rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Армения Интервью Оппозиция Манифестация Россия Никол Пашинян

Опубликовано • Отредактировано

Политолог Артур Газинян: «Армения стала локомотивом изменений в ЕАЭС»

media
За два дня до выборов премьера в Ереване продолжились протесты, 29 апреля 2018. REUTERS/Gleb Garanich

1 мая в парламенте Армении пройдут выборы нового премьер-министра после отставки Сержа Саргсяна в результате массовых протестов. Какие шансы у их лидера Никола Пашиняна прийти к власти, как правящая партия может разрулить кризис, почему российские СМИ начали «бархатную революцию» называть «майданом» и как Армения становится локомотивом перемен в ЕАЭС? Об этом в интервью специальному корреспонденту RFI Елене Габриелян рассказал кандидат юридических наук, директор Центра европейских исследований Ереванского государственного университета Артур Газинян.


Артур Газинян: Армения – локомотив изменений в ЕАЭС 29/04/2018 - Елена Габриелян Слушать

RFI: Протесты в Армении продолжаются уже вторую неделю. Мы прекрасно знаем, что в кулуарах в Ереване идет процесс борьбы за власть. Что там происходит и каков политический расклад сейчас?

Артур Газинян: Идет давление изнутри и извне. Народ уже требует своего кандидата, так что все политические партии должны считаться с новой ситуацией и разработать свою политику, основываясь на том, что требует народ, иначе ничего не получится и все развалится. Любое другое решение, чем поддержать кандидата от народа, приведет к реальным угрозам существования этих партий на политической арене Армении, потому что они уже будут антинародными партиями, которые договариваются между собой или же с внешними игроками, например, с Россией, а потом уже представляют свою позицию. Это означает, что они просто исключают народ как источник и фактор формирования политики в Армении, а это уже грозит серьезными последствиями для всех политических партий.

Большинство  в парламенте принадлежит правящей Республиканской партии...

Республиканская партия находится в глубоком кризисе. Как организоваться при отсутствии для своего председателя партии (Сержа Саргсяна — RFI) на посту премьер-министра, который владеет рычагами исполнительной власти и который может гарантировать определенное количество голосов во время выборов, в ситуации, когда уже его там нету. А там находится человек, который уже полтора года как является членом этой партии и также был назначен первым заместителем председателя Республиканской партии, и он не считается своим. Внутри РПА сейчас такие разногласия: почему мы должны жертвовать своей репутацией ради Карена Карапетяна. Потому что все они — молодые люди, у которых есть политическое будущее, а поддерживать Карена Карапетяна в данной ситуации означает риск лишиться своего политического будущего на арене Армении.

Армянский политолог Артур Газинян Facebook

Но могут ли эти депутаты поддержать Никола Пашиняна вместе с партией «Процветающая Армения» и таким образом сделать так, чтобы 1 мая Никол Пашинян был премьер-министром? Насколько сегодня это реальный сценарий?

К этому стремится сам Никол Пашинян. Его требование — чтобы все партии поддержали кандидата от народа. Это логично, потому что он смог достичь того, чего не могла достичь никакая оппозиция Армении. Он достиг этой цели и считает себя победителем, считает, что народ победил. Это означает, что все партии, которые основываются на легитимности, а источник легитимности — только народ, должны считаться с волей народа. Это настоящий вызов для политических партий, чтобы они смогли скоординировать свою политику с мнением и настроением народа.

То есть раскол в Республиканской партии может быть?

Я не скажу, что раскол. Может, и партия, и фракция целиком примет решение поддержать Никола Пашиняна. Потому что в обращении к народу во время своей отставки Саргсян написал, что «Никол Пашинян был прав, а я ошибся». Это ключевые слова, бомба замедленного действия, которая может взорваться 1 мая внутри парламента.

Основываясь на тех данных, которые у нас есть на сегодняшний день, какой из сценариев более вероятен?

Мы древний и мудрый народ, у нас есть ген выживания. Этот ген проснется внутри этих людей, они поймут, что Армения — маленькая страна, что нельзя подвергать государственность, нашу молодую независимость таким угрозам и, наверное, пойдут на то, чтобы временное правительство возглавлял сам Никол Пашинян. К тому же президент страны сказал, который сейчас, кстати, является центральной фигурой, потому что он единственный легитимный человек, который сейчас имеет право собирать вокруг себя и внешних, и внутренних игроков и потом скоординировать процесс внутренней стабильности.

Вы коснулись внешних факторов, и Никол Пашинян, выступая в Гюмри, скорее всего, впервые во время своего митинга говорил о том, что Армения не выйдет из ОДКБ и что она будет выполнять свои международные обязательства перед ЕврАзЭс и ЕС. По всей вероятности, такие заявления обусловлены тем, что Гюмри — все-таки особенный город, потому что там находится российская военная база. И очень много вопросов возникло также после телефонного разговора Карена Карапетяна с Владимиром Путиным. Некоторые начали интерпретировать это как вмешательство России во внутренние дела Армении. Мы знаем, какую роль и какое влияние Россия имеет в этом регионе именно в Армении. Насколько российский фактор играет важную роль в этом революционном процессе?

