rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей

Армия Грузия Михаил Саакашвили Обзор недели Полиция Права человека Пытки Скандал Следствие СМИ

Опубликовано • Отредактировано

Скандалы с прослушкой в «Рустави-2» и насилием при поиске зачинищиков «мухрованского» мятежа

media
Логотип грузинского телеканала Рустави-2

В Грузии разрастается скандал по поводу обнаружения записывающих устройств в офисе независимой телекомпании «Рустави-2». Руководители и журналисты телеканала обвинили власти в провокации и тотальной слежке. Правительство усомнилось в достоверности заявлений топ-менеджеров «Рустави-2» и выдвинуло собственную версию: «жучки» были установлены по приказу президента Саакашвили сотрудниками его личной охраны. Взаимные обвинения нарастают, приобретая всё более резкий характер.

Ещё одна острая тема прошедшей недели: заявление прокуратуры о возбуждении уголовного дела против бывшего руководителя грузинской спецслужбы Левана Табидзе. Он обвиняется в угрозах и применении физического насилия к родственникам подозреваемых в организации мятежа танкового батальона весной 2009 года. И хотя большинство населения страны осудило мятеж, подобные методы дознания вызвали в обществе болезненную реакцию.


Телекомпания «Рустави-2» в профессиональной плане считается лучшим телеканалом в стране. Ещё со времён «Революции роз» 2003 года «Рустави-2» близка к Михаилу Саакашвили и его команде. Она до сих пор принадлежит друзьям экс-президента. Возглавляет телекомпанию бывший заместитель генерального прокурора, Ника Гварамия.

На специальном брифинге с участием всех менеджеров и ведущих журналистов телеканала господин Гварамия заявил, что некий сотрудник министерства внутренних дел, просивший не называть его имени, тайно передал ему видео и аудиозаписи совещаний в кабинетах руководителей «Рустави-2». Причём, записи необычайно высокого качества – цветного изображения.

Часть этих материалов Ника Гварамия тут же, на брифинге передал коллегам и обвинил власти в «продолжении практики тотальной слежки». При этом он пояснил, почему считает произошедшее именно «продолжением практики прежних времён», извинившись за то, что во время правления президента Саакашвили (когда он сам занимал пост заместителя генерального прокурора) спецслужбы тотально следили за всеми и прослушивали всех, кто представлял хоть какой-то интерес для власти.

«Я извиняюсь за то, что лично принимал участие в тиражировании материалов, добытых подобным путём», - заявил Гварамия, имея я в виду свою деятельность в ранге прокурора во время т.н. «дела о государственном перевороте» осени 2007 года против покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Тогда во всех грузинских СМИ показали фильм с тайными записями разговоров оппозиционных политиков. Главным героем и «обличителем» в этом фильме был как раз Ника Гварамия. Однако на этот раз он обвинил нынешние власти в «продолжении порочной практики», призвав отказаться от слежки и прослушивания.

Но уже через несколько дней, власти нанесли ответный удар: прокуратура заявила, что записывающие устройства были установлены в офисе «Рустави-2» в декабре 2012 года сотрудниками государственной охраны, подчинявшейся лично президенту Саакашвили. Об этом следствию сообщил бывший начальник службы безопасности телекомпании. Впрочем, Ника Гварамия тут же организовал новый брифинг и заявил, что, перекладывая ответственность на прежние власти, нынешнее правительство пытается ввести общественность в заблуждение.

Премьер-министр Ираклий Гарибашвили сказал, комментируя громкий скандал, что у «Рустави -2» «есть большая склонность и способность к импровизации», намекая тем самым на искусственность и беспочвенность всех обвинений. А лидеры правящей коалиции «Грузинская мечта» прямо заявили: весь скандал просто «высосан из пальца» и используется бывшей правящей партией (то есть соратниками Михаила Саакашвили по «Единому национальному движению») для дискредитации властей в преддверии муниципальных выборов, намеченных июнь.

Примечательно также, что громкие обвинения в адрес властей прозвучали именно в то время, когда по инициативе ряда НКО в стране развернулась широкая кампания против тотальной слежки под лозунгом «нас по-прежнему подслушивают». Руководитель центра глобальных исследований, Нана Девдариани заявила в интервью RFI, что «Рустави-2» у неё не вызывает доверия ещё со времён «Революции роз».

Нана Девдариани: «Рустави - 2» практически за всё время своего существования выполняло роль не СМИ, а орудия пропаганды. Я сама начинала работать на гостелевидении в 1984 году, и я не помню столько лжи даже на тогдашнем советском телевидении. Что касается обнаружения «жучков», может это звучит цинично, но допустите на минутку: так ли уж сложно независимой телекомпании установить у себя прослушивающую аппаратуру и организовать аудио и видеозаписи? По-моему, совершенно не сложно. Я ведь прекрасно помню, как «Рустави -2» на пустом месте выдумывала скандалы и использовала их в политических целях. Поэтому совершенно несложно допустить, что тут имела место подтасовка. Об этом заявил и премьер-министр Гарибашвили. Я очень склонна думать, что они сами сочинили этот скандал. А запоздалые извинения Ники Гварамия насчёт «тотального прослушивания всего населения» сегодня уже никому не помогут».

RFI: Скандал с обнаружением записывающих устройств в офисе «Рустави-2» совпал с кампанией под лозунгом «нас по-прежнему прослушивают», которая инициирована рядом неправительственных организаций. Как бы вы прокомментировали эту кампанию и упомянутое совпадение?

