rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Фото Выставки Современное искусство

Опубликовано • Отредактировано

«Визуальная археология»: участники Paris Photo о современной фотографии

media
В студии RFI Оксана Юшко, Артур Бондарь, Денис Стрелков и Ирина Попова (слева направо). RFI

В Большом дворце в Париже с 9 по 12 ноября прошел ежегодный фотофестиваль Paris Photo — крупнейшее событие в мировой фотографии. В нем приняли участие более 180 издательств. На салоне свои работы показывали и фотографы из России и Украины, в том числе Артур Бондарь, Ирина Попова и Оксана Юшко. В интервью RFI они рассказали о своих новых книгах, о перерождении фотожурналистики и о том, почему фотографы стали больше работать с чужими изображениями, а не снимать собственные проекты.


«Визуальная археология»: участники Paris Photo о современной фотографии 15/11/2017 - Денис Стрелков Слушать

RFI: В Париже проходит ежегодный салон Paris Photo — одно из самых крупных событий в мировой фотографии. Чтобы принять в нем участие, во французскую столицу приезжают фотографы со всего мира, в том числе из России и Украины. Я рад приветствовать в нашей студии трех фотографов, которые приехали в Париж на этот салон. Это Оксана Юшко, Артур Бондарь и Ирина Попова. С ними в ближайшие тридцать минут мы обсудим не только их новые проекты, но и то, что меняется в фотографии. Итак, Артур Бондарь. Здравствуйте, Артур

Артур Бондарь: Доброе утро!

Артур Бондарь — Победитель Фонда документальной фотографии США, обладатель стипендии Magnum Foundation по правам человека и гранта National Geographic. Публиковался во многих мировых СМИ — от The New York Times до Le Monde. Его работы отмечены примерно двадцатью премиями мирового уровня. Далее приветствуем в нашей студии Оксану Юшко. Оксана, здравствуйте!

Оксана Юшко: Здравствуйте всем!

Оксана — победитель 2014 Prix Bayeux Calvados за веб-журналистику и конкурса Lens Culture International в 2011 году. Участник выставок и фестивалей в России, Великобритании, Финляндии, Франции, Испании, Германии, США и победитель Luma Dumma Book Award. И Ирина Попова, здравствуйте, Ирина!

Ирина Попова: Здравствуйте!

Ирина — Участник международных фотофестивалей Les Rencontres d’Arles, Noorderlicht, Breda Photo. В 2011 году у Ирины Поповой прошла персональная выставка LTP в Мадриде, выставки проходили и в Лиссабоне. Ирина участвовала в биеннале Photoquai в Париже. С 2010 года Ирина живет в Амстердаме.

Наши гости представляют в этом году свои новые книги, книги очень разные. Я предлагаю авторам представить свои проекты. Давайте начнем с вас, Ирина. Вы представляете на этом салоне книгу «Если у тебя есть секрет», книгу очень личную как по форме, так и по содержанию. Может быть, вы нам ее покажете?

Ирина Попова: Да, конечно. Сейчас буду шуршать, потому что тактильный опыт — это часть опыта с книгой, он незаменим, поэтому книжная форма никогда не исчезнет и не умрет. Полное название книги — «Если у тебя есть секрет, поезжай далеко-далеко и закопай его в землю», вот такое смешное и длинное название. Книжка основана на детской игре в секретики, когда ты прячешь изображение под стеклышко и закапываешь его в землю. Таким образом у тебя появляется какая-то личная связь с землей, ты оставляешь там свой секрет. Cобственно, книга про то, что связывает меня с Россией, с моей родной страной.

Какая по форме эта книга?

Ирина Попова: В книге спрятано очень много секретов, на самом деле. Здесь есть рамка, ее можно применять к каждой странице и видеть как бы сквозь насыпанную землю, будто бы фотографии смотрят на тебя из-под земли. Здесь есть много разных моментов и элементов, которые можно долго изучать, тексты, например.

Идея текстов была в том, чтобы рассказать те истории, которые связывают, например, меня лично и моих героев со страной, в которой мы все родились и выросли — собственно, что делает нас русскими.

Оксана, вы привезди в Париж пока что не книгу, а макет и проект книги про Грозный, по вашему проекту «Грозный: девять городов».

Оксана Юшко: Это правда. Единственное, хочу добавить, что это проект коллективный, в нем участвовало три фотографа — я, Ольга Кравец и Мария Морина. Этот проект начался в 2009 году. Это даже символично — девять городов, и девять лет мы его снимали. Этим летом мы выиграли в Арле приз Luma Dumma Book Award на издание книги.

Коротко о том, что же это за проект. Самое важное, что это такая энциклопедия жизни в Чечне, которую мы начали исследовать с 2009 года. Это был год официального окончания войны в Чечне, когда была прекращена контртеррористическая операция. За основу была взята концепция американского писателя Торнтона Уайлдера по его книге «Теофил Норт», где он рассказывает, как приехал в свой родной город спустя много лет и стал его, как Трою, исследовать, копая и находя эти слои. Девять городов — это девять слоев Грозного, жизни в Чечне... Прежде всего это рассказ о людях, которые там живут. Мы даем голос этим людям. Это город женщин, город мужчин, город чиновников, город слуг, город нефти…

Девять концепций получается.

