rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Культура

Опубликовано • Отредактировано

Кинособытие: Влюбленный Ростан

media
Кадр из фильма «Сирано. Успеть до премьеры» kinopoisk.ru

Нетипичный биографический франко-бельгийский фильм «Сирано. Успеть до премьеры», погруженный в мир театра конца XIX века, заслужил уважение киноманов во всем мире.


Иногда поражаешься временному совпадению исторических событий, которые на взгляд из сегодня кажутся никак не связанными между собой. Они, возможно, и впрямь не связаны. А все же удивительно, что происходили параллельно, и похоже, все-таки влияли друг на друга.

Итак, в 1895-м — в фильме, о котором мы говорим, в декабре (а декабрь для конца XIX столетия вообще важен) — молодой 27-летний драматург Эдмон Ростан, уже прославившийся после постановки его комедии «Романтики» в главном театре Парижа «Комеди Франсез», отдает свою новую романтическую пьесу в стихах «Принцесса Грёза» в театр Сары Бернар. Главную роль, разумеется, играет прима, которой тогда было уже за пятьдесят. Сару Бернар принято величать не иначе как великой, хотя в случае с театральными актерами до начала киноэры все очень сложно. Неизвестно, какими они были на самом деле, а вкусы публики, увы, не ориентир.

Спектакль проваливается — во всяком случае, если верить фильму, о котором мы поговорим вскоре. Подобные провалы после первой постановки пьес, ставших потом мировой классикой и попросту хитами, случались всегда. Достаточно вспомнить историю с театральным дебютом «Чайки» Антона Павловича Чехова, которая была провалена в близком Саре Бернар и «Принцессе Грёзе» 1896 году в Александринском театре. Роль Нины Заречной в том спектакле играла Вера Комиссаржевская: ее тоже принято величать исключительно великой. Про нее тоже неясно, какой актрисой она была в реальности. Сара Бернар, впрочем, известнее уже потому, что в спектакле «Гамлет» сыграла не кого-нибудь, а самого Гамлета.

Несмотря на парижский скепсис, «Принцесса Грёза» имела большой успех в России, и в том же 1896-м один из величайших дореволюционных госмужей в России Сергей Юльевич Витте заказал панно на тему «Принцессы Грёзы» художнику Михаилу Врубелю. И само панно, которое теперь считается жемчужиной Третьяковской галереи, и Врубеля принимали тогда далеко не все. Теперь Врубель — признанный классик русского модерна. А «Принцессу Грёзу» считают чуть ли не главным панно Москвы.

Но вернемся в декабрь 1895-го, когда и стартует действие фильма «Сирано. Успеть до премьеры» — в оригинале он Edmond, то бишь Эдмон Ростан, классик драматургии. Декабрь — особый месяц в ситуации перехода XIX века в XX-й. В том же декабре 1895-го 25-го числа братья Люмьер устроили первый в истории платный кинопоказ на парижском Бульваре Капуцинок. От этого дня, хотя Люмьеры в том году устраивали показы и прежде, принято отсчитывать историю кинематографа. Спустя три года, но на день раньше, 24 декабря, другие братья-французы — Рено — запустят первый в мире автомобиль с почти современной коробкой передач. Примерно в то же время самый актуальный театр той эпохи — Московский художественно-общедоступный Станиславского и Немировича-Данченко — реабилитирует чеховскую «Чайку».

А ровно через два года, в декабре 1897-го, драматург Эдмон Ростан восстановит свою славу, чуть утраченную после неприятия «Принцессы Грёзы». Он поставит — в том числе как режиссер — свою новую пьесу «Сирано де Бержерак», в которой главную роль сыграет еще один знаменитейший французский актер того времени Бенуа Констан-Коклен. Про которого теперь тоже до конца неясно, насколько гениальным он был.

Но в фильме он как минимум хорош, ведь его изображает один из лучших европейских киноактеров, любимец каннских рекордсменов по количеству призов, еще одних братьев, упомянутых в сегодняшнем комментарии, Жан-Пьера и Люка Дарденнов. Актера-бельгийца, получившего в Канне приз за лучшую мужскую роль в фильме братьев-бельгийцев Дарденнов «Сын», зовут, как уже догадались киноманы, Оливье Гурме.

