rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Россия Украина Театр Общество СССР Сепаратизм

Опубликовано • Отредактировано

Общественный мир против частной войны

media
Бывший глава самопровозглашенной ЛНР Игорь Плотницкий REUTERS/Alexander Ermochenko/File Photo

Гасан Гусейнов о том, что объединяет актера Константина Райкина и бывшего главу самопровозглашенной ЛНР Игоря Плотницкого, и о новом понятии «частного человека».


Константин Аркадьевич Райкин и Игорь Венедиктович Плотницкий едва ли друг с другом знакомы. Когда через год или через сто лет будут изучать нашу историю, имена обоих ее персонажей — актера и руководителя театра, отставного майора, владельца компании «Скарабей», а впоследствии — президента самопровозглашенного сепаратистского образования в восточной Украине, — эти имена могут приземлиться в научных трудах далеко друг от друга. Люди будущего, скорей всего, позабудут, как близко оба сегодняшних героя вдруг оказались на ментальной карте многих современных россиян и украинцев. Между тем, общего, объединяющего в обеих публичных персонах — бывших гражданах СССР — куда больше, чем может показаться на первый взгляд.

Напомню, что в реально-медийной нашей жизни оба героя столкнулись в сознании россиян и украинцев в конце ноября 2017 года вот каким образом. Константин Райкин отправился, было, на гастроли в Одессу — город, считающийся в России одним из очагов не какой-нибудь там провинциальной украинской, а столичной русской советской культуры. А в Одессе, нашем славном Черноморске, тебе и театры, и Бабель с Херсонским, и русский язык, и публика, жадная до всего, что происходит в культуре ставшей такой далекой Москвы. Поездка любимого многими артиста закончилась неудачно. Группа политических активистов ворвалась в зал, потребовав от Райкина высказать свое личное мнение о принадлежности Крыма. Наступил момент, когда все зависело от артиста. Скажи Райкин, что, мол, друзья, я считаю Крым украинским де-юре, но, виноват, три года назад, увы, он стал российским де-факто, и, возможно, инцидент был бы исчерпан. Ведь так оно и есть: мировое сообщество считает аннексию Крыма Российской Федерацией противоправной. Трудно сказать, успокоились бы активисты или нет, но реальность была попроще: Константин Райкин покинул сцену. Публика, часть которой была оскорблена в лучших чувствах, поскольку и сама больше не считает Крым украинским, ну просто хотела культурно отдохнуть в обществе любимого артиста и талантливого сына любимого Аркадия Райкина. Райкин-младший приехал с частым культурным визитом, а уезжал в Москву публичной персоной, исполнившей какую-то важную часть задачи.

Несколько дней спустя 23 ноября 2017 года Игорь Венедиктович Плотницкий три года назад избранный главой самопровозглашенной Луганской народной республики, вроде бы уже свергнутый одним из подчиненных, покинул свою резиденцию в Луганске и через Ростов прилетел в Москву. Как Константин Райкин — Одессу, так и Плотницкий — Луганск покидал без большого шума. Но главное — другое. На видеосъемке в московском аэропорту мы видим не какого-нибудь общественного деятеля, а самое обыкновенное частное лицо, самостоятельно переносящее свою ручную кладь. Именно в этом качестве его описал летевший с Плотницким одним самолетом другой деятель российской культуры — писатель Захар Прилепин, по совместительству участвующий в войне с Украиной на стороне сепаратистов в соседней Донецкой народной республике. Впрочем, для Российской Федерации, законодательство которой запрещает наемничество, и Прилепин — просто частное лицо, занимающееся тем, что считает нужным. А кто он — для Украины, на суверенной территории которой этот мыслитель вступил в вооруженное бандформирование?

Что же объединяет всех названных деятелей? Одно: с точки зрения России, все эти люди — частные лица, занимающиеся тем, чем считают нужным, и там, где считают нужным. Российское государство считает и артиста, и майора-свергнутого-президента, и писателя-ополченца — сугубо частными лицами, за действия которых в Украине само оно, государство российское, никакой ответственности не несет. Что в соседней стране гг. Плотницкий и Прилепин является разыскиваемыми особо опасными преступниками, никого здесь, скорей всего, и не волнует. Подумаешь, говорят российские блогеры, какие-то наши вчерашние южнорусские земли что-то там вякают о наших мужчинах. Подумаешь, говорят официальные лица, кому-то где-то что-то не приглянулось. А нас-то, мол, и вовсе Украина интересует только как потенциальная часть возрожденной России.

