rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Армения Выборы Политика Никол Пашинян Общество Интервью

Опубликовано • Отредактировано

Выборы в Ереване: «Драматичные события впереди, но есть единая воля» к обновлению

media
Премьер-министр Армении Никол Пашинян с президентом Франции Эмманюэлем Макроном в Париже 14 сентября 2018 REUTERS/Philippe Wojazer

На выборах в Совет старейшин Еревана 23 сентября победу с огромным отрывом от соперников одержал блок «Мой шаг» премьер-министра Армении Никола Пашиняна, получивший 81% голосов. Воскресные муниципальные выборы стали первыми после смены власти в Армении в результате «бархатной революции» весной этого года. О постреволюционной ситуации и «европейской атмосфере» выборов, новых и неожиданных лицах в политике, о ключевой роли общества с его запросом на полное обновление, а также о перспективах досрочных выборов парламента RFI рассказал политолог Рубен Меграбян, сотрудник Армянского института международных проблем и безопасности AIISA.


Политолог Рубен Меграбян об итогах выборов в Ереване и перспективе досрочной смены парламента Армении 24/09/2018 - Дмитрий Гусев Слушать

RFI: Победа сторонников новой власти на муниципальных выборах в Ереване была ожидаемой. Ожидали ли в Армении столь оглушительной победы — более 80% голосов?

Рубен Меграбян: Конечно, такого оглушительного результата мало кто ожидал. Хотя, если посмотреть на события ретроспективным взглядом, то, учитывая внутриполитические реалии, а также призыв Пашиняна к гражданам Армении о том, что эти выборы — не просто выборы, но еще и наказ властям, исполнительной власти, распустить парламент и организовать внеочередные выборы... Фактически с этим результатом можно сказать, что команда Пашиняна получила безусловный мандат на проведение внеочередных парламентских выборов. Кстати, Пашинян буквально через несколько часов после того, как стало известно об этих результатах, в Нью-Йорке, в ходе встречи с армянской общиной американского мегаполиса, об этом как раз и сказал: «мы думали, что проведем в апреле-мае (2019 года — RFI), а, может, и в июне, но мы видим, что императивом является немедленный роспуск парламента, о чем я по возвращении и буду проводить консультации со всеми политическими силами». Вот, собственно, что мы имеем на данный момент.

Что из себя представляет блок «Мой шаг», взявший власть в Ереване? Это новые лица в армянской политике?

В большинстве своем это новые лица в армянской политике, хотя среди них есть много известных журналистов и гражданских активистов. Но подавляющее большинство из них — это новые люди.

Мэром Еревана в начале октября имеет все шансы стать лидер блока «Мой шаг» на муниципальных выборах, актер-комик Айк Марутян. Как воспринимается в Армении приход в политику людей со стороны?

Рубен Меграбян facebook.com

Поскольку есть очевидный социальный заказ на искоренение коррупции, на искоренение всех этих постсоветских «болезней», которые уже стали анахронизмом, вопрос не в том, что это актер-комик или человек со стороны. Вопрос в том, что он позиционирует себя именно как проводник этого социального заказа, и он воспринимается именно в этом ключе. В общем-то, не играет никакой роли — он актер, или музыкант, или еще кто-то. Главное — с каким посылом он будет занимать этот пост.

Нынешняя избирательная кампания после «бархатной революции» отличалась от предыдущих?

Она отличалась остротой, что было и в предыдущие избирательный циклы, но главное отличие от предыдущих было в том, что мы не имеем ни одного избитого журналиста, у нас нет ни одного похищенного доверенного лица или наблюдателя, нет поножовщины. Практически нет таких нарушений, которые могли бы как-то оказать влияние на окончательный результат хотя бы на одном участке. Направления людей на избирательные участки с использованием административного, криминального, коррупционного ресурсов — такого не было. Вот в чем важное отличие. Собственно, от европейских выборов по атмосфере эти выборы в принципе ничем не отличались.

Есть ли у блока «Мой шаг» серьезная программа преобразований в столице?

Да, они представили свою программу. Они в корне хотят изменить систему городского транспорта, экосистему — все, что связано с озеленением, с вывозом и переработкой мусора, с системой разрешений — на строительство или ведение деятельности. До этого в основании этой системы была коррупционная логика — и ничего более. Программа представлена, и остается ее реализовать. Есть вопросы, которые можно запросто решить немедленно, но есть и вопросы, которые требуют времени в среднесрочной перспективе.

Некоторые ваши коллеги-политологи называли выборы в Совет старейшин Еревана выборами без оппозиции. Насколько это опасно? Занявшая второе место партия «Процветающая Армения» может ли считаться оппозиционной большинству?

Формально все политические силы, сколько бы они ни получили, можно считать оппозицией. Но если реально смотреть, фактически блок Никола Пашиняна предлагает вещи, которым на данный момент трудно оппонировать. Сейчас ситуация постреволюционная, поэтому происходит переформатирование всего политического поля. Поэтому разговоры об оппозиции — это, скорее всего, разговоры завтрашнего дня, а сейчас просто нужно взяться за работу. В этом плане ситуация во многом напоминает первые постсоветские годы, когда для всех было очевидно, что нужно и что не нужно делать. Другое дело, что мы тогда — как и большинство постсоветских стран — растратили самым бессовестным образом и временной, и политический ресурс, и во многом оказались перед разбитым корытом. Тем не менее ситуация во многом повторяется, и в этом плане риски есть. Но вопрос в том, что здесь ключом является само армянское общество. Оно показало, что оно не похоже ни на российское, ни на азербайджанское. Здесь есть гражданское общество, которое не позволит установиться самовластию. Поэтому эти риски есть, но это компенсируемые со временем риски.

Премьер Пашинян заявил, что готов в ближайшие дни начать консультации со всеми политическими силами о досрочных выборах в парламент страны. Ваш прогноз: когда эти выборы могут состояться и что может помешать их скорейшему проведению?

Очевидно то, что есть политическая воля распустить этот парламент, который кроме себя самого больше никого не представляет. Другое дело, как это сделать в легальном русле. Потому что законодательство было заточено под прежний режим, и по этому законодательству механизмов роспуска или самороспуска парламента не предусмотрено. Нужно внести дополнения в нынешний закон, и им следовать. Но для этого нужно договариваться с политическими силами. Как это будет, сказать пока трудно. Временные сроки определить тоже трудно, но есть очень большое желание все это завершить до нового года, потому что нынешнее правительство не имеет своей опоры в парламенте в виде большинства. А это необходимо: Армения — это парламентская система. Отсутствие большинства будет приводить к большим затруднениям в плане привлечения инвестиций и системных реформ, которых пока что нет. Драматичные события еще впереди. Но на данный момент есть практически единая воля общества парламент распустить и избрать новый. Остальное — вопрос юристов, политиков, партий, блоков, групп ит.д.