rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Философия История Общество

Опубликовано • Отредактировано

Что общего у Аристотеля с бикини?

media
Гасан Гусейнов

Не возбуждайтесь граждане. У меня есть и второй вопрос, попроще: какая разница между Аристотелем и бикини? Тот, кто думает, что на второй вопрос проще ответить, чем на первый, горько заблуждается.


Что общего у Аристотеля с бикини 10/07/2016 - Гасан Гусейнов Слушать

Ведь то и другое — только слова в нашем словаре. Аристотеля-человека давным-давно нет на свете, а Аристотель как имя, за которым стоят, среди прочего, все наши грамматические и философские категории, — это не более чем вексель, долговая справка, которой нам каждый день тычут в нос, а мы никак не можем его оплатить. Аристотель, в отличие от большинства современных нам граждан, никогда не сомневается в наличии научной истины. Кроме того, он считает, что человеку присуще стремление к знанию, чего бы такое стремление ни стоило. Возможно, именно поэтому Аристотель ни в прошлом, ни в нынешнем веке не был в такой моде, как Платон или Ницше. Просто потому, что он не дает спуску всяческому мистицизму и художествам, хотя и изучает эти последние изо всех сил.

С познанием связано, причем — двояким образом, и бикини. Когда 70 лет назад, 5 июля 1946 года, в этом аксессуаре впервые вышла на подиум Мишлин Бернардини, модель, найденная Луи Реаром, три заплатки первого бикини — две на груди и одна между ног — были украшены вырезанными из газет словечками, заголовками статей, которые, при ближайшем рассмотрении, можно было сложить в некое связное повествование. Например, такое: «Все эти вещи можно сложить в эту новую парижскую штучку». Все эти вещи — ну, понятное дело, что там прячут за тряпочкой.

Однако, за всем этим сразу встает нечто большое и ужасное. Ведь откуда Реар взял имя для своего детища? Да из тех же газет, напичканных новостями одна другой страшнее. А газеты сообщали в эти дни о первых испытаниях атомного оружие на атолле Бикини. Отсюда, кстати, и другое, чуть более раннее, обозначение изделия — «атомный комплект». По контрасту с названием райского уголка в далеком океане, не сумевшего воспротивиться превращению в ядерный полигон. Да и где и когда местным жителям удавалось воспротивиться такому насилию? В Неваде? В Семипалатинске?

Тогда же возник анекдот от «Армянского радио»:

— Что общего и в чем отличие атомной бомбы от бикини?

— В соотношении цены и качества, — ответило АР. — Атомная бомба — это максимум затрат для получения знания путем полного уничтожения объекта познания. А вот бикини — это минимум затрат и максимум полезной информации как раз о живом содержимом упаковки.

Первая фотография с изображением бикини, на котором короткими синтагмами представлена тогдашняя мировая повестка, напомнит нам о судьбе Аристотеля, который был нанят наставником к Александру задолго до превращения царя в изверга рода человеческого. Монархист по политическим убеждениям и сторонник теории малых дел, мастером прагматики культуры, именно Аристотель пытался приобщить своего ученика к тогдашней мировой литературе. Судя по жизнеописанию Александра у Плутарха, голова царя была нафарширована цитатами из Еврипида и Гомера. Все началось, видимо, еще раньше, ведь будущего красавчика и назвали, небось, в честь троянского царевича Париса — Александром. Бедный учитель думал занять наследника престола чтением великомудрых греков и тем уберечь юношу от страшных ошибок, которые, чего греха таить, совершают иной раз самодержцы. Но Александру это не помогло, а виноватым в крайней распущенности своего питомца оказался сам Аристотель. Чтобы хоть как-то оправдать самое большое фиаско самого великого философа, в христианской Европе через полторы тысячи лет после смерти Стагирита вспомнили, присочинив к ней изрядно, вот какую историю. Александр был еще подростком, когда влюбился в девушку довольно знатного рода, находившуюся в свите его матери. Девушку звали Филлида, и Александр, конечно, забросил науки. Аристотель же сделал вид, что хочет спасти в юноше царя и нажаловался Олимпиаде, что мальчик, мол, вместо наук привязался к прекрасной Филлиде, соблазнявшей Александра.

Разлученная с Александром, Филлида почувствовала, что Аристотель сам увлечен ею, и вот она стала появляться перед ним едва одетой. Мудрец совсем потерял голову, и в один прекрасный день, явившись к философу, Филлида посулила ему взаимность в обмен на согласие проехаться на нем верхом. Филлида взнуздала величайшего философа, оседлала его и плеткой погнала в сад. Этот эпизод запечатлен в картинах и гравюрах, на гобеленах и посуде. О позоре Аристотеля узнали и Филипп, и Олимпиада. Александр, кажется, простил учителя, а вот опозоренный Аристотель оказался безутешен.

Как мог он, проницательнейший из проницательных, попасться на удочку молодой девчонки, с которой делился только философскими размышлениями и даже не думал сойтись всерьез. Ведь он только хотел избавить ученика от пагубного влияния преждевременных плотских утех. Но посмотрите на гравюру Ганса Бальдунга Грина, и вы сразу поймете, что с Филлидой ничто не преждевременно. Что это сам Аристотель немного опоздал, поддавшись похоти в те года, когда, как думают многие, уже не до похоти.

Но как может быть не до похоти, если девчонка сама — сама! — завлекла его, обольстила, окрутила. Сперва носила одежду воздушную, намекающую, а потом и вовсе разделась, оставшись в чем-то, что еще не называлось бикини. Зачем соблазняла? Ну как же-с: ведь он такой у-у-умный, такой знамени-и-итый, да и мужчина еще хоть куда! Да если бы это был не я, это сделал бы на моем месте какой-нибудь бессовестный негодяй!

Словом, много всяких отговорок придумывал себе Аристотель, опозоренный Филлидой. И горькой, и сладкой была ему память философского тела о нежном усесте коварной македонянки. С тех самых пор человечество то и дело придумывает испытания для великомудрых мужей. Когда бы Аристотель увидел Филлиду в бикини, он сказал бы, что вот она, идеальная, почти исчезнувшая форма, обнаруживающая, однако, всю полноту материи, с которой он, философ, только и имеет право соединиться в целостность.

Что ж, получается, что ни в чем они не похожи, Аристотель и бикини?

Не спешите. Есть, есть у них общее: это день рожденья. Точнее говоря, общая неделя — первая неделя июля. Установление достоверной даты в обоих случаях затруднительно. Правда, бикини моложе Аристотеля ровно на 2330 лет. Но проблема-то остается. И хоть не каждая красотка обязательно умнее и хитрее самого великого философа, каждый истинный поклонник Аристотеля должен помнить и биографию учителя Александра, ныне изрядно позабытую, и славную историю бикини, каждое лето наводящую на размышления учеников и учителей.