rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Кино Культура

Опубликовано • Отредактировано

Кинособытие: Нечеловеческая любовь

media
В фильме «Зои» героиня работает в лаборатории, разрабатывающей примитивных роботов для помощи по хозяйству kinopoisk.ru

Леа Сейду продолжает покорять мировые экраны. На сей раз — в голливудской фантастической романтической драме «Зои».


Не будет преувеличением сказать, что принцессой французского экрана стала за последние четыре-пять лет 33-летняя Леа Сейду. Причем она с равным успехом играет и во французском, и в голливудском, и в, выразимся так, международном кино, под которым будем понимать широкомасштабные наднациональные проекты.

Сейду за границами еврозоны — просто Сейду, и только. В той же России она известна, но сама по себе фамилия Сейду мало о чем говорит. Между тем, она представительница одной из самых громких французских кинематографических династий. Ее дедушка Жером — глава крупнейшей французской кинокомпании Pathé.

Фильм «Жизнь Адель», в которой Леа Сейду сыграла одну из главных ролей, получила на Каннском фестивале главный приз – Золотую пальмовую ветвь REUTERS/Yves Herman

Переводя на русский, фамилия Сейду сопоставима с такими кланами, как Михалковы, Шахназаровы, Ефремовы. Помогает это Леа Сейду делать карьеру? Не может не помогать.

Она снималась в таких ударных фильмах режиссеров-знаменитостей, как «Бесславные ублюдки», «Робин Гуд», «Полночь в Париже», «Миссия невыполнима: Протокол Фантом». Но это была разминка: даже в фильмах Вуди Аллена и Тарантино роли были небольшие, зачастую этакие представительские: а вот поглядите, уважаемые зрители, на новую перспективную актрису, которая недавно появилась.

Гром грянул в 2013-м. Леа Сейду сыграла одну из двух главных ролей в авангардистской (снятой так, словно это сама жизнь — ну или фильмы фон Триера и братьев Дарденнов) драме «Жизнь Адель». Фильм, переполненный откровеннейшими постельными сценами, шокировал и восхитил Каннский фестиваль. В итоге жюри во главе с самим Стивеном Спилбергом присудило ему главный приз — Золотую пальмовую ветвь.

Еще через два года Леа Сейду снялась в противоположной по типу, но не менее важной роли — фактически в максимально коммерческой женской роли, какую только можно представить и о каковой мечтают многие молодые актрисы: в фильме «007: Спектр» она изобразила девушку Бонда. «Жизнь Адель» и «Спектр» фактически сформировали ее как актрису, а заодно и ее актерскую славу.

И вот теперь, после еще нескольких значительных работ, Сейду снялась вместе с Юэном Макгрегором в фантастической драме американца Дрейка Доримуса «Зои».

Вопрос к читателям и слушателям: какая тема в современном кино, которое одновременно можно назвать и серьезным, и коммерческим, постепенно становится основополагающей? Это не тема даже, а проблема — проблема искусственного разума. Сколько лет прошло со времен создания первого терминатора? Ровно 33 — возраст Христа. В момент выхода «Терминатора», в котором машины вели борьбу против людей (и засылали из будущего своего агенту-убийцу, чтобы тот в отрочестве прикончил человека, который потом научит людей бороться с роботами), казался сказочкой. Теперь кажется все меньше.

Вам может показаться, что я ушел в сторону. Не волнуйтесь: я знаю, к чему веду. Первым о бунте роботов против людей всерьез возвестил великий Стенли Кубрик в фильме 1968 года «2001: Космическая Одиссея», снятом по сценарию, написанному вместе с Артуром Кларком, которого всегда занимала проблема искусственного интеллекта. В нем бортовой компьютер — главная сила межпланетного корабля, посланного на первую встречу землян с инопланетянами, — объявлял войну пилотам, поскольку приходил к выводу, что он более достоин по своему интеллекту представлять на межпланетной встрече земную цивилизацию.

