rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Культура

Опубликовано • Отредактировано

Кинособытие: триллер «Стекло» М. Найта Шьямалана

media
Кадр из фильма «Стекло» kinopoisk.ru

Американский индус М. Найт Шьямалан решил вернуть себе славу создателя самых непредсказуемых фильмов. Его «Стекло» (Glass) в прошлые выходные вышло и во Франции, и в России, и вообще где только можно от Саудовской Аравии до Японии. В Штатах фильм стал лидером проката. Правда, с невеликими по американским меркам сборами за уикенд в 40 млн долларов и не самой выдающейся оценкой на главном киноманском сайте imdb.com: 7,2.


Кинособытие: триллер «Стекло» М. Найта Шьямалана 29/01/2019 - Юрий Гладильщиков (Москва) Слушать

Шьямалан — индус натуральный. Родился не в Америке и даже не в родном для индусов Лондоне, а в самой Индии. Этот 48-летний режиссер любит, как Хичкок и Рязанов, появляться у себя в проходных ролях — камео. В «Стекле» мы застаем его персонажа в магазине домашней техники, который содержат герой Брюса Уиллиса и его молодой сын. Он покупает сигнализацию от воров.

Всего-то в 29 лет Шьямалан сотворил сенсацию: «Шестое чувство», номинированное на шесть «Оскаров» и заработавшее в мире почти 700 млн долларов (безумный результат для 1999 года). «Чувство» и сейчас занимает на imdb высокое 162-е место в списке 250-ти лучших фильмов всех времен.

Это тот самый фильм, в котором детскому психотерапевту (его изображает Брюс Уиллис) приходится опекать девятилетнего мальчика, которому везде чудятся ужасающие призраки. В конце нас ожидает шок.

Афиша фильма «Стекло» kinopoisk.ru

Вскоре после «Шестого чувства» мне посчастливилось общаться с великим режиссером Александром Миттой, который сделал по моему заказу для тогдашнего журнала «Итоги» Сергея Пархоменко превосходный анализ «Титаника». Про «Шестое чувство» он говорил примерно так: «Но я же опытный постановщик. Я знаю все уловки. Но купился на обман абсолютно — и тут же стал пересматривать картину, чтобы понять, где именно и как меня надули».

После «Чувства» Шьямалана признали мастером финалов, переворачивающих содержание с ног на голову. Потом он часто использовал тот же ход — иногда более успешно («Знаки» про нашествие из космоса тоже сорвали банк). Иногда менее: «Неуязвимый», «Таинственный лес», «Явление», где неожиданны не только финал, но и вся идея: зеленые насаждения, от травы до деревьев, защищая Землю, пытаются уничтожить губящее ее человечество и внедряют в нас вирус, мотивирующий на мгновенное самоубийство.

Ни одна лента Шьямалана не повторила успех «Шестого чувства».

Но три года назад он снял неожиданный «Сплит», в котором обаятельный до этого шотландский актер Джеймс Макэвой сыграл психа и социопата, в душе которого толпятся, вытесняя одна другую, 23, а на деле даже 24 разных личности, легко меняющих одна другую. Самая последняя — кровавый Зверь, дающий ему небывалую силу, таится в глубине. В официальных студийных анонсах фильма сказано, что он может напугать до смерти и что это самая жуткая работа Шьямалана.

В финале вдруг появляется Уиллис. Уже тогда я кое-что заподозрил. Он снялся у Шьямалана не только в «Шестом чувстве», но и в «Неуязвимом». Суть была в том, что его герой выживал единственным в страшных катастрофах — например, при крушении скоростного поезда, где все погибли, а у него ни царапины. Тут-то появлялся странный персонаж Сэмюэла Л. Джексона, который заверял героя Уиллиса, будто тот — необходимый человечеству супермен, неподвластный ни внеземной силе, ни пуле, ни бомбе. Что жизни и человечеству необходимы супермены как в комиксах. Они есть, и он — первый из них. В конце — обязательный поворот для фильмов Шьямалана — выяснялось, что персонаж Джексона, одержимый поиском супермена, сам подстраивал катастрофы для его проверки. В целях обнаружить нужного людям супермена он убил множество людей.

