rfi

Сейчас вы слушаете
  • Прямой эфир
  • Веб-радио
  • Последний выпуск новостей
Кавказский дневник
rss itunes

В России журналистов убивают люди из власти

Роза Мальсагова

В Дагестане уже давно никого не удивишь ни спецоперациями, ни расстрелами без суда и следствия, ни переделом зон экономического влияния между криминальными группировками. И никого не пугает ни дикость, ни жестокость шокирующих новостей про то, как спецназовцы для устрашения облили бензином мать с детьми или как оторвали снарядом голову врачу-анестезиологу, которого заподозрили в причастности к боевикам. Просто, к этому уже привыкли, как к данности, в которой республика пребывает на протяжении последних десятка лет.

Прослойка, обезличенная под названием «народ», привыкла к страху перед полицейскими, которые давно ассоциируются больше с преступниками. Привыкла к произволу мелких клерков и vip-чиновников, к насилию над горянками, которые совершают сынки влиятельных сельчан, и череде старцев, заглаживающих несмываемый позор долларовыми купюрами. Милосердие врачей стало выражаться в бизнес-проекте по продаже за полмиллиона новорожденных в соседнюю Чечню. Это реальность, в которой существует Дагестан – родина великого Расула Гамзатова, лучших российских и олимпийских борцов и златокузнецов.

Новостная лента вновь оказалась взорвана сообщением о покушении на журналиста газеты «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиева.

Вечером 11 января неизвестные ждали журналиста около его дома, и как только он вышел из машины, произвели несколько выстрелов в Ахмеднабиева.

На связи со студией главный редактор газеты «Новое дело» Гаджимурад Сагитов.

Гаджимурад Сагитов: Для нас это не является, к сожалению, чем-то новым. Мы всегда боялись, что не сегодня-завтра подобное может случиться и с ним, и с рядом других журналистов нашего издания. Это не нормальная ситуация, это - ожидаемая ситуация. К счастью, он сам не пострадал и находится на работе в бодром духе.

Основная специальность Ахмеднабиева очень далека от журналистики. Он – врач-кардиолог, а работа в редакции газеты «Новое дело» в свободное от лечебной практики время – это вопрос позиции человека, которому не все равно, что происходит с его народом. О подробностях нападения нашим слушателям рассказывает сам журналист.

 

Ахмеднаби Ахмеднабиев DR

Ахмеднаби Ахмеднабиев: Я поздно выехал из редакции и где-то в 20:50 подъехал к дому. Я вышел из машины, открыл калитку, и в это время мое внимание привлекла черная тонированная «девятка» с приподнятыми стеклами. У меня был включен дальний свет, и у них тоже. Видимо они наблюдали за мной и хотели убедиться – я это или не я. Но я был не в той одежде, в которой обычно, а в другой.

Неожиданно машина резко подала вперед и остановилась напротив меня с пробуксовками и на больших оборотах. Я подумал – «кто тут балуется»? В это время раздались выстрелы. Времени не было долго рассуждать, и где-то, на уровне подсознания, возникла мысль о покушении.

Я резко заскочил в калитку и внутрь гаража, и в это время выстрелы раздались и в калитку. Я там хорошо просматривался. Эти выстрелы были не на уровне головы, а где-то на уровне живота и ног. Такой цели, чтобы убить меня там не было, а если бы была, то целились бы выше.

Имя Ахмеднаби Ахмеднабиева фигурировало в «расстрельном списке», который появился в Махачкале в 2009 году. Анонимные авторы обещали убивать журналистов, адвокатов и оппозиционеров в качестве мести за убитых силовиков. Ахмеднабиев тогда обратился в прокуратуру за защитой.

Ахмеднаби Ахмеднабиев: Я поехал в ФСБ и там у них стоит огромный сейф, куда бросали письма. Меня встретили, сказали, что примут меры, велели написать заявление и закинуть заявление в сейф. Проходит день, второй, третий… неделя – никакой реакции нет. На пятнадцатый день ко мне приходят какие-то молодые люди и говорят, что никак не могут найти мое заявление.
- Как не можете найти?
- Не знаем, куда-то затерялось.
- Смеетесь? Хорошо, вот вам второе заявление. - Что с этим заявлением, не знаю, с той поры все концы затерялись.

Значившийся в том пресловутом списке Хаджимурад Камалов – учредитель и главный редактор газеты «Черновик» - был убит чуть более года назад рядом с офисом газеты. Дело было взято под контроль и Следственным Комитетом прокуратуры России, и главой республики. Камалова хоронила вся республика, но и убийца, и заказчики на свободе и сегодня. Двое других журналистов, Надира Исаева и Наталья Крайнова, вынуждены были покинуть, одна - страну, другая - республику. Говорит главный редактор газеты «Новое дело».