Оксана Юшко: Да, и все это, с одной стороны, очень разрозненно, но в результате получается микс всего того, что там происходит. В результате будет книга, которую мы будем представлять в следующем году в Арле.

«Обратная сторона истории»

Артур, у вас очень интересный проект — это книга не с вашими фотографиями, а издание архива военного фотографа Второй мировой войны Валерия Фаминского. Как вам пришла идея сделать книгу именно из этого архива?

Артур Бондарь: Сложно сказать, что это идея пришла ко мне. Эта идея появилась позже, а с самого начала это была обычная авантюра — я увидел объявление о продаже архива в интернете. У меня был бюджет с моей прошлой проданной книги. Вместо того, чтобы вложить в свою будущую книгу, я вложил свои деньги в архивы и купил этот архив.

С этого момента, то есть с августа 2016 года, и начала разворачиваться эта история. Я, честно говоря, смотря на все из сегодняшнего дня, не знаю, можно ли сказать, что я нашел архив, или это архив нашел меня.

Книга довольно простая — это специальное издание книги, мы сделали военные фетровые чехлы, как шинель. Делала это девочка Ира из Беслана, которая была в теракте, когда были ужасные события в Беслане. Она сделала эти чехлы для специального издания. Книга выглядит  довольно маленькой, компактной. Это формат Moleskine.

Почему такой формат? Фотограф вел какие-то заметки во время войны, хоть это и запрещалось. Поэтому мы решили сделать ее в виде дневника. Но если посмотреть, то в этой маленькой форме заложено очень много деталей. Например, марля — фотограф был неизвестен прежде всего потому, что он поехал на фронт как фотограф, который снимает оказание первой медицинской помощи раненым солдатам на передовой. Под этой марлей спрятано его имя, потому что это был фотограф, до недавнего времени неизвестный.

Как сказал дизайнер, мы максимально сохранили документальную составляющую — мы не ретушировали фотографии. Также этим объясняется размер книги — все фотографии даны с черной рамочкой, как в те времена, такая классическая подача.

Для вас идея этой книги — передать какую-то объективную историю Второй мировой войны? Или напротив, вам хочется показать субъективный взгляд?

Артур Бондарь: Нет, можно сказать, что там много новых фактов, которые, я уверен, многие не знают до сих пор. Например, собачьи упряжки, на которых эвакуировали раненых. Или, например, то, что раненых из Крыма эвакуировали не морем, потому что это было долго, не сушей, потому что так было еще дольше, а в капсулах на крыльях самолетов. Об этом никто никогда не говорит, об этом нам не говорили в школе. Вот это — обратная сторона отполированной истории Второй мировой войны, которую мы знаем.

Хотелось бы перейти к нашей дискуссии. В тех проектах, которые вы сегодня представляли, главной темой является Россия, даже не Россия, а некоторый национальный дух и характер — и характер войны, и то, что значит Россия для тех, кто уехал, кто живет далеко от своей родины. Почему для вас было так важно показать этот национальный образ?

Ирина Попова: Мне кажется, для фотографа типично искать какую-то экзотику. Ты приезжаешь и начинаешь видеть все по-новому, все кажется тебе ярким и разнообразным, броским. Я поняла, что, обращаясь назад, нужно отойти от этой практики, и обратиться к себе — к тому, что внутри. Когда я уехала из России, я поняла, насколько я русская на самом деле, и это было очевидно. Я стала спрашивать себя — а что делает меня русской, что в этой стране? И много всего выпало, весь этот абсурдный мир, миф про русскую душу, про которую все говорят, но никто не может объяснить, что это. Это какая-то самоуглубленность. И это одновременно ощущение эйфории и тянущей грусти. Я пыталась все это соотнести с изображениями, которые я снимала на протяжении больше чем десяти лет в России.

То есть это не те изображения, которые были сняты специально для книги?

Ирина Попова: Нет, это работа с собственным архивом, притом что я никогда не снимала эти фотографии специально, с какой-то интенцией, что я сделаю потом эту книгу. Для меня подборка этих фотографий так или иначе отображает внутреннюю суть русскости. Что-то делает эти фотографии… Что-то начинает звенеть внутри. Это такой внутренний индикатор.

Мы видим бабушку в шали, совершенно темную, в темной избе, и для меня это архетип русскости. Я поехала в то место, где родилась моя бабушка, и стала искать тот дом. Но я не могла найти, было темно, зима, холодно. И я стала почти истерически снимать каждый дом, потому что я поняла, что без разницы, где именно родилась моя бабушка, потому что это все — архетип.

То есть для вас важна именно коллекционная часть этой книги?

Ирина Попова: Именно.