХХ века «Нувель обсерватёр».


Диктаторами не рождаются, ими становятся. Вначале тиран обольщает и приручает толпу, а потом начинает ее давить. Сначала диктатор усердно строит, а потом также же усердно уничтожает. Первым среди диктаторов ХХ века журнал приводит Муссолини. Бенито Муссолини – ужасный, театральный клоун, карикатура фашиста. Но свое пари Дуче выиграл. В местах, где его противники умирали от малярии, построили свои виллы такие критики фашизма как Моравия и Пазолини.

Журнал приводит более близкого к нам по времени Саддама Хуссейна. Иракский тиран только и делал, что пытал и убивал. Запад, то есть мы, довольно долго смотрели на его преступления со стороны. Свирепствовал Саддам Хуссейн довольно долго – с начала 70-х годов минувшего века. За это время он успел провести три революции – промышленную, сельскохозяйственную и культурную. Заводы, дороги, мосты, ВВП 2 тысячи долларов на душу населения, зажиточный средний класс и искусственное озеро в пустыне. Все это тоже Саддам Хуссейн. Иракская культура – архитектура, живопись, скульптура, музыка, Национальный музей, в котором собраны исторические сокровища страны – это тоже Саддам Хуссейн. Хуссейн при поддержке народа сумел поднять свою страну на мировой уровень. Но когда, в какой момент этот человек превратился в дьявола?

Как становятся диктатором? – этот вопрос очень интересует «Нувель обсерватер». Ведь им же не рождаются, им становятся – повторяет журнал. Почему заботливый вождь становится палачом собственного народа. Почему созидатель превращается в разрушителя? Такую метаморфозу можно объяснить – специалисты и объясняют – безумием, мегаломанией, паранойей. Так что же, миром правят больные люди? Возьмем к примеру Гитлера с его тиками, безумными глазами. Все это говорит о душевной болезни. Другой пример – Чаушеску. Если внимательно присмотреться к его жестам, румынский диктатор - чистая марионетка!

От румынского диктатора почти не отличается ливиец Каддафи, как ничем не отличается от них обоих китаец Мао Цзедун. Может быть, в генах этих людей и других, им подобных изначально заложено что-то, что делает их преступниками. Может быть, у них было неблагополучное детство, ранняя потеря родителей или другие детские травмы? Наверное, что-то в этом анализе верно. Но выводить из этого правило журнал не советует, тем более, что у большинства диктаторов ХХ века детство было не таким уж несчастливым.

«Диктатура питается безысходностью народа» - писал известный французский писатель Бернанос. Победивший в Германии в 1930-е годы нацизм родился в 1918 году. Потерпевших поражение немцев унизили. К унижению добавилась безработица и инфляция. Народу нужна была путеводная звезда. Час Адольфа Гитлера наступил. В Испании ситуация была иной. На юге страны вспыхнула революция, монархия напоминала «живой труп». Страна нуждалась в водителе, в харизматической фигуре. Время Франко настало. Франко – католик, он и только он может спасти раздираемую революционными страстями страну от большевистской заразы.

Тираны боялись за свою жизнь. Сталин панически боялся отравления, повсюду видел заговоры. Фидель Кастро всю жизнь опасался покушения. Мустафа Камель Ататюрк чудом избежал «смирнского заговора». Всю оставшуюся жизнь он заливал свой страх крепкими напитками и умер от цирроза печени. Хафез Асад придумал систему слежки, которой позавидовал бы сам Макиавелли: все полицейские службы страны следили друг за другом.
Психиатры считают, что диктаторы больше всего на свете хотят любви. У них это желание доходит до обсессии.

Личная жизнь диктаторов, как правило, нестабильна, хотя эти монстры способны на привязанность. Муссолини, Гитлер, Сталин написали больше любовных писем, чем политических текстов. Немецкая любовница Фиделя Кастро Марита Лоренц вспоминает о кубинском диктаторе как о влюбленном романтике. И совершенно невероятным представляется, что аятолла Хомейни мыл посуду и туалет, чтобы облегчить домашнюю работу своей жене. Да, женщины любили диктаторов. Они их любили, несмотря на пролитую кровь, на пытки, на варварство. Они любили их до безумия, до конца. Как Магда Геббельс, которая перед тем, как покончить с собой, недрогнувшей рукой отравила своих собственных детей.

Исследование сущности диктаторов ХХ века еще далеко не закончено – резюмирует «Нувель обсерватер».