rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Театр Авиньонский фестиваль Культура

Опубликовано • Отредактировано

Мольер и Булгаков: быть или не быть придворным

media
Сцена Дворце выставок в Авиньоне, на которой идет спектакль «Кабала святош. Жизнь господина де Мольера» Christophe Raynaud De Lage

Спектакль по Булгакову «Кабала святош. Жизнь господина де Мольера» Франка Касторфа, одного из самых интересных режиссеров современного театра, идет в Дворце выставок, в получасе езды от старинного Авиньона. Зрителя прежде всего поражают объемы помещения, выбранного для спектакля: 1000 кв.м., где без труда помещаются и мобильное шапито, и многофункциональная кибитка для передвижных спектаклей труппы Мольера, и зрительские трибуны.


Спектакль открывается сценой появления на свет в семье мадам Поклен Мольера — драматурга и актера, которого ожидает всемирная слава и чьи произведения будут ставить во всем мире даже 400 лет спустя. С самого начала этого спектакля-манифеста Франк Карстоф задает главную тему. Через трагические совпадения в судьбах Мольера и Михаила Булгакова режиссер обличает глупость и беспощадность политической власти, ее губительное влияние на творчество вообще и на людей творческих профессий в частности.

В жизни автора «Кабалы святош» Михаила Булгакова и Мольера, главного персонажа этого произведения, выстраивается четкая параллель. Театр Мольера процветал благодаря Людовику XIV, но под давлением высмеянных в «Тартюффе» клерикалов суверен запретил показы этой пьесы и лишил Мольера своего покровительства. Булгаков же бился с советской цензурой за право печататься и писать пьесы для театра. Цензуру снимали лишь иногда, по личному указанию Сталина.

Как и в жизни Булгакова, на сцене вдруг звонит телефон, и на том конце провода с ошеломленным героем говорит «товарищ Сталин». Но параллели в спектакле на этом не заканчиваются. Касторф тянет эту нить в настоящее и сводит счеты со своими гонителями.