Никол Пашинян вышел на улицу с четырьмя словами: «Сделай шаг — отвергни Сержа». Никакой программы, никаких стратегических решений, цивилизационный выборов, геополитических ориентаций. Было мудро все запланировано, потому что любое программное обеспечение за собой приведет к расколу электората. Потому что одни хотят, чтобы Армения была с Россией, другие — с Европой, а третьи Америку видят как альтернативу. Поэтому он никаких геополитических, геоэкономических, внутриполитических и экономических программных целей своей деятельности не установил. Он явно идет к власти, пришло время объяснять, что он хочет сделать. Когда он был в оппозиции в парламенте, коалиция «Елк» внесла законопроект о выходе Армении из Евразийского экономического союза, что было вполне логично, потому что оппозиция всегда выступает против действий властей.  Будучи оппозицией, они могут себе позволить все что угодно, они могут критиковать, а когда ты уже при власти, тогда каждый твой шаг должен быть рассчитан — ты не можешь делать то, что угрожает национальным интересам и безопасности страны. А быть в составе Евразийского экономического союза означает, что Армения уже вошла и сделала свой цивилизационный выбор. Отказ от этого выбора приведет к каким-то очень опасным последствиям. Никакая власть в Армении на это не пойдет. В последнее время некоторым армянским силам удалось донести русским то, что если Никол Пашинян придет к власти, то он сразу начнет антироссийскую политику, потому что когда-то он об этом говорил в парламенте.Поэтому уже пошел процесс демонизации всего, начали прощупывать американский след…

Кто именно?

Русские эксперты, во время ток-шоу пропаганда пошла, что это Майдан, что это прозападные силы вышли на улицы, что они спонсируются Западом, Америка там тоже играет свою роль… И уже начали продвигать своего кандидата, своего наставника — Карена Карапетяна, который является представителем большой бизнес-корпорации «Газпром».

При этом, как вы говорите, Никол Пашинян — не антироссийский. Так чем же он не угоден тогда Москве?

Москве он не угоден не как человек, а как институциональный игрок. Он создает прецедент на евразийском пространстве, что народ может встать на ноги и требовать чего-то у власти, плюс к этому — добиться успеха. А когда на евразийском пространстве власть переходит к народу, то для российских государственных структур становится во много раз сложнее работать с государством, диктовать свои условия. У них это так не положено, потому что они предпочитают работать с одним человеком, который уже решает проблемы внутри страны сам.

Как это происходит в России.

И в России, и в Казахстане, в Беларуси — там такие авторитарные лидеры, которые правят всем в стране, и с ними считаются все внешние игроки. А когда система становится многоцентровой, то получается, что Россия уже не может эффективно работать на этом пространстве. Вот, например, Грузия. Почему Иванишвили, который является самым большим частным акционером «Газпрома», он практически владеет страной, но не может поменять геополитический выбор Грузии — стать членом Европейского союза и НАТО? Он и меняет правительство, и ставит премьер-министра… Потому что у Саакашвили получилось создать систему, где решения принимаются не одним, а многими центрами, на которые повлиять посредством инструмента внешнего давления России уже не получается. Там работает такая система, которая не зависит от одного человека.

Вы думаете, Николу Пашиняну удастся это сделать ?

Это просто создать такой прецедент, а это заразительный прецедент на самом деле. Они также опасаются, я даже скажу — боятся, что то же самое может произойти и у них — и в Беларуси, и в Казахстане, и в России. Как они работали с Арменией? Президенты, правительство — все они были в конфликте с народом, они всегда фальсифицировали выборы и, получая поддержку из России, становились президентами и премьер-министрами страны, и потом они начинали отчитываться перед ними, а не перед народом. Сейчас другая ситуация. Россия уже не ставит президента и премьер-министра в Армении, народ уже начинает выбирать. Это означает, что премьер-министр уже отчитывается не перед Россией, а перед народом. Это уже западная модель государства. Это уже демократия, там начинают функционировать демократические институты, а это уже такое пространство, где инструмент внешнего давления для России не работает.

Вы сказали, что Россия не позволит, чтобы был этот прецедент. На что она готова пойти?

