rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
Кавказский дневник
rss itunes

Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России

Роза Мальсагова

Для дагестанских чиновников выдался один из самых тяжелых понедельников. Верхний эшелон власти Махачкалы напоминает растревоженный улей. Такого поворота событий здесь никто не ждал. На кону не просто кресло и деньги.

Пресс-секретарь экс-главы Дагестана комментирует отставку Магомедсалама Магомедова.

Расул Хайбулаев: Указ президента России подписан. Бывший президент Дагестана Магомедсалам Магомедов переведен на вышестоящею должность в администрацию Кремля. Временно исполняющим обязанности назначен Рамазан Абдулатипов.

RFI: Это стало неожиданностью или все-таки предполагалась отставка господина Магомедова?

Расул Хайбулаев: Я не знаю, предполагалась или нет, но это решение президента России, и Дагестан к нему относится с уважением.

 

Досрочная отставка главы Дагестана Магомедова с формулировкой «по собственному желанию» кажется его ближайшему окружению недоразумением. Более гибкие спешат переориентироваться и готовятся к встрече нового начальника. Фотографии Рамазана Абдулатипова сегодня самый ходовой товар в Дагестане.

Рамазан Абдулатипов указом Президента России назначен и.о. главы Республики Дагестан Y. Mashkov / DR

Начало полемики о возможной отставке Магомедова было положено после публикации в дагестанской газете «Черновик». Хакерская атака выбила из строя систему, и на некоторое время последовал сбой в работе. Но тему уже подхватили блогеры, журналисты, аналитики.

И даже после того, как уже была подтверждена информация о назначении, никто до конца не верил, что это свершилось.

Муртазали Магомедов(пресс-секретарь мэра Махачкалы): Пока, уважаемая, у нас только слухи, а документа, подтверждающего его отставку или назначение, нет. Только слухи. Кто-то выдает желаемое за действительное, а слухи комментировать мы не собираемся.

 

Когда в Ингушетии сняли (тоже « по собственному желанию») Мурата Зязикова, народ танцевал. Дагестанцам не до танцев. На кону не просто кресло и деньги. За десятками нераскрытых убийств священнослужителей, директоров школ, журналистов, бизнесменов стоят свои криминальные группы. Бывший глава или не мог, или не хотел, чтобы убийцы сидели в тюрьме.

О том, какие факторы могли повлиять на столь радикальное решение Кремля, говорит заместитель главного редактора дагестанского издания «Черновик» Майербек Агаев.

Майербек Агаев: Этот вопрос интересует не только нас как журналистов «Черновика», но и оказался настолько неожиданным для Белого дома Дагестана, что люди, которые считали себя близким окружением президента республики, никак не хотели смириться с тем, что мы начали подавать информацию о вероятной скорой отставке главы региона. И здесь пошла такая карусель!

Однозначно сказать, почему центр решил поменять руководство республики, я не берусь. Тому много причин, но это стало неожиданностью абсолютно для всех, как и приход сюда Рамазана Абдулатипова. Как первая информация, так и вторая заслуживают внимания к себе, потому что ни того, ни этого даже в мыслях ни у кого не было - что этот мог в отставку подать, и что тот может занять кресло временно исполняющего обязанности.

RFI: Майербек, а каким политическим силам в Дагестане была выгодна отставка Магомедова?

Майербек Агаев: Дагестан при Магомедове ассоциировался с регионом, который активно привлекает инвестиции и строит туристический кластер. Сюда привлекались громадные деньги.

RFI: Вы говорите об иностранных инвестициях или имеете в виду вложения дагестанских олигархов?

Майербек Агаев: Наши дагестанские магнаты, которые связаны с центром, – это Сулейман Керимов, братья Магомедовы – Зиявудин и Магомед (Смоленский) и Ахмед Билалов - реализовывали туристический кластер, связанный с Каспийским побережьем и горнолыжными курортными зонами. Желающих вложить деньги в Дагестан и реализовать здесь свои проекты как минимум было три человека. И естественно, что они будут требовать свои дивиденды, причем, немалые.

Здесь речь идет не просто о деньгах, им нужно нечто большее чем выигрыш и прибыль от этого. Приход самого Магомедова к креслу связывали с именем Сулеймана Керимова. И естественно, что по прошествии трех лет, он мог просто не увидеть реальной отдачи. Это очень весомая недоработка и, возможно, это сыграло роль.

