rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Культура Кино

Опубликовано • Отредактировано

«Субурбикон»: Клуни верен себе, Коэнам и справедливости

media
Джордж Клуни на премьере фильма «Субурбикон» в Лос-Анджелесе, 22 октября 2017. REUTERS/Mario Anzuoni

В российский прокат выходит новый фильм Джорджа Клуни «Субурбикон».


«Субурбикон»: Клуни верен себе, Коэнам и справедливости 15/11/2017 - Екатерина Барабаш (Москва) Слушать

Клуни — едва ли не единственный заметный актер, сумевший выбраться из телесериальной индустрии на большой экран не только без потери в популярности, и не только сохранив ее, но и сделав гигантский шаг вперед по части профессии и той самой популярности. Для киноиндустрии это можно считать немыслимым везением — в отличие от России, где сериальное производство перемешано с кинопроизводством, а режиссеры (впрочем, не от хорошей жизни) перебегают из одной индустрии в другую, в США кино и сериалы — совершенно разные, практически не пересекающиеся между собой сферы, живущие по разным экономическим, финансовым, социальным законам.

Клуни удалось вырваться из телевизионных сетей. Вдоволь поснимавшись у хороших режиссеров — Родригеса, Коэнов, Содерберга, Малика, Джордж почувствовал вкус к режиссуре и принялся за новое дело. «Субурбикон» — шестой опыт Клуни на этом поприще, а если считать участие в сериале «Неподготовленный» — то седьмой.

Сценарий «Субурбикона» был написан братьями Коэнами еще в 1989 году. Все эти годы сценарий «безмолвствовал» где-то на пыльных полках, хотя отчасти возродился к жизни стараниями авторов в виде фильма «Фарго», в основу которого лег тот самый сценарий. Правда, сильно переделанный. Авторами сценария «Субурбикона» числятся Коэны, Клуни и давний друг Клуни Грант Хеслов. Рука и незримое присутствие Коэнов здесь столь очевидны, что не надо быть особыми синефилами или творческими биографами братьев, чтобы это почувствовать.

Клуни перенес действие в 1959 год, создав в придуманном городе под названием Субурбикон обманчиво уютную обстановку американской одноэтажной провинции с одинаковыми полуигрушечными домиками, палисадничками, мамаш в белых передничках и всеобщего тихого улыбчивого ликования под едва уловимый лейтмотив «Боже, благослови Америку!» На фоне этой идиллии в одном из таких ласковых домиков совершается преступление — два грабителя-громилы, ввалившись на ночь глядя в дом, валят всю семью хлороформом. Семья — это отец семейства Гарднер Лодж (Мэтт Деймон), его парализованная после автокатастрофы жена Роуз (Джулианна Мур), ее сестра-близнец Маргарет (тоже, разумеется, Мур) и сын-школьник Ники. Громилы вскоре исчезают в ночи, семейство приходит в себя после хлороформа — все, кроме Роуз, чей подорванный организм не выдерживает напряжения. Место Роуз занимает Маргарет, тут же перекрасившаяся из шатенки в блондинку, чтобы соблюсти чистоту эксперимента и стать Ники настоящей мамой. Ники, однако, не слишком спешит полюбить новую мать, тем более что в его детской голове нет-нет да и рождаются подозрения относительно роли Маргарет, а потом и — отца во всей истории, и мальчик ищет утешения у нового друга по соседству. Как раз только что в соседний дом въезжает чернокожая семья Майерсов. История с этой семьей становится второй сюжетной линией фильма, и постепенно, по мере того как раскручивается и освежается все более кровавыми подробностями продолжение истории в семье Лоджей, тем сильнее нагнетаются расистские страсти вокруг новых соседей. Белый околоток агрессивно против соседства с чернокожей семьей, и маховик зла стремительно увеличивает амплитуду. Пока бушуют страсти вокруг несчастной семьи афроамериканцев, в соседнем доме Лоджей кровавыми слезами умывается всякий туда вошедший.