Главный редактор газеты "Новое дело" Гаджимурад Сагитов не верит, что власть желает защищать журналистов DR

Гаджимурад Сагитов: Из моего только села, откуда я выходец, убито четыре журналиста – Хаджимурад Камалов (учредитель газеты «Черновик» - ред.), Абашилов (директор ГТРК «Дагестан» 58-летний Гаджи Абашилов убит в марте 2008 года - ред.), Малик, (корреспондент республиканской газеты "Истина" Малик Ахмедилов убит в августе 2009 - ред.), Загид Варисов (политолог и журналист Магомед-Загид Варисов убит в июле 2005 год – ред.).

Ни одно дело не раскрыто и, если даже назвать какие-то имена, журналистское сообщество этому не верит. Был случай, когда нашего журналиста милиционеры избили. Они взяли человека с аккредитацией на митинге, который, не нарушая никакие законы, делал фотосъемку. Его избили, отобрали фотоаппарат и флэшку, потом ее вернули нам в районном отделении милиции. Так можно же было по этой цепочке пойти и найти того, кто у него отобрал эту флэшку и применил в отношении него электрошокер.

К сожалению, мы не можем полагаться на защиту государства, так как государство само не может себя защитить сегодня в Дагестане. Если говорить о милиционерах как о части этой системы государства, так они себя не могут защитить. Как могут, тем более, нас защитить, когда они недолюбливают нас за ту правду, которую мы пишем о государстве.

Дело о покушении на журналиста вновь взято под контроль главой республики Магомедсалам Магомедовым. Но будут ли расследовать это дело, когда нити ведут к самим властным структурам?

Ахмеднаби Ахмеднабиев: Есть версии, есть догадки, но у нас была предварительная договоренность с представителями правоохранительных органов, что я не буду их озвучивать. Эти версии имеют прямое отношение к властным структурам Дагестана. Речь идет об одном из глав муниципальных районов Дагестана.

RFI: Это касается тех материалов, которые Вы публиковали?

Ахмеднаби Ахмеднабиев: Естественно. Там речь не о каких-то неприязненных отношениях, а, в первую очередь, именно о моих материалах.
Я обратился в прокуратуру, что на меня было покушение, и с немым удивлением узнал, что, оказывается, ход делу дали не по моему заявлению, а по факту «причинения вреда личному имуществу». То, что я рассказал им, и то, что в этой справке – это небо и земля. По их версии оказывается, что я оставил машину около дома, зашел в дом, услышал выстрелы и, когда выбежал, нашел следы выстрелов на своей машине. Я боюсь, что и это дело останется нераскрытым.

По большому счету, проблема же не во мне. Я не хочу персонифицировать каких-то определенных лиц во властных структурах, но проблема Дагестана, в видении власти, в наличии свободных средств массовой информации. Средств массовой информации в таком формате, как «Черновик» или «Новое дело», нет ни в одном регионе Северного Кавказа и, по-моему, даже в России нет. А наши власти считают, что это большая проблема и хотят переформатировать информационное пространство по типу той же Чечни или той же Кабардино-Балкарии.

Власть считает, что обстановку в Дагестане дестабилизируют средства массовой информации! Неоднократно, из уст первых лиц на солидных пресс-конференциях и собраниях звучало, что «у нас есть неправильные СМИ, которые идут против генеральной линии партии». И когда все время озвучиваются такие версии, то много что может происходить, и видна косвенная заинтересованность власти в том, чтобы весь этот беспредел продолжался. Убили Хаджимурада Камалова, и при нем шла речь о том, что не те СМИ имеются в Дагестане. И сейчас говорят в том же русле: – «не те средства массовой информации, они не то показывают, они не то говорят, они не то пишут»!

14 января в Махачкале состоялась пресс-конференция, посвященная безопасности журналистов. Инициаторами созыва мероприятия стали Союз журналистов России, Союз журналистов Дагестана и Интернет-СМИ «Кавказский узел».

Главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов покушение на журналиста Ахмеднабиева воспринимает как личный вызов себе и коллегам по перу.

Главный редактор "Кавказского узла" Георгий Шведов http://www.kavkaz-uzel.ru/DR

Григорий Шведов: На Кавказе есть традиция, которая хорошо искореняется на территории Чеченской республики. Эта традиция, которая подразумевает личную ответственность за покушение, за убийство. Я хочу сказать, что такие действия, как покушения на убийства, повлекут за собой неминуемую расплату.

«Кавказский узел» - это не бандитская группировка и мы не собираемся в ответ разбираться теми же методами с людьми, которые участвуют в заказе или исполнении подобных преступлений. Но надо понимать, что кто бы он ни был – глава района или «оборотень в погонах» - расплата за такие действия будет неминуема. Может быть, на это уйдут годы, но мы не забудем те действия, которые совершаются этими людьми – исполнители ли они или заказчики.
 

Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России