rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Общество Армения Никол Пашинян

Опубликовано • Отредактировано

Все оставить и вернуться, — армяне из диаспоры после «бархатной революции»

media
Площадь Республики в Ереване, 1 мая 2018 год REUTERS/Gleb Garanich

Новые власти Армении планируют масштабную репатриацию заграничной диаспоры. Каким образом они это будут делать, пока неизвестно, но очевидно, что «бархатная революция» для зарубежных армян стала надеждой на возвращение. О тех, кто собирает чемоданы, и тех, кто уже вернулся, — материал специального корреспондента RFI Елены Габриелян.


В 2016 года численность населения Армении впервые за почти полвека упала ниже отметки в три миллиона человек. Социально-экономические проблемы стали основной причиной массовой эмиграции. Пришедшие в результате «бархатной революции» к власти политики пообещали не только остановить отток населения из страны, но и вернуть уехавших. За пределами Армении проживают около 7 миллионов армян.

Во время мирных протестов в апреле и мае во многих городах мира армяне выходили на улицы, чтобы выразить поддержку «бархатной революции». Несколько тысяч человек вышли на протесты против режима Сержа Саргсяна в американском городе Глейнделе, в штате Калифорния, где треть населения — этнические армяне. В Париже десятки молодых армян вышли на площадь Республики, где праздновали отставку экс-премьера и танцевали кочари. Сотни армян из диаспоры прилетели в Ереван, чтобы принять участие в протестах.

Канадская актриса армянского происхождения Арсине Ханджян присоединилась к революции уже после отставки Сержа Саргсяна. Она ездила с Николом Пашиняном по стране, выступала со сцены во время революции, при этом признается, что сама удивилась быстроте изменений в стране. Арсине Ханджян отмечает, что самое сложное только начинается. По ее словам, Армения и диаспора должны выстроить новые отношения.

«Диаспора не должна диктовать Армении, что ей делать, но мы должны поддерживать те решения, которые принимает армянский народ. Нужно понимать, что до сих пор между диаспорой и гражданским обществом Армении нет структурных связей, — говорит Арсине Ханджян. — Нам предстоит еще их выстроить. Но важно понимать, что диаспора тоже бывает разная. Состоит она из разных волн миграции. Последняя сформировалась из тех армян, которые уехали из Армении, потому что не видели здесь своего будущего. У них есть право голоса, и нужно им дать возможность работать на благо страны».

Когда в Армении началась «бархатная революция», оперная певица Лиана Алексанян, живущая последние 14 лет в Вене, решила приехать со своей сестрой на родину. Билеты на самолет купила за 12 часов до вылета. «Не имеет значения, сколько лет ты живешь в прекрасных странах мира. Не имеет значения, сколько тебе аплодируют, — кровь свою поменять невозможно и историю забыть тоже. Уже присутствие здесь давало надежду, что все будет хорошо. Эта революция нас всех воодушевила, пробудила любовь, которую в течение 25 лет пытались в нас заглушить», — говорит певица.

37-летняя Лиана Алексанян вспоминает, как в 1991 году Армения объявила независимость. Тогда для большинства граждан эйфория быстро сменилась на мучительное выживание. Ее семья не стала исключением. «Сначала у нас была большая надежда, но потом началась война (в Нагорном Карабахе, — RFI). У нас не было ни воды, ни света. Мне было 12 лет, когда мы с сестрой таскали воду в ведрах на девятый этаж. Мне приходилось в 15-грудусный мороз пешком ходить пять километров до моей музыкальной школы. И так каждый день… Это продолжалось годы, и этого не забыть», — вспоминает Лиана.

С тех пор, как Лиане предложили контракт за рубежом, она регулярно выступает в ведущих оперных театрах мира: в аргентинском Колоне, миланской Ла Скале, в берлинском оперном театре.

Она говорит, что практически во всех театрах, где она выступала, ей приходилось встречать армян, будь то в оркестре или на сцене. «Почему же их здесь не ценят?» — возмущается Лиана, вспоминая, как во время одного из своих приездов в Ереван встретила таксиста, который признался, что в прошлом был профессором университета.

«Мне бы хотелось, чтобы человек с образованием нашел работу благодаря своим знаниям, а не знакомствам или блату. Столько людей незаслуженно занимали здесь должности, что мы оказались в такой ситуации. Самая большая надежда — чтобы прекратилась коррупция, — говорит сестра Лианы Анна Алексанян. — Мы надеемся на перемены. Я думаю, таких как я много. Мы все готовы вернуться. У меня друзья врачи, программисты, юристы, экономисты, политологи… Все говорят, что если будет какой-то шанс вернуться и что-нибудь полезное сделать, то мы вернемся».

«Артисту трудно жить в одной стране. У меня квартира в Вене, но я за последние два года была там всего лишь две недели. Я готова все оставить и вернуться, но без сцены жить не могу», — добавляет Лиана

Все оставить и вернуться — решение не из простых. Ани Пайтян, уехавшая из Армении в пятилетнем возрасте, так поступила еще до революции. Два года назад она вернулась в Ереван после 22 лет жизни в Бельгии. Сейчас работает журналистом на онлайн-телеканале Civilnet. Во время массовых протестов она работала день и ночь. «Когда меня спрашивали, почему я возвращаюсь, то я говорила: кровь зовет. Но еще у меня было предчувствие, что здесь произойдут важные перемены. Эта страна объявила независимость, но уже почти 30 лет, как она несвободна. Во время революции люди почувствовали себя свободными».