По мысли Клуни, настоящее зло прячется в головах. В чисто вымытых, причесанных головах, хозяева которых обладают достаточным здравым смыслом, чтобы это зло гримировать под добро, но недостаточным инстинктом самосохранения, чтобы его замуровать в своих головах навечно. И тут Клуни верен себе стопроцентно. Он — известный либерал, антитрампист, публично и активно критикующий нового президента. «Субурбикон», несмотря на гекалитры крови и попытки шутить по-коэновски, прежде всего — авторское высказывание на тему сегодняшнего дня. Правда, когда замышлялся этот фильм, никому и в голову не могло прийти, что скоро блондинчик Дональд станет главой самой могущественной страны мира. Но — случилось, и режиссеру надо отдать дань по части его интуитивной прозорливости. Собственно, этот фильм — абсолютно антитрамповский, а его герои, как считает, судя по всему, Клуни, — те, кто открыли дорогу Трампу и его электорату.

С этой точки зрения «Субурбикон» — фильм нужный и своевременный. Как все, что делает Клуни. Он вообще из тех, кого особенно критиковать и тем более — ругать — не принято. Нет-нет, он не из породы неприкасаемых, но у него есть редкое для режиссера качество — такое искреннее и такое прямолинейное стремление к справедливости, что симпатия к этой стороне его творчества всегда перевешивает любые поиски недостатков. «Режиссура не идеальная, но гуманизм зашкаливает», «Скучновато, но все очень правильно». Режиссер Клуни — он действительно правильный до такой степени, что к нему если и можно придраться, то очень уж не хочется. Гуманистическое содержание его фильмов, будь то «Признания опасного человека», «Мартовские иды», «Спокойной ночи и удачи!» — всегда индульгенция для Клуни. К нему критика вообще словно не липнет, и режиссерские огрехи прощаются Клуни легко.

Режиссер Джордж Клуни и актеры Мэтт Деймон и Джулианна Мур, Лос-Анджелес, 22 октября 2017. REUTERS/Mario Anzuoni

Огрехи у него, безусловно, есть, и немало. Мэтт Деймон и Джулианна Мур в «Субурбиконе» отличные, оба очень логично играют трансформацию наглой самоуверенности сначала в растерянность, потом — в животный страх, не забывая по ходу дела, постепенно добавлять своим героям все больше и больше внутреннего уродства. Это уродство, спрятанное под крышей идеального домика, под конец становится страшнее явного уродства тех, кто громит дом их чернокожих соседей. Снявшийся в не главной, но заметной роли — детектива страховой компании — Оскар Айзек вносит в фильм толику хичкоковской неотвратимости, разбавленной резко фарсовой игрой актера.

И вроде все хорошо, все к месту, а чего-то не хватает, хотя местами и смешно, и даже страшновато, и замысел строен и ясен. Клуни, сыгравшему множество тонких комедийных ролей, в режиссерском опыте явно не хватает здоровой ироничности и, как ни странно, чувства юмора — такого же органичного, как его чувство справедливости. Он все время словно оглядывается на Коэнов, как прилежный ученик, идет за ними след в след. Но следы Коэнов видны, а самого Клуни — нет. Плюс к тому у него явно не сложилось с освоением драматургического хода — наслоении безумия толпы, устроившей травлю Майерсов, на прогрессирующее безумие их внешне благополучных соседей. В «Субурбиконе» эти два безумия существуют словно отдельно друг от друга, почти не пересекаясь. Моментами кажется, что «афроамериканская» линия вообще лишняя, хотя, разумеется, сценарий Коэнов предполагает их равнозначность и смысловую взаимозависимость.

И при всем при том поаплодируем Джорджу Клуни — все-таки он очень старается к штыку приравнять перо, делая это с максимальной искренностью, деликатностью и определенной смелостью.