Если Россия встанет на сторону народа, то она просто получит симпатию армянского народа, потому что друг России — это не Серж Саргсян, это не Никол Пашинян, это не Карен Карапетян, это армянский народ. Поэтому онa должнa поступать мудро и считаться с волей народа. Единственный раз в своей жизни должны просто переформулировать свою политику в отношении своих друзей и уже работать не с властями, а с народом. Армения становится локомотивом перемен. Новый образ мышления, смена системы правления, а также диалог между обществом и государством. На пространстве Евразийского экономического союза Армения стала локомотивом и пионером в этой сфере. К тому же в 1988 году Армения тоже первой начала процесс, который привел к распаду Советского Союза, так что они уже знают, что это значит, когда армяне встают на ноги и начинают какой-то процесс.

Касательно смены парадигмы этой революции и тех терминов, которые сейчас используют российские СМИ, описывая ситуацию в Армении. Изначально российские коллеги говорили о бархатной революции, итоги которой приветствовала пресс-секретарь МИДа РФ Мария Захарова. Буквально через два-три дня после этого вдруг заговорили о Майдане и появился негативный образ Никола Пашиняна. Как объяснить такую смену интерпретации происходящего?

У нас есть такая шутка, что Армения — это единственная страна, где происходят вещи, которым одновременно радуются и Саакашвили, и Мария Захарова. Там внутри ждали этих перемен, как будто против Сержа Саргсяна был организован какой-то сговор. Потому что Серж Саргсян был не полностью подконтрольным России, он вел свою комплементарную политику — наши войска участвовали в миротворческих миссиях НАТО, Армения подписала договор с ЕС, у нас свои отношения с США. В последнее время министр обороны Армении Виген Саргсян во время своего выступления на заседании ОДКБ сказал, что «не требуйте от Армении того, чего мы не будем делать». Эти месседжи, которые Серж Саргсян отправил Москве, наверное, им там не понравились, поэтому они решили сменить Сержа Саргсяна и на его место поставить своего собственного наставника.

Но это не Никол Пашинян.

Это не Никол Пашинян, но он понял, что у него есть все возможности реально поменять страну.

Был ли он в курсе того, что готовился этот дворцовый переворот? Он воспользовался этим или он не подозревал?

Я не могу сейчас это утверждать, потому что, когда он начинал процесс, еще никто не мог сказать, к чему это приведет. Когда он начал шагать из Гюмри в Ереван, в то время на это никто даже не обращал внимания, никто серьезно к этому не относился. Когда он дошел до Еревана и заблокировал первую улицу, там уже начали камеры работать, потом вторую улицу, третью, пятую, десятую… Потом уже весь город был парализован, а это уже привело к концентрации внимания к процессу. Он просто смог сгенерировать протестный электорат. И когда в Армению приезжает делегация из Думы и Совета Федерации, когда они уже говорят, что это Майдан — это уже четкая формулировка позиции России, что они не потерпят, чтобы на посту премьер-министра сидел кто-то, кто не отчитывается перед ними. Серж Саргсян после провалившегося разговора с Пашиняном просто почувствовал себя униженным и, наверное, отомстил, потому что через два часа после этой провалившейся встречи троих депутатов взяли — и Сасуна Микаеляна, и Никола Пашиняна, и Арарата Мирзояна. Конечно, я не могу отрицать тот факт, что с ним там работали местные и также внешние силы, чтобы понять, что он хочет вообще, куда он идет, какова его цель. И потом его отпустили и пошел уже процесс отставки премьер-министра Сержа Саргсяна. Я думаю, как приветствовали эти события в России. С одной стороны, я очень рад, что к этому не относятся как к цветной революции, а как к процессу, который происходит внутри страны и имеет внутриполитический характер. Но потом уже поменялось отношение к этому. Это означает, что в их планы не входило, что Никол Пашинян начнет продвигать свои личные и государственные интересы, внутриполитические процессы. Национальное протестное движение привело к тому, что в России начали осознавать ценность и важность Армении для самой России. Кроме того, в Армении начали осознавать, что они важнее для России, чем Россия для нее.

Между Ереваном и Москвой было много контактов на разных уровнях: приехали сюда депутаты из Госдумы, звонил Путин Карапетяну, глава МИДа и вице-премьер-министр Армении поехали в Москву. Евросоюз, США — как они себя позиционируют и как ведут?

Я не вижу никакой четкой позиции со стороны Запада по событиям, которые происходят в Армении. Только один раз пресс-секретарь Госдепартамента заявил о том, что США поддерживают мирный переход власти к народу на основе конституции и законов, которые действуют в Армении. Даже ЕС не представил свою четкую позицию. Конечно, сейчас послы ЕС и делегации ЕС в Армении находятся в тесном контакте со всеми участниками процесса — и с президентом, и со временно исполняющим обязанности премьер-министра, а также с Николом Пашиняном. Они со всеми общаются и, конечно, докладывают в свои министерства иностранных дел. Но то, что они явно открыто не поддерживают процессы, которые сейчас происходят в Армении, указывает на то, что это не имеет никакие прозападные источники процесса.