Астрофизик и космолог Стивен Хокинг незадолго до своей недавней смерти описал семь катастроф, способных погубить человечество. Среди основных — безудержное развитие искусственного разума, который обретет способность к саморазвитию. Это может породить бунт машин против людей, как в «Термиаторах», и даже в самом лучшем случае привести к деградации человека разумного, который утратит тягу к знаниям и совершенствованию.

Кстати, в 2004 году вышел прелюбопытный и явно недооцененный фильм Алекса Пройяса с Уиллом Смитом «Я, робот». Он развивает здравую мысль. Если роботы обретут способность к самопроизводству и саморазвитию, то они неизбежно выработают и собственную идеологию, и свою религию. У них появится и свой вариант Христа. Я упрощаю содержание, но картина, на самом деле, очень-очень неглупая.

Из громких фильмов последних дет, развивающих ту же тему «кранты человеку», фильм «Из машины» с новой суперзвездочкой Алисией Викандер. Заметьте, тема искусственного разума волнует самых-самых авторов. Этот фильм снял по собственному сценарию культовый Алекс Гарленд. Опыт общения человека и девушки-робота вновь ничем хорошим не завершается.

Но вот вам еще две темы про искусственный разум, без которых нам не перейти к итоговым выводам. Первый фильм — «Искусственный разум» Стивена Спилберга, при съемках которого в 2001-м мэтр использовал разработки Кубрика. Это фильм, спорящий с уже упомянутыми. В нем люди-фашисты уничтожают соперников-роботов, хотя те покорны и несчастны. Откровение фильма: когда Земля уже погибла, прибывшие на нее инопланетяне находят выжившего мальчика-робота. Через робота инопланетяне получают информацию о погибшей Земле. Фактически выходит так, что робот оказывается человеком, носителем ее истории и нравов.

Еще один фильм, противоречащий прежним, — «Она» умного режиссера Спайка Джонса с Хоакином Фениксом и голосом Скарлетт Йоханссон. Тут все еще круче. Люди не просто сочувствуют роботам. Они в них влюбляются. Но роботы есть роботы. У них свое роботоковарство. Героиня, у которой нет обличья (она виртуальна), ведет одновременно волшебные любовные разговоры с пятью тысячами своих обладателей. А каждый верит, будто единственный.

Афиша фильма «Зои» kinopoisk.ru

«Зои» — совсем новый поворот. Очень оптимистический по отношению к будущему роботов и человечества.

Героиня Зои, которую и играет, напомню, Леа Сейду, трудится в лаборатории, разрабатывающей примитивных пока роботов для помощи по хозяйству. Они и выглядят как роботы, а вдобавок подстригают кусты, выгуливают собак, сидят с детьми.

Через два месяца от своего начальника-Макгрегора Зои узнает, что она тоже робот, первый продвинутый образец. Ее тип именуется синтетиком. И она уходит в мир.

Она не умеет краснеть и плакать — но это выходит само собой. Между тем у них с начальником начинался роман. Но признавшись, кто она такая, он все рушит: ни он, ни она больше не способны к отношениям, ведь они ненормальны.

Между тем на рынке появляются таблетки любовного счастья. Любые двое, даже не знакомые друг с другом, на два часа обретают страсть первой любви. Потом, правда, приходят в себя, но на таблетки подсаживаются почти все. Зои тоже их употребляет, ничего не испытывая, но притворяясь ради партнера.

В итоге мы получаем ситуацию, что без таблеток люди становятся не способны испытывать не то, что прежние, — любые чувства. Люди постепенно становятся роботами. Между героиней и ее прежним начальником между тем вновь — сложно и противоречиво — зарождается чувство.

И тут уже как хотите, так и рассуждайте. Можно понять так, что люди и роботы-синтетики создадут на Земле новую цивилизацию. А может, роботы одолеют нас — раз уж заставили в себя влюбиться.