Нана Девдариани: «Ещё до революции роз 2003 года мы очень часто просто не замечали подобных совпадений, не видели каких-то тенденций, не допуская для себя, что можно так откровенно лгать. Не буду сейчас рассказывать о каких-то серьезных политических моментах, но перед революцией «Рустави-2» транслировало сюжет, показывая виллу в Баден-Бадене и рассказывая телезрителям, что Шеварднадзе купил эту виллу и собирается бежать из страны. Конечно, это была ложь, но в тот момент она повлияла на зрителей. Можно привести много подобных примеров», – заявила госпожа Девдариани.

По мнению ректора тбилисского Университета Ильи Гиги Тевзадзе основная проблема в том, что в стране нет законодательной базы для запрета «прослушек» и «слежки» за гражданами, и новые власти в этом плане столь же мало щепетильны, как прежние.

Гиги Тевзадзе: «Для иностранного слушателя наиболее интересным будет тот факт, что этот случай не получил должной политической оценки. Начали говорить, что Гварамия – представитель прежней власти, а она тоже всех подслушивала «и чего же они ожидали сами». Все, кто протестует, объявляются приспешниками прежних властей, а те, кто требует сначала провести тщательное расследование, прежде чем делать выводы – «лакеями» нынешнего правительства. Так что, ситуация всё таки сложилась интересная и неоднозначная».

RFI: А действительно ли это свидетельствует о том, что граждан Грузии «по-прежнему тотально прослушивают?

Гиги Тевзадзе: «Вполне возможно, потому что прямого запрета на это в грузинском законодательстве не существует. А «то, что не запрещено – разрешено». Тем более, для силовых органов. В принципе, произошедшее наглядно свидетельствует, что какая бы власть ни была в стране, она всегда нуждается в общественном контроле. Эта система вовсе не разрушилась после ухода из власти Михаила Саакашвили и его соратников – считает ректор».

Парламентское большинство отклонило требование о создании специальной комиссии по изучению инцидента на «Рустави-2». Пока нет видимых результатов и в плане ответа на широкую кампанию неправительственных организаций с требованием раз и навсегда запретить прослушивание телефонных разговоров без санкции суда.

******

Ещё одна острая тема недели в Грузии: история физического насилия над родственниками подозреваемых в организации попытки госпереворота в мае 2009 года. Прокуратура возбудила уголовное дело против бывшего начальника департамента контрразведки МВД Левана Табидзе.

По утверждению следствия, пытаясь найти организаторов мятежа мухрованского танкового батальона полковников Георгия Криалашвили и Кобу Отанадзе, Леван Табидзе вместе с бойцами части спецназначения ворвался в дом родственников Отанадзе, избил женщин, затем незаконно переправил их в здание городского управления полиции, где продержал несколько часов, угрожая жизни годовалого ребёнка, который также был доставлен в полицию.

Этот случай вызвал огромный резонанс в обществе. С одной стороны, большинство грузин считает организаторов мятежа преступниками, сыгравшими на руку внешних, враждебных сил, но подобные методы дознания все осуждают, несмотря на то, что родственники разыскиваемых, в конце концов, не выдержав пыток и давления, всё-таки сообщили властям о предположительном местонахождении Отанадзе и Криалашвили. В результате спецоперации Георгий Криалашвили был убит на месте, а Коба Отанадзе арестовали. Он недавно вышел на свободу по амнистии политзаключенных.

Но насколько оправданны в нормальном обществе такие методы дознания, даже если речь идёт об опасных преступниках. Своим мнением на этот счёт с RFI поделился политолог Георгий Нодия.

Георгий Нодия: «Да, это действительно очень сложный случай. Критерием оценки в таких случаях, на мой взгляд, является то, существует ли очевидная и непосредственная угроза стабильности и безопасности общества. Сам по себе мухрованский мятеж, конечно, был такой угрозой, но этот мятеж удалось быстро нейтрализовать, а то, что два организатора мятежа где-то скрывались и следовало их арестовать, само по себе не представляло открытой и непосредственной угрозы для общественной безопасности. То есть трудно сказать, что если бы их быстро не арестовали, то они бы организовали какой-то другой мятеж. Поэтому это тот случай, когда у государства не было какой-то неотложной необходимости применять «нестандартные» методы. То есть, тут следовало действовать согласно инструкциям, которые, естественно, не допускают подобных действий.

RFI: Георгий, а какой опыт могла бы перенять Грузия по действиям в экстремальных ситуациях подобного рода?

Георгий Нодия: «В этом и состоит западный опыт: с одной стороны, всегда надо придерживаться каких-то законных норм, но с другой стороны, всегда сохранять здравый смысл. Невозможно принять законы и ввести инструкции, предусматривающие абсолютно все случаи, варианты и возможности, которые может создать сама жизнь. Но всё-таки бывают случаи, когда власти действуют не в полном соответствии с регуляциями. Но если подобное исключение допускается, то это должен быть какой-то из ряда вон выходящий случай, когда очевидно, что альтернативные действия могут привести к очень тяжёлым последствиям. Западная традиция как раз и состоит в том, чтобы, с одной стороны, придерживаться инструкций и закона, но в то же время сохранять здравый смысл.

Мы часто рассматриваем на семинарах для студентов подобные вымышленные случаи: есть тикающая бомба, угрожающая взорвать весь Тбилиси, и единственный способ узнать, где находится бомба – пытать арестованного террориста. Да, пытки запрещены, но если на другой чаше весов судьба целого города, то что делать – приходится нарушать инструкцию. Но это именно особенный и из ряда вон выходящий случай. Однако в случае, о котором мы говорим, когда опасные преступники скрывались, но у них уже не было возможности взорвать город или устроить вооружённый мятеж, то применение подобных методов конечно было неоправданно», – считает политолог.