У некоторых в России есть самые серьезные намерения сократить территорию украинского государства не только на Крым, но и, по возможности, на всю восточную часть этой страны. Пусть в данный момент, т. е. спустя три года после «прибытия полуострова в родную гавань», эти желания высказывают осторожнее. Но ведь главным аргументом для выхода России в 2014 году за рамки международного права было объявлено «восстановление исторической справедливости», и потому скрыть свои планы нынешнему российскому руководства не удается. Вот только высказывается оно под прикрытием частных интересов. Государство заявляет что отправляющиеся из РФ в Украину вооруженные мужчины — частные лица. В этом качестве выступают и те немногие, кто едет в Киев или во Львов, в Одессу или в Харьков, сознательно отмежевываясь от борьбы за советское наследство, и те, кто, как Константин Райкин, решили собрать советские дожинки с бывшего сателлита. И в этот самый момент от хитроумного художника жеста и слова более грамотные в политическом смысле соседи по бывшему совку потребовали прояснить политическую позицию. А художник, может, и хотел бы сказать, что он, мол, частное лицо, что за государство свое не отвечает, хотя и имеет эмоциональную привязанность к Одессе-маме. Даже ресторан такой в Москве есть в Кривоколенном переулке. А «вы звери, господа».

И вот два частных человека вернулись в Москву. А тут-то таких частных лиц-поджигателей Донбасса и идеологов Новороссии — просто пруд пруди: тут и Бородай с Кургиняном, и Гиркин со Стрелковым, и куча аполитичных сограждан, обидевшихся на цивилизованный мир за санкции.

А что? Аполитичных украинцев, частных лиц, сотнями тысяч работающих в России, разве мало? Да вряд ли меньше, чем выходцев из российского среднего класса, желающих казаться европейцами в неправовом пространстве своего государства. Так хочется если не быть, то хотя бы почувствовать себя не ответственным за действия своего государства частным лицом.

Закрыть глаза и придумать что-нибудь, чтобы забыть, что Российская Федерация проводит бессмысленную и опасную, бездарную и унизительную внешнюю политику.

Прилетел себе частный человек Игорь Плотницкий в Москву и перестал быть общественным деятелем, разыскиваемым соседями за предполагаемые тяжкие деяния. Как и прочие реконструкторы, он действовал как бы сам по себе, этот частный человек. Конечно-конечно, российское государство публично никак не может признаться в том, что в Украине воюет его регулярная армия. Затяжная спецоперация давно превратила воинские части в незаконные вооруженные формирования. Представляющее неизвестного кого неизвестно где с неизвестными целями воинство давно должно было перегрызться, и оно перегрызлось. Занятые самообслуживанием частные лица, возможно, проклинают тот день и час, когда связались с режиссером Сергеем Кургиняном, который так ловко объяснял два года назад донецким сепаратистам, что БУКи «ополченцам» привезло-де «российское гражданское общество». Частные граждане в военторге купили.

Именно этим нынешняя ситуация радикально отличается от того, что было в 1956 году в Венгрии, в 1968 году в Чехословакии, в 1979—1989 гг. в Афганистане. Тогда правительство СССР действовало от своего имени и прямо. Частный человек мог утешать себя тем, что он — с бока припека. Для национального самоутешения было достаточно нескольких храбрецов в 1968 году. Сегодняшняя РФ ведет свою политику в Украине через фейковые частные структуры, на Луганщине и Донетчине сформированные отчасти из граждан соседней Украины.

Вот почему к настоящим представителям гражданского общества РФ в Украине такое требовательное отношение. Общественный мир между двумя странами сохраняется, война идет на уровне частных лиц. Это и есть непереносимая новизна нашего времени. Она и объясняет трещины между своими — друзьями и членами семьи — из-за происходящего, казалось бы, на общественном поле. Нет, агрессию против Украины осуществляют теперь частные лица — каждое наедине с собой. И да помоги каждому ялтинский Чехов выдавить из себя совка.