Вероятно, снимая «Сплит», Шьямалан уже знал, что готовит трилогию «Неуязвимый» — «Сплит» — «Стекло» (прозвище персонажа Джексона, страдающего хрупкостью костей, так что крепко схвати его за руку — она сломается).

В «Стекле» герой Уиллиса из «Неуязвимого» начинает ощущать себя реальным суперменом, правда, мочит в основном шпану. Он попал в прессу, у него прозвища, которые он ненавидит. Он охотится за маньяком, похищающим девушек. Полиция при этом считает его преступником. Вечная тема американских комиксов: и Бэтмена, и Человека-Паука власть тоже регулярно считает врагами общества. Может, потому, что те отнимают у нее хлеб, сражаясь с негодяями более успешно.

Маньяк, которого пытается поймать герой Уиллиса, это персонаж «Сплита», который все чаще открывает в себе 24-ю ипостась: способного лазать по потолку и сильного, как Халк, Зверя.

В итоге все трое: персонажи Уиллиса, Макэвоя и Джексона оказываются в психушке, где их исследует женщина — спец по идиотам, воображающим себя супергероями. Дальше молчу. Скажу лишь, что это как бы реалистический и даже проблемный фильм о том, возможны ли в жизни герои комиксов.

Кое-что, однако, не дает покоя — даже в случае с таким фильмом, который поклонникам Тарковского покажется чушью. Создавая для блага людей светлого супермена, персонаж Джексона создал и темного (Зверь — тоже, оказывается, его порождение), при этом, не переживая, угробил массу народа.

Фильм наводит и на другие любопытные наблюдения.

Там действует тайное многотысячелетнее общество типа масонского. Его цель: не дать человечеству создать суперменов. Тайные общества, вероятно, и впрямь существуют. Уж точно: существовали. Для Шьямалана тайные общества, в которые он верит, безусловное зло, поскольку они жаждут контролировать человечество. Им важно, чтобы все стояли на одной доске, а тех, кто обладает большими способностями, они засовывают в психушки. Но даже судя по фильму, проблема не так проста. Цель тайного общества, выведенного Шьямаланом и ему ненавистного — поддерживать в мире порядок и равновесие, не допускать появление Богов. Ведь если возникает положительный супергерой, по странному закону равновесия тут же возникает и Зверь.

Обратим внимание и на другой казус, который главенствует во всех американских фантастических фильмах. Человечество всегда слабее своего врага — иных, чужих, пришедших из космоса или давно затаившихся на Земле. Человечество вроде бы обречено. Но всегда в финале кто-то один талантливый придумывает нечто, отчего всем врагам наступает «карачун» (как выразился бандит, которого играл Михалков, в фильме Балабанова «Жмурки»). Мы при этом используем силу, которой более сильный и технологически развитый враг не владеет и ее недооценивает: силу собственно человечности, дружбы, любви и самопожертвования. Жаль, что при реальном конфликте они вряд ли сработают. Голливуд остается тем, чем и являлся: фабрикой утешения.

Наконец. Русские любят ругать себя за лень. Хотя это ерунда. Многие у нас пашут, как мало кто в мире. Когда говорят о русской лени, обычно приводят в пример русские сказки, где старшие братья-работяги всегда оказываются в дураках, а младший, дурак, какой-нибудь Емеля, раз — и в дамках. Валялся на печи, но вмиг и богатство, и престижную невесту-красавицу ни за что отхватил. Но не те же надежды внушает американцам Голливуд? Рос ты рос обычным чуваком, а потом что-то тебя где-то чем-то стукнуло или укусило — и вот ты уже супермен.