Постановке заранее предрекают провал. Кого в конце прогрессивного XIX века способен завести спектакль в стихах? Знали бы тогдашние критики, что «Сирано» Ростана станет одной из самых успешных пьес в театре и кино. Все постановки перечислить невозможно. Но я до сих пор помню спектакль Бориса Морозова в театре имени Станиславского с молодым Сергеем Шакуровым в роли Сирано, игравшем без наклеенного носа. Получивший массу наград фильм французского мэтра Жана-Поля Раппно с Депардье и Венсаном Пересом. И забытую теперь советскую экранизацию рубежа 1990-х с любимым актером неповторимого театрального режиссера Анатолия Васильева, почти моим однофамильцем Григорием Гладием, давно обитающем в Канаде.

Фильм «Сирано. Успеть до премьеры» поставил французский актер Алексис Михалик. От дебютанта я ожидал более традиционный биографический фильм. И весьма удивился, обнаружив, что картина — никак не правильная. Другой вопрос: может ли в принципе быть «правильной» любая историко-биографическая и вообще историческая лента?

Это фильм-каскад. Фильм-фарс. Поначалу я подумал, что он похож на «Французский канкан», легендарную комедию середины 1950-х, в которой главную мужскую роль исполнил Жан Габен. Режиссером был суперклассик, создатель «Великой иллюзии» Жан Ренуар.

Но потом я догадался, на какой именно фильм ориентировался режиссер «Сирано» Алексис Михалик.

Афиша фильма «Сирано. Успеть до премьеры» kinopoisk.ru

Сенсация № 1. До премьеры — примерно три недели, а текста «Сирано де Бержерака» у ее автора Эдмона Ростана нет как нет. Тогда он почти искусственно изобретает для себя музу. Его приятель втюрился в гримершу исполнительницы главной роли. И Эдмон начинает сочинять для нее — ради друга — поэтические объяснения в любви, как его герой с уродливым носом — знаменитый поэт, философ и дуэлянт XVII века Сирано де Бержерак, один из родоначальников современной фантастики — для своего соперника, чтобы хотя бы через его голос передать свои скрытые чувства к любимой. Эти поэтические послания переходят в пьесу.

Сенсация № 2. У спектакля два продюсера. Оба — кретины. Ростан, который сам ставит спектакль по своей пьесе, с возмущением спрашивает: с каких это пор продюсеры вторгаются в художественный процесс? Удивительно, но тут не протест против неграмотного продюсерского вмешательства, а скорее дань уважения французской системе творческих ценностей. Об этом, помнится, говорили многие британские кинорежиссеры: Франция — единственная страна (Россия таковой, увы, уже не является), где сохраняется уважение к автору.

Именно режиссер — главный автор фильма или спектакля. Продюсеры контролируют расход средств, но на творческую площадку им путь заказан. Как утверждали те же британские режиссеры, а русские это подтвердят, в наших странах режиссера считают пешкой, которую всегда можно убрать с шахматной доски и заменить другой.

Во Франции режиссер — хозяин творческого процесса. В той же Англии — ее раб.

Но к фильму. Оценив фарсовость «Сирано» и явно заложенное в него артистическое вранье, я наконец понял, на какую другую завиральную, получившую при этом все главные «Оскары» картину ориентировался режиссер Алексис Михалик: на «Влюбленного Шекспира», где что ни слово, что ни кадр, то задуманное смешное вранье.

Ложь про Шекспира тем более забавна, что соавтором сценария стал драматург, режиссер и шекспировед Том Стоппард, прекрасно сознававший, что весь «Влюбленный Шекспир» — чистая лажа. Тем более, что Шекспир и Шекспиром-то, скорее всего, не был. Его именем прикрывался аристократ, знаток истории и географии (реальный Шекспир был малообразованным), для которого литература — в его век — считалась занятием недостойным.

Таков, в конечном счете, и новый кино-«Сирано». Он же кино-Edmond.

Для полноты хохм в этом фильме появляется и Чехов. Они с Ростаном встречаются — где бы вы думали? — в парижском борделе. Но оба пришли туда на выручку друзей. Оба с тоской признаются друг другу, что женаты и оттого обязаны даже в борделе вести себя разумно. При этом создатели «Сирано» попались на вечную удочку, изобразив Чехова тщедушным скромным интеллигентишкой в очечках. Но вы-то знаете, что Чехов, вышедший из крепостных крестьян, был огромным мужиком ростом под два метра и большим любителем женского пола. Почитайте воспоминания Немировича-Данченко.