Не хотелось бы говорить о том, что криминогенная ситуация повлияла на такое решение суда, потому что последние месяцы минимизировались террористические акты, снизилась и сама активность диверсионного подполья по сравнению даже с прошлым годом. Эта версия выглядит чуть менее приоритетной по сравнению с тем, о чем я говорил до этого.

RFI: Скажите, а вот банкротство банка «Экспресс», вкладчиками которого были десятки тысяч дагестанцев, и отставка Магомедова, как-то связаны между собой?

Майербек Агаев: Сама ситуация возле банка «Экспресс» была тоже разыграна. Она не возникла оттого, что у банка вот так закончились деньги. Я полагаю, что первая причина, о которой я говорил – неудовлетворение их желаний и направление работы тех людей, кто реально вкладывался в экономику, в развитие республики, кто вкладывал сюда живые деньги, что эта ситуация, в конечном итоге, начала влиять на банк «Экспресс».

 

Нариман Гаджиев - пока еще министр информационной политики и массовых коммуникаций Дагестана. Человек из команды экс-главы Дагестана svobodanews/DR

 

Нариман Гаджиев – один из самых вменяемых министров экс-главы руководил информационной политикой и массовыми коммуникациями Республики Дагестан.

На момент нашего разговора он уже приводил дела в порядок, чтобы передать их будущему министру в новой команде Абдулатипова. При сложившейся ситуации Гаджиев предпочитает уйти в отставку.

 

Нариман Гаджиев: Главное, что это не отставка, а Магомедсалам Алиевич пошел на повышение и теперь он будет на федеральном уровне реализовывать свою политику, свои видения. Это высокая оценка со стороны президента России его работы и работы его команды. Ну как? Мы рады… Он счел его опыт достаточным, для того, чтобы непосредственно в своей команде его использовать. Откуда я знаю, может, ему именно такие люди нужны и поэтому он ввел его к себе и дал такую высокую должность?

RFI: Нариман, то, что Вы называете повышением, мягко говоря, больше похоже на ссылку.

Нариман Гаджиев: Формально, человек занимает уровень российского вице-премьера. Слов критики не прозвучало. О том, что есть какие-то проблемы, тоже нет. Это повышение! Он знал об этом, и лично ему Владимир Владимирович такое предложение сделал. Как для политика и, в принципе, молодого человека, это более чем престижно, я думаю.

RFI: Сейчас на уровне Государственной Думы принято решение о том, что в республиках Северного Кавказа, что вполне возможно, будут отменены выборы глав региона. Всколыхнут ли прямые выборы войну кланов, особенно в Дагестане, или это выход и для Дагестана, и для Кавказа из тупиковой ситуации, в которой они находятся?

Нариман Гаджиев: Прямые выборы, конечно же, каким-то образом могут негативно сказаться, потому что, я думаю, желающих занять кресло президента будет более чем достаточно. Какая-то точка напряжения, безусловно, будет, но, с другой стороны, человек, прошедший через прямые выборы, является на сто процентов легитимным.

* * * * *

 

При нынешней ситуации в Дагестане кандидатура Рамазана Абдулатипова наиболее подходящая. Абдулатипов устраивает центр как законник федерального уровня, который долгое время находился вне республики, вне процессов дележа власти. Он устраивает и исполнительную, и законодательную власть в Дагестане еще потому, что он назначенец Путина. Будь это даже Кот Матроскин, его примут безропотно. Народу все равно, он - последнее звено во всей этой цепи, и для него неважно, Махмуд это или Рамзан.

И еще одни штрих, не имеющий, казалось бы, к портрету нового главы Дагестана никакого отношения. В ноябре 2012 года на предприятии «Мострансавто» разразился скандал. На место директора предприятия, некоего Саакяна, который находился в больнице на лечении, пришел 27-летний молодой человек. Рабочий кабинет директора Саакяна был вскрыт, а все документы изъяты и переданы новому назначенцу.

Отец новоявленного директора оказался депутатом Государственной Думы России и в разговоре с журналистами обронил, что его сын достаточно взрослый и может самостоятельно прокомментировать свое назначение. Звали отца Рамазан Абдулатипов.