rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Оскар Фестивали

Опубликовано • Отредактировано

И все равно — Гленн Клоуз! Про «Оскар»–2019

media
«Оскар» за лучшую мужскую роль вручили Рами Малеку, сыгравшему в «Богемской рапсодии» Фредди Меркьюри Matt Petit /A.M.P.A.S./Handout via REUTERS

Нынешний «Оскар» в определенном смысле — революционный. Впервые на арене — никого. Ни ведущего, ни ведущей. Ни шуточек, ни камушков в чей-то огород. Многие радостно вздохнули, но я, например, вспоминаю Вупи Голдберг в качестве ведущей и думаю, что если бы все были хоть чуть-чуть похожи на нее по остроумию, чувству такта и тотальной уместности — вздохи получились бы печальными. А так-то — ну и бог с ним. Все равно красиво. Особенно красивой была ведущая ABC на красной дорожке — беременная на последнем, кажется, месяце, в смелом блестящем платье, счастливая и бойкая. Ее появление в эпицентре мирового кино — пример того, как переносить феминизм из дурацких деклараций в жизнь. Лучше не придумаешь.


И все равно — Гленн Клоуз! Про «Оскар»–2019 25/02/2019 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Спорить с теми, кто считает главный «Оскар» фильму Питера Фаррелли «Зеленая книга» данью политкорректности, — позвольте даже не вступать в дискуссию. «Ах как надоело! Ах как вы нас измучили своим преклонением перед расовыми проблемами! Ах как вы вредите настоящему кино со своими политкорректными заморочками!» — эти шаблонные страдания по настоящему кино слышатся каждый раз, когда побеждает фильм о людях с другим цветом кожи, о сексменьшинствах или вообще о чем-то, что выламывается из представлений о «правильном» мире. Хочется только заметить, что искусство — как раз о том, что выламывается. Правильный мир искусству не интересен.

Что же касается победы «Зеленой книги» — речь в ней вовсе не о расовой проблеме. Это история человека, которого в детстве плохо воспитали, а потом он рос и мужал среди людей со своими узенькими представлениями о «правильном» мире. Пока не оказался в другом мире, где вершителем красоты и гармонии оказался не просто чуждый ему, но прямо противоположный его жизненным принципам и привычкам человек. Для героя это становится потрясением, и откуда ни возьмись появляются залежавшиеся душевные ресурсы, которые обычно и ведут человека по жизненным ухабам. Постепенное перерождение итальянского гопника сыграно Вигго Мортенсеном до того подробно, до того виртуозно, что уход статуэтки к другому